Меню
  • USD 73.65
  • EUR 86.96
  • BRENT 73.97

Образец сотрудничества и добрососедства: к 20-летию договора России с Китаем

Владимир Путин и Цзян Цзэминь после подписания Договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве. Иллюстрация: Сергей Величкин и Владимир Родионов/ТАСС/"Профиль»

16 июля 2001 года президент Владимир Путин и председатель Цзян Цзэминь подписали одно из самых важных международных соглашений в постсоветской истории России — Договор о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве с КНР. Многие содержащиеся в этом документе формулировки — настоящие шедевры дипломатического мастерства.

Это тем более удивительно и заслуживает восхищения, если учесть, что работа над договором шла в период, когда российская государственность была крайне ослаблена, а Китай уже наращивал мощь рекордными темпами. И тем не менее, хотя у КНР и были более выгодные переговорные позиции, договор получился равноправным, пишет в журнале «Профиль» замдиректора Центра комплексных европейских и международных исследований (ЦКЕМИ) НИУ ВШЭ Василий Кашин.

Едва ли не главным достижением российских дипломатов стало включение в текст документа упоминания отсутствия у сторон взаимных территориальных претензий (статья 6). Вкупе с ратификацией Дополнительного соглашения о российско-китайской границе в ее Восточной части от 2005 года это позволило навсегда прекратить разговоры на эту тему, лишив их юридических оснований.

Договор также содержит замечательно полные взаимные гарантии безопасности. Россия и КНР впервые взяли на себя обязательства не заключать с третьими странами соглашения, наносящие ущерб друг другу, и не участвовать в направленных друг против друга союзах. Стороны также договорились не допускать использования своих территорий третьими государствами в ущерб партнеру. Более того, Россия и Китай обязаны «не допускать создания и деятельности» на своей территории организаций и групп, наносящих ущерб суверенитету и территориальной целостности другой стороны.

Договор запрещает Москве и Пекину применять друг против друга ядерное оружие первыми и даже нацеливать его друг на друга. Примечательно, что, если КНР с 1964 года придерживается одностороннего обязательства в принципе первой не использовать ядерное оружие, Россия отказалась от аналогичного обязательства СССР, сохраняя его только в отношении Китая.

Стороны обязуются не применять друг против друга «экономические и иные способы давления». Таким образом, две страны в соответствии с соглашением не имеют права вводить друг против друга санкции — крайне важная гарантия в современном мире.

В договоре содержатся обязательства обеспечивать транспарентность в военных вопросах на границе и развивать военное сотрудничество. Статья 9 договора теоретически может предусматривать и возможность совместных военных шагов, если Россия или Китай станет жертвой агрессии. В этом случае Москва и Пекин «незамедлительно вступают в контакт друг с другом и проводят консультации в целях устранения возникшей угрозы». Таким образом, хотя Россия и Китай из раза в раз публично заявляют о том, что не намерены заключать союз, фактически они давно уже имеют соглашение, позволяющее им действовать как союзники при возникновении угрозы для одной из сторон.

Договор с Россией стал в известной степени модельным для соглашений КНР с рядом соседних стран. Аналогичный договор с многолетним ближайшим партнером КНР, Пакистаном, был подписан в 2005-м. В 2007—2009 годах по сходной модели были заключены договоры с Киргизией, Таджикистаном и Казахстаном. Система договоров ограничивает возможности их участников по военно-политическому взаимодействию с третьими странами, требуя учитывать интересы партнера. Она также требует бороться на своей территории с сепаратистскими группами, действующими против партнера по договору, что особенно важно для Пекина, учитывая проблему сепаратизма в Синьцзян-Уйгурском автономном районе. С другой стороны, для соседей КНР с учетом быстрого роста ее мощи и усиления националистических настроений в китайском обществе было важно, как и в свое время для России, побыстрее закрыть территориальные вопросы с Пекином и зафиксировать равноправный и взаимовыгодный формат отношений.

Взаимные военные гарантии безопасности имеют принципиальное значение прежде всего для России и Китая, учитывая печальный для обеих стран опыт холодной войны. Военное противостояние вдоль самой протяженной в мире сухопутной границы фактически разорило СССР и КНР. Численность войск советского Дальневосточного военного округа в конце 1980-х составляла 370 тысяч человек, Забайкальского — 260 тысяч, Сибирского — еще 80 тысяч. С учетом членов семей и гражданских служащих речь шла, вероятно, о содержании более чем миллиона человек в экстремальном климате, их обеспечении инфраструктурой и техникой при колоссальных расходах на транспорт, энергоснабжение и отопление.

С другой стороны, Китай, опасаясь конфликта с Советским Союзом, не только содержал в 1960—1970-е годы пятимиллионную армию, но и произвел крайне затратное рассредоточение промышленных мощностей, что на годы серьезно снизило качество его экономического роста. Предприятия «третьей линии» во внутренних районах страны создавались с использованием персонала и оборудования старых промышленных предприятий Северо-Востока с огромными трудностями и затратами.

Постепенная нормализация отношений с СССР и начавшееся в середине 1980-х быстрое сокращение военных расходов стали залогом успеха китайских реформ.

И в Москве, и в Пекине прекрасно понимают, что возобновление военного противостояния будет иметь катастрофические последствия для обеих стран, поскольку с неизбежностью потребует колоссальных ресурсов. России и Китаю выгоднее принять дополнительный комплекс политических обязательств и ограничений, чем допустить хотя бы гипотетическую возможность возвращения к противостоянию.

Помимо взаимных обязательств в сфере безопасности договор содержит и пункты, касающиеся направлений развития сотрудничества России и КНР, но они сформулированы в самом общем виде.

За 20 лет российско-китайские отношения прошли большой путь, и незадолго до автоматического продления договора, состоявшегося в 2021 году, стали поговаривать, что документ может быть модифицирован. Однако в конечном счете Москва и Пекин решили оставить этот основополагающий для их отношений документ без изменений.

Вместо этого к двадцатилетию договора было принято совместное заявление Владимира Путина и Си Цзиньпина. В нем вновь фиксируется окончательное отсутствие территориальной проблемы, российско-китайские отношения были охарактеризованы не как союз, но как нечто «превосходящее такую форму межгосударственного взаимодействия».

В «военном» разделе декларации прямо говорится о намерении увеличить количество и масштаб совместных военных учений, при том что уже сейчас Россия и Китай проводят в год по несколько сухопутных, воздушных и морских маневров с тысячами участников. Предполагается также расширять сотрудничество в сфере подготовки военных кадров и налаживать прямые связи между командованиями военных округов и видов вооруженных сил.

Совместные военные учения России и Китая «Морское взаимодействие — 2015». Иллюстрация: Xiong Libing/Xinhua/ZUMA/TASS

В декларации сказано, что стороны намерены координировать усилия в сфере нераспространения и контроля над вооружениями, включая реагирование на возможное развертывание США ракет средней дальности в Европе и Азии. Интересно, что ранее в американских публикациях неоднократно высказывались надежды на то, что тематика ракет средней дальности может быть использована для подрыва доверия между Россией и Китаем. Предполагалось, что у двух стран в этой сфере разные интересы, учитывая наличие у КНР гигантского арсенала ракет средней дальности и их отсутствие у России.

Москва продолжает настаивать, что она не является участником инициативы «Пояс и Путь» — вместо этого в декларации подчеркнуто намерение параллельно и скоординированно развивать китайскую инициативу и российский проект Большого Евразийского партнерства.

Декларация также содержит весьма детальное изложение взглядов России и КНР на важнейшие вопросы глобального управления и региональные проблемы. При этом в ней неоднократно подчеркнуто намерение сторон сверять позиции по этим вопросам на самых разных уровнях и по каналам различных государственных ведомств. Таким образом, Россия и Китай наращивают свои многолетние усилия по повышению оперативной совместимости войск, развивают военно-техническое сотрудничество, а также координируют политику практически по каждой отдельно взятой крупной международной проблеме.

Каждый год дипломаты двух стран проводят несколько десятков (по крайней мере, так было до пандемии) межмидовских консультаций. Ежегодно проводится одно крупное военно-морское учение, одно стратегическое командно-штабное учение, учение сил внутренней безопасности, раз в один-два года — военное учение в рамках Шанхайской организации сотрудничества.

Между основными госструктурами двух стран, начиная с администрации российского президента и канцелярии ЦК Компартии Китая и заканчивая отдельными министерствами и государственными агентствами, установлены прямые и многолетние связи. Проводятся регулярные консультации по стратегическим вопросам по линии Совета безопасности и Генеральных штабов.

Договор 2001 года стал отправной точкой в строительстве этих весьма своеобразных отношений, участники которых избегают произносить слово «союз», но затрудняются порой сами определить, что же такое им удалось построить. Однако не в дефинициях и ярлыках дело, в конце концов, «не важно, какого цвета кошка, если она ловит мышей». Эти отношения имеют ключевое значение для обеспечения безопасности России и Китая, усиливают их позиции на международной арене и позволяют постепенно наращивать масштабы экономического сотрудничества. Остальное не имеет значения.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2021/07/16/obrazec-sotrudnichestva-i-dobrososedstva-k-20-letiyu-dogovora-rossii-s-kitaem
Опубликовано 16 июля 2021 в 11:28
Все новости

26.07.2021

Загрузить ещё
Актуальные сюжеты
ВКонтакте