Меню
  • USD 77.40
  • EUR 92.14
  • BRENT 63.05

Белоруссия: у польских агентов влияния наступают тяжелые времена

Иллюстрация: iz.ru

В Белоруссии борьба с противниками политического режима Александра Лукашенко постепенно стала выходить на новый уровень. Власти республики, фактически подавив внутреннее оппозиционное движение, приступили к планомерному искоренению в стране агентов иностранного влияния.

Как заявлял ранее белорусский лидер, особую опасность для стабильности страны представляет Польша, которая стремится не просто дестабилизировать обстановку внутри республики, но и захватить западные области Белоруссии. Поэтому совершенно неудивительно, что новым объектом внимания официального Минска стала польская диаспора и все, кто так или иначе с ней связаны.

Нынешняя реакция белорусских властей на деятельность Польши в республике имеет простое объяснение. За последние годы Варшава, пользуясь определенным попустительством официального Минска, продолжала укреплять свое влияние в Белоруссии, особенно в ее западных областях. Представители польской диаспоры, которые тесно связаны с властями Польши, перестали ощущать на себе пристальное внимание со стороны правоохранительных органов республики и постепенно перешли к открытой пропаганде польской идеологии в стране. Вплоть до президентских выборов, состоявшихся 9 августа 2020 года, власти Белоруссии старались не нагнетать обстановку, рассчитывая на благоразумность Варшавы и помня о важности торгово-экономического сотрудничества между странами. Однако непризнание Польшей легитимности Лукашенко, а также поддержка с ее стороны белорусской оппозиции и помощь в координации протестов вынудили официальный Минск пересмотреть свое отношение.

На дипломатическом уровне ухудшение отношений выразилось в отзыве из Белоруссии в октябре прошлого года польского посла Артура Михальского и, соответственно, отъезде белорусского представителя из Варшавы. Однако на этом конфликт не закончился, а в Минске решили заняться бежавшими из страны и осевшими в Польше оппозиционерами. Речь в данном случае идет о популярном белорусском блогере Степане Путило и его команде. Созданные им телеграм-каналы Nехта и NEXTA Live («HEXTA Live»), а также всевозможные их клоны стали главным драйвером протестов в республике летом — осенью прошлого года. При этом сам Путило никогда и не скрывал, что работает при поддержке польского правительства и спецслужб.

Из-за явно деструктивной направленности данные телеграм-каналы еще в октябре были признаны в Белоруссии экстремистскими, а Путило и его коллега Роман Протасевич были обвинены по ряду уголовных дел (организация массовых беспорядков и групповых действий, нарушающих общественный порядок, разжигание межнациональной и социальной вражды и пр.) и поданы в международный розыск. Кроме того, КГБ внес их в перечень лиц, причастных к террористической деятельности. В ноябре Генпрокуратура Белоруссии даже обратилась в Минюст Польши с просьбой о заключении их под стражу и выдаче для привлечения к уголовной ответственности. Ни тогда, ни после того, как в феврале 2021 года Минск отправил в польскую столицу документы на экстрадицию Путило и Протасевича, из Варшавы ответа не последовало.

Степан Путило и Роман Протасевич. Иллюстрация: openmedia.io

Позиция Польши в отношении бежавших из Белоруссии граждан была и остаётся вполне понятной, и ожидать экстрадиции противников Лукашенко официальному Минску не имеет смысла. Особенно на фоне того, что Евросоюз в полном составе стал на сторону белорусской оппозиции, которая сегодня обосновалась по большей части именно в Польше и частично в Литве. Поэтому неудивительно, что в сложившихся обстоятельствах Варшава продолжила поощрять попытки раскачивания ситуации в соседней республике, используя в своих интересах не только белорусских диссидентов, но и тех, кто остался в Белоруссии. В первую очередь речь идет о польской диаспоре, значительная часть которой настроена негативно к режиму Лукашенко и прислушивается к тому, что ей говорят из Польши.

Первым звоночком стал отказ еще в августе прошлого года впускать в Белоруссию главу белорусских католиков Тадеуша Кондрусевича. Тогда Александр Лукашенко недвусмысленно назвал его агентом Польши в республике. После долгих споров, а также участия в конфликте Ватикана Кондрусевич c разрешения белорусского лидера все же вернулся на родину, однако сложил с себя полномочия главы Римско-католической церкви в республике.

В дальнейшем ситуация ненадолго стабилизировалась. Минск и Варшава периодически обменивались взаимными упреками, но не шли на открытый конфликт: Польша обвиняла белорусские власти в нарушении всех прав и свобод человека, а Белоруссия в ответ требовала не вмешиваться во внутренние дела страны. Однако в конце февраля все резко изменилось, а официальный Минск решил перейти в наступление.

Очередной скандал, который потряс белорусско-польские отношения, разразился в связи с прошедшим 28 февраля в Бресте мероприятием, посвященным «дню проклятых солдат», с участием представителей связанных с Польшей неправительственных и молодежных организаций. Белорусские власти и раньше напоминали Варшаве о том, что не приветствуют героизацию преступников, которые были повинны в гибели мирных граждан в годы Второй мировой войны. При этом польская сторона прежде старалась быть дипломатична в своих спорах с Минском, хотя внутри самой Польши полным ходом шел пересмотр истории.

Необходимо напомнить, что еще в 2011 году в Польше был установлен Национальный день памяти «отверженных солдат», который отмечается 1 марта. Речь идет об участниках антисоветского подполья второй половины 1940-х годов. Среди тех, кого поляки чтят в этот день, есть солдаты отряда Ромуальда Райса по кличке Бурый. Его отряд занимался бандитизмом на территории Восточной Польши и Западной Белоруссии, а зимой 1946 года сжег пять деревень возле Бельска Подляского, где большинство населения были православными белорусами. В 1948 году Бурый был арестован и через год повешен. В 1995 году в Польше заявили, что Райс якобы «боролся за независимое существование польского государства», но через десять лет Институт национальной памяти признал, что действия банды Бурого «имели признаки геноцида» по отношению к православным белорусам. Несмотря на это, в 2015 году данное решение было отменено и Райс попал в число тех, кого официально чествуют 1 марта. Кроме того, личность Бурого стала объектом героизации для польских праворадикалов, которые с 2016 года проводят в польской Гайновке марши «проклятых солдат» в знак уважения к памяти бандита. Подобные акции всегда вызывали негативную реакцию в Белоруссии, однако только в нынешнем году она вышла за предел дипломатических отношений.

27 февраля 2021 года МИД Белоруссии в очередной раз осудил намерения провести «акцию памяти» в Гайновке. Белорусские власти, которые на протяжении последних месяцев прямо заявляют о недопущении героизации нацистских преступников и пропаганды их деятельности, недвусмысленно дали понять польской стороне, что будут пресекать любые попытки подобных действий у себя. Однако Варшава, а вместе с ней и часть польской диаспоры в Белоруссии полностью проигнорировали данное предупреждение. На следующий день в Бресте в польской социальной школе скаутов имени Ромуальда Траугутта, которая относится к Брестскому форуму польских локальных инициатив, прошло чествование «отверженных солдат». Его организатором стала основатель «Польской школы» Анна Панишева, которая позже заявила, что подобные акции происходят ежегодно и нет ничего особенно в том, чтобы рассказать молодежи о том, как коммунисты расстреливали «борцов за независимость Польши». На мероприятии побывал и глава генконсульства Польши в Бресте Ежи Тимофеюк, что было расценено в Минске как явно недружественный шаг. В итоге Белоруссия со скандалом выслала из страны несколько польских дипломатов, после чего Варшава ответила зеркальными мерами.

Анна Панишева, Ежи Тимофеюк и брестские скауты. Иллюстрация: media-polesye.by

На этом конфликт вполне мог быть исчерпан, как это происходило и ранее. Однако в Белоруссии, по всей видимости, решили действовать жестче и последовательнее. После высылки дипломатов прокуратура Бреста возбудила уголовное дело по факту героизации военных преступников. 11 марта силовики задержали одного из соучредителей «Польской школы» Александра Н., а 12 марта и ее директора Анну Панишеву. Кроме того, прокуратура Брестской области потребовала от облисполкома усилить контроль за деятельностью всех организаций, оказывающих культурно-образовательные услуги, а позже и вовсе предъявила иск о ликвидации «Польской школы».

Параллельно силовики занялись и другими польскими образовательными центрами. 16 марта проверка прокуратуры пришла в польскую школу имени Стефана Батория («Баторувку») в Гродно, работающую при незарегистрированном в республике «Союзе поляков Белоруссии» (СПБ). Аналогичные проверки прошли в помещениях других подразделений союза и домах его активистов по всей стране, в том числе в отделениях Польской общественной школы в Бресте, Барановичах, Ляховичах и Волковыске. Позже произошло и вовсе знаменательное событие — 24 марта главе СПБ Анжелике Борисза организацию традиционного фестиваля ремесел в Гродно «Казюки-2021» дали 15 суток ареста. В этот же день был задержан член правления «Союза поляков Белоруссии» журналист Анджей Почобут, который известен в оппозиционной среде как один из открытых агентов польского влияния в Белоруссии. Через день Генпрокуратура возбудила уголовное дело и против самого СПБ, вдруг вспомнив все, чем занималась данная организация последние годы и выдвинув против ряда ее членов крайне серьезные обвинения.

«Указанные граждане, позиционируя себя членами вышеуказанного союза, с 2018 года по настоящее время на территории города Гродно и других населенных пунктов области с привлечением несовершеннолетних организовали и провели ряд незаконных массовых мероприятий по чествованию участников антисоветских бандформирований, действовавших во время и после Великой Отечественной войны, совершавших грабежи, убийства мирного населения Белоруссии, уничтожение имущества», — заявили в Генпрокуратуре.

Претензии к Союзу поляков у белорусских властей существовали на протяжении десятилетий. Еще в 2005 году при непосредственном участии государственных органов удалось разделить данную организацию на два союза, один из которых был зарегистрирован и полностью попал под контроль властей, а второй встал в оппозицию Лукашенко и контролировался из Варшавы. Официальный Минск всегда воспринимал незарегистрированный СПБ как агентов польского влияния в стране, однако серьезных обвинений ее членам не предъявлял. Периодические суды и штрафы не имели серьёзных последний, а обвинения никогда не звучали угрожающе, хотя мероприятия СПБ не меняют своей идеологической окраски уже долгие годы. И если бы Варшава не продемонстрировала свою открою враждебность к Александру Лукашенко, нынешнего скандала, по всей видимости, тоже не было бы.

Параллельно с арестами, проверками и прочим в западных областях Белоруссии началась активная идеологическая кампания. Не случайно туда были отправлены проявившие особую преданность Лукашенко бывший глава Минздрава Владимир Караник (стал председателем Гродненского облисполкома) и экс-глава МВД Юрий Караев (является помощником — инспектором по Гродненской области). Именно им было поручено навести на западе страны порядок, с чем они пока справляются. Например, 23 марта в Гродно произошел инцидент, который с подачи Караника быстро подхватили все государственные СМИ, в очередной раз указав оппозиции и Польше на попытки переписать историю и героизировать нацистских преступников.

Речь идет о выставке в Центре городской жизни, где была размещена художественная выставка Алеся Пушкина, на которой был представлен портрет некого Евгения Жихаря. Данного персонажа националисты называют «бойцом антисоветского послевоенного подполья» на западе Витебской области. Однако на деле речь идет о персонаже, который еще во время немецкой оккупации, летом 1944-го, прошел обучение в спецподразделении абвера (военная разведка и контрразведка гитлеровской Германии), после чего был заброшен в Полоцкую область. С 1946 года он возглавил отряд из бывших коллаборационистов, который в течение 9 лет совершал нападения на представителей Советской власти, а также совершал различные диверсии, в том числе и на железной дороге.

По сути, речь идет о еще одном бандите, которого вполне открыто пытаются героизировать представители националистически настроенной белорусской оппозиции. Выставка была закрыта, а 26 марта в отношении художника Алеся Пушкина и организатора мероприятия Павла Можейко было возбуждено уголовное дело по ч. 3 ст. 130 УК (разжигание расовой, национальной, религиозной либо иной социальной вражды или розни). Примечательно, что Можейко, который является журналистом телеканала «Белсат», который долгие годы занимается польской пропагандой в Белоруссии и настроен враждебно не только к режиму Лукашенко, но и России, был задержан, а художника после допроса отпустили.

Портрет Евгения Жихаря. Иллюстрация: hrodna.life

Развернувшаяся в последние месяцы борьба официального Минска с агентами польского влияния в республике не случайна. Белорусские власти обоснованно считают Польшу главным координатором протестов и одним из инициаторов дестабилизации обстановки в стране. При этом в качестве основной опоры для своей деятельности в западных регионах Белоруссии Варшава видит польскую диаспору и связанные с ней организации. Остальные связи между Польшей и белорусской оппозицией, оставшейся в республике, в настоящее время либо разрушены, либо недостаточно сильны, чтобы через них пытаться раскачать ситуацию.

Поэтому в Минске только ждали официального повода, чтобы начать контрнаступление. Это несомненно ухудшит белорусско-польские отношения, однако властям Белоруссии сегодня просто необходимо избавить страну от иностранных агентов влияния, чтобы удержать обстановку под контролем. Это означает, что в ближайшем будущем поддерживающую оппозицию польскую диаспору в Белоруссии ждут тяжелые времена и вполне можно ожидать ее массовой миграции в Польшу.

Правда, вряд ли в Варшаве будут рады такому развитию ситуации. Польские политики, как заявил 25 марта маршал Сената Томаш Гродзки, «как защитники польской диаспоры во всем мире», лишь готовятся «встать на защиту поляков, которые подвергались резким длительным репрессиям». Но ничего более серьезного, кроме громких заявлений или персональных санкций к белорусским чиновникам, в польской столице не предпринимают. Это может означать, что в Варшаве не заинтересованы в миграции своих агентов влияния, которые должны оставаться в Белоруссии при любой ситуации и быть не только опорными точками польской идеологии, но и главными раздражителями для белорусских властей.

По всей видимости, именно так в Варшаве видят свою роль в поддержании «стремления Белоруссии к свободе», что ни к чему хорошему в обозримом будущем для белорусско-польских отношений не приведет.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2021/03/27/belorussiya-u-polskih-agentov-vliyaniya-nastupayut-tyazhelye-vremena
Опубликовано 27 марта 2021 в 10:59
Все новости
Загрузить ещё
Facebook