Меню
  • USD 73.64
  • EUR 83.30
  • BRENT 70.47 +0.68%

Линдерман: Лукашенко — не Янукович, и нахрапом его свергнуть не удалось

Владимир Линдерман. Иллюстрация: Facebook.

Собеседник EADaily— известный оппозиционный политический активист, публицист и правозащитник из Латвии Владимир Линдерман. В ходе новой беседы с нашим порталом он размышляет о политической ситуации в Белоруссии, о дальнейших перспективах этой страны, а также о нынешнем положении в Латвии, о том, что творится в этом государстве на политическом и общественном уровне.

— Как вы на данный момент оцениваете ситуацию в Белоруссии? Удалось ли Лукашенко справиться с «майданом»? Досидит ли он в своем кресле до конца года?

— Я не даю прогнозов. Я лишь проговариваю очевидные вещи, которые люди не замечают — как раз таки из-за огромного количества прогнозов, версий, теорий, что ежедневно вбрасываются в информационное пространство. Изначально было очевидно, что Александр Лукашенко — не Виктор Янукович и нахрапом его свергнуть нельзя. Он не из тех, кто легко отказывается от власти. Что и подтвердилось. Так же очевидно, что, в отличие от Украины, в Белоруссии нет буйных олигархов, готовых взять на себя финансирование переворота. И политических структур — не отдельных людей, а именно структур, — кипящих от ненависти к России и «москалям», готовых к насильственным действиям, тоже нет. Наконец, опять же в отличие от Украины, у коллективного Запада на данный момент нет плана решить судьбу Белоруссии без участия России, в обход РФ. Да, Польша вроде старается, но одной Польши мало. Поэтому судьба Белоруссии будет решаться через договоренности России и Запада. Эти договоренности, конечно, будут корректироваться и коварно нарушаться, но это обычное дело в политике.

— Так какая судьба, по-вашему, ждёт страну?

— Белоруссию будут трансформировать из авторитарного государства в президентско-парламентскую республику. Поскольку займутся этим, скорее всего, люди из Москвы, то и результат их деятельности будет похож на политическое устройство Российской Федерации. А именно: большие полномочия у президента, крупная фракция партии власти в парламенте. Но политическое представительство получат и «западники», и те, кто настаивает на более активной интеграции с Россией. Иначе говоря, после многих лет управления в ручном режиме в Белоруссию вернется политика. Общий баланс будет пророссийский, то есть партия власти плюс сторонники воссоединения/интеграции с РФ составят большинство. Хотя какие-то неожиданные повороты возможны. Персональная судьба Лукашенко будет зависеть от того, сможет ли он сам приспособиться к такой системе управления государством. С одной стороны, он привык править единолично, с другой — ради сохранения власти может согласиться с новыми правилами игры. И даже хорошо их освоить. Ну а если не сможет, его «уйдут». Это что касается обозримого будущего. Как пойдёт дальше — пока не разглядеть, десятки новых факторов могут вмешаться.

— Почему Латвия так бескомпромиссно выступила на стороне противников Лукашенко? Не разумнее было бы отмолчаться, чтобы потом попытаться урвать себе часть белорусского транзита, который Лукашенко уводит из Клайпеды?

— У правящего класса Латвии есть более надежный, чем транзит, источник финансовых поступлений: русофобия. Пока длится холодная война между Западом и Россией, коллективный Запад не бросит маленького, но гордого союзника умирать в нищете. Сумма, которую Латвия получит в ближайшие годы из европейских фондов, достаточна велика. Поддержку латвийскими властями белорусской оппозиции надо понимать именно в таком, антироссийском контексте. Что плохо для России, хорошо для Латвии, — примерно так, если схематично.

— Латвийские официозные СМИ рапортуют о белорусских бизнесменах, которые готовы променять «тираническую Беларусь» на «свободную Латвию». На ваш взгляд, удастся ли Латвии и в самом деле переманить себе большое количество белорусских фирм?

— Пока речь идёт о семнадцати белорусских компаниях, с перспективой создания в Латвии около 1 000 рабочих мест. Более половины этих компаний принадлежат IT-сектору. Микроскопически мало с точки зрения экономики, но ведь это делается как политический жест. У меня есть хороший товарищ, айтишник, который работает в Минске. По его словам, 90% его коллег настроены против Лукашенко, многие из них хотят покинуть Белоруссию. Но Латвия в этом, условно говоря, конкурсе на новое место обитания имеет низкий рейтинг. Одна из причин — отсутствие школьного образования на русском языке. Важный мотив для тех, у кого есть дети школьного и дошкольного возраста.

— В Риге сейчас один за другим проходят митинги протеста — протестуют крестьяне, арендаторы квартир, спортсмены, работники творческих профессий. Почему эти митинги так кучно пошли именно сейчас?

— Думаю, всплеск общественной активности связан с пандемией и мерами правительства по борьбе с ней. У людей накопились недовольство и энергия. Но вряд ли это брожение имеет какую-то долгосрочную политическую перспективу.

— Довольно большой резонанс получил митинг, устроенный недавно независимым депутатом Сейма Алдисом Гобземсом. Как вы оцениваете возможность того, что Гобземс создаст новую партию, в рамках которой объединятся русские и латыши? Будут ли перспективы у такой партии?

Гобземс воспользовался ситуацией, заявил, что не будет носить «намордник» (маску) и сделал ещё ряд популистских заявлений. Мне он напомнил памятного жителям Латвии Юрия Журавлева в начале его политической деятельности. Тот тоже пытался выехать на голом популизме. Какой-то кратковременный успех такая тактика может принести, но не более того.

— Как вы оцениваете дальнейшие перспективы главной латвийской оппозиционной партии «Согласие» после её недавнего громкого поражения в Риге? Недавно они исключили из рядов одного из самых ярких своих политиков — Вячеслава Домбровского. Сможет ли ещё «Согласие» подняться, или ему в дальнейшем суждено окончательное угасание?

— Прогнозы Домбровского о скорой смерти «Согласия» сильно преувеличены и мотивированы его личной обидой и амбициями. То, что он и другой депутат Сейма, Любовь Швецова, покинули партию, на популярности «Согласия» отразится незначительно. Если уж говорить о роли личности, то по-настоящему партию может обрушить только разрыв между «двумя У» — Янисом Урбановичем и Нилом Ушаковым. Внешних признаков такого разрыва я не наблюдаю. Вы употребили верное слово — «угасание». Да, угасание происходит. Актив «Согласия» состоит из карьеристов. Из людей, которые видят в партии инструмент для реализации своих личных целей. Но пути такой реализации радикально сократились, практически исчезли. Рижская дума? В обозримом будущем «Согласию» уже не вернуться к власти в столице. Разве что в составе многопартийной коалиции, на правах младшего партнера. Это совсем не то, что у них было раньше. Сейм? Обречены сидеть в оппозиции. Остается пара самоуправлений в Латгалии плюс Европарламент, но это очень узкий коридор, шанс для немногих. Поэтому актив начнет искать другие варианты. Уходить в другие партии и создавать новые.

— Что происходит с уголовным делом, заведенным на вас, которое этой весной закрыли, а летом снова открыли? Ведётся ли по нему какая-либо процессуальная деятельность?

— Моё уголовное дело никак не двигается. Никаких процессуальных действий, по крайней мере с моим участием, не происходит. Могу предполагать, что Служба госбезопасности заказала новую лингвистическую экспертизу в надежде, что та найдет какой-то криминал в моих высказываниях. А может, просто тянут время, чтобы подольше продержать меня, что называется, в подвешенном состоянии.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2020/10/26/linderman-lukashenko-ne-yanukovich-i-nahrapom-ego-svergnut-ne-udalos
Опубликовано 26 октября 2020 в 10:30
Все новости

02.12.2021

Загрузить ещё
Опрос
Что вы думаете о названии «QR-код»?
Результаты опросов
Актуальные сюжеты
Одноклассники