• USD 62.37 +0.74
  • EUR 75.92 +0.53
  • BRENT 73.62 +0.53%

Суд по делу белорусских публицистов, день 14

Фото: Кристина Мельникова/EADaily.

В Минске 9 января продолжился суд над пророссийскими публицистами Сергеем Шиптенко, Юрием Павловцом и Дмитрием Алимкиным. Напомним, в своих статьях для российских СМИ они жёстко критиковали наметившееся сближение белорусских властей с Западом в ущерб интеграции с Россией, а также их заигрывание с радикальным национализмом. За это их обвиняют в «разжигании национальной розни, осуществлённом группой лиц», что подразумевает приговор в виде 5−12 лет реального тюремного срока. Помимо этого, Павловцу и Шиптенко инкриминируется «незаконное предпринимательство», под которым, как выяснилось, подразумевается получение гонораров за написание авторских статей. Корреспондент EADaily продолжает вести онлайн-трансляцию из зала суда.

Онлайн-трансляции предыдущих заседаний:
18 декабря 19 декабря 20 декабря 21 декабря 22 декабря 26 декабря 27 декабря 28 декабря 29 декабря 3 января 4 января 8 января

Трансляцию вела Кристина Мельникова

16:00 — Заседание суда на сегодня окончено. Продолжение — завтра, 10 января, в 10:00.

15:59 — Алимкину сделали замечание из-за того, что он что-то говорил во время выступления Шиптенко. Шиптенко по этому поводу предположил, что Алимкин травмирован этим процессом, и что тюрьма на него плохо действует.

15:56 — Сергей Шиптенко начинает комментировать свою переписку с «неустановленными лицами». «У меня на столе ещё были чеки из универсама „Славянский“. Может быть, они бы тоже имели доказательную силу», — заявляет он. Он говорит, что следствие просто констатирует факт переписки, и чеки могли бы в таком же случае быть такой же доказательной базой.

15:48 — Павловец даёт пояснения по своей работе на этом сайте. «Там (в таблице, в которой Павловец отмечал свои публикации, и которая была обнаружена у него при обыске — EADaily) около десяти сайтов. Почему-то все зациклились на „Регнуме“. Я не знаю, почему. „Регнум“ не является основным агентством, с которым я сотрудничал» (Павловец). Судью интересовал вопрос, есть ли в таблице статьи для сайта «Вместе с Россией». Павловец ответил утвердительно.

15:46 — Судья снова уточняет, все ли статьи для сайта «Вместе с Россией» писались по договору. Он серьезно отнёсся к этому вопросу, судя по реакции.

15:35 — «Мы будем рассматривать почтовый ящик?» — спрашивает судья. «Высокий суд, только если вы считаете, что я виновен по 233 статье (незаконное предпринимательство — EADaily). Если считаете, что не виновен, то не надо», — отвечает Павловец. Судья соглашается с защитой, что нужно изучить почту Павловца на предмет разграничения денежных поступлений, равно как и почту Сергея Шиптенко, чтобы проанализировать переводы для публикации в журнале «Новая экономика». Судья также предлагает адвокату Кристине Марчук помочь прокурору разобраться с почтовыми ящиками."Если вы Павловца отпустите, то помогу", — отвечает Марчук. Она также отмечает перед этим, что изучением почты должно было заниматься следствие.

15:32 — Напомним, в декабре 2016 года посол РФ в Белоруссии Александр Суриков фактически одобрил арест пророссийских публицистов. Суриков выразил сомнение в том, что арестованные «являются истинными патриотами страны, в которой они живут».

15:27 — Павловца просят прокомментировать сотрудничество с посольством РФ. Он заявил, что писал для сайта «Вместе с Россией», действующего под эгидой посольства. Сайт некоммерческий, но посольство взяло на себя обязательства по денежным вознаграждениям публиковавшихся там авторов. Судья интересуется, как Павловец получал деньги. Он отвечает, что наличными, и это, по его словам, общеизвестный факт. «Ну вам может и известный» (Судья) — «Всем известный, в том числе правоохранительным органам и КГБ» (Павловец). Судья явно проявляет интерес к данному вопросу.

15:23 — Кристина Марчук отмечает, что в одном из писем Павловец переписывается с посольством РФ по поводу актов и договоров о публикации своих статей и оплате гонораров. Марчук обратила внимание суда и прокурора на этот факт, попросив проверить, не потворствует ли посольство России в Белоруссии незаконному предпринимательству.

15:14 — 10 и 11 том быстро закончились — как выяснилось, они содержат почтовую переписку Павловца с 2006 года. Павловец отмечает, что на тот момент никаких переговоров по поводу публикаций ни с заместителем главного редактора агентства «Регнум» Игорем Павловским, ни с кем-либо другим еще не велось.

15:05 — Переписка с почтового ящика Павловца в деле начинается с 2006 года, сообщил прокурор, начиная зачитывать десятый том дела.

15:04 — Судья остановил Павловца и предложил передать слово прокурору. Он обещал, что даст Павловцу возможность позже закончить свое выступление.

15:01 — Он также вспомнил о том, что эксперты не понимают данного термина. В частности, он напомнил, что Иванова в ответ на его вопрос, что такое исторический миф, заявила, что знает, что такое история, и знает, что такое миф.

14:58 — «Пока не придет эксперт, я хочу объяснить вам, что такое исторический миф. Когда мы говорим „портфель заказов“ и „заказной портфель“ — это две разные вещи. Точно так же — когда мы говорим об историческом мифе и мифологизированной истории. Исторический миф — это всего лишь инструмент передачи исторической информации. Как правило, он является идеологизированным. Это может быть инструмент передачи существующей информации, или несушествующей», — сказал Павловец. Он пояснил, что исторический миф не является отрицанием исторических фактов — он связан с их интерпретацией.

14:54 — Согласно экспертизе, в публикации Павловца демонстрируется «негативное — презрительное, глумливо-пренебрежительное отношение автора к белорусам, белорусской истории и белорусскому языку, что проявляется в частности, в утверждении автора о нарушении национальной идентичности белорусов, предполагающей позитивно оцениваемое самоощущение индивидом себя как представителя нации — группы, отличной от остальных групп», то есть, согласно экспертзе, автором «констатируется наличие разных групповых идентичностей — советские «тутэйшыя», «литвины», «национальные нигилисты» и др. вместо полноценной «белорусскости» (зачитанная Павловцом выдержка из экспертизы). «Может быть, для простого уха понятие «национальный нигилизм» является некорректным. Вы часто задаете себе вопрос, почему вы являетесь белорусом? Для многих не важно, почему они являются белорусами, отождествляют себя с белорусами. Это не плохо и не хорошо, я просто констатировал этот факт, но мне почему-то ставят это в вину», — сказал Павловец. Он пояснил, что три группы, которые он выделяет в статье, не являются этническими, а эксперт «пытается впихнуть это как этническую составляющую белорусской нации». Павловец пояснил, что он выделил группы скорее по политическому самосознанию. Он не понимает, для чего эксперт заменил понятия. «Либо это невежество, либо им кто-то сказал «посадить Павловца». Я не знаю, в чем проблема здесь», — сказал публицист. Он также обратил внимание на то, что у него в тексте нет понятия «советские тутэйшие», которое фигурирует в экспертизе.

14:40 — «Для меня страшно и непонятно, почему в Белоруссии за научный дискурс сажают в тюрьму», — говорит Павловец.

14:28 — В экспертизе говорится, что «путем логико-семантического следования» в тексте Павловца «выводится утверждение, что интерес общества к белорусской истории, культуре и языку — это проявление национализма и русофобии». «Я вообще не писал о культуре, у меня не было даже слова „культура“», — отметил Павловец. Он заявил, что экспертиза представляет собой «вольную трактовку и интерпретацию текста экспертами».

14:20 — В одном из пунктов психолого-лингвистического иследования говорится, что «путем логико-семантического следования из утверждения автора о том, что в сфере межличностного общения белорусский язык использовался лишь 1,5 — 2% населения Беларуси, выводится утверждение, что белорусский язык является фактически мертвым» (из статьи Павловца «Как конструировалась белорусская идентичность»). «Я вчера спрашивал у Андреевой, какой язык может считаться мертвым. Она ответила, что это язык, на котором никто не говорит. Я спросил, может ли язык считаться мертвым, если на нем говорит хотя бы два человека. Она сказала „нет, но я знаю к чему вы клоните“» (Павловец). Он также отметил, что в своих статьях он нигде не называет белорусский язык «фактически мертвым», а выводы экспертов — это очередная фальсификация и подлог. «На мой взгляд — это абсолютный подлог и некое субъективное мнение» (Павловец).

14:06 — Судебное заседание возобновилось. Юрий Павловец продолжает комментировать содержание экспертизы.

Фото: Кристина Мельникова/EADaily.

12:56 — Объявлен перерыв до 14:00.

12:51 — В экспертизе говорится, что «со ссылкой на данные переписи населения 1999 г. автор сообщает, что в сфере межличностного общения белорусский язык использовался лишь 1,5 — 2% населения Белоруссии», а затем следует вырванный кусок из контекста, где говорится, что по итогам переписи 1999 г. 73% белорусов назвали белорусский язык в качестве родного. Здесь, по словам Павловца, идет описание процесса превращения белорусского языка в признак самоидентификации. Причем ранее о том, что белорусский язык является признаком самоидентификации, писали, по словам Павловца, и сами авторы экспертизы. То есть они обвиняют его в том же, что утверждали сами.

12:43 — Павловец объясняет суду, что существуют разные трактовки понятия «нация». К примеру, в западной науке принято понимать нацию как согражданство, и её доминирующее на сегодняшний день определение — «народ плюс гражданство». А «господа эксперты», по его словам, подменяют термины, поскольку не понимают их.

12:41 — Павловец продолжает зачитывать экспертизу, где говорится, что «автор сообщает, что до начала перестройки понятие „белорус“ не было связано с понятием нации, а использовалось лишь в отношении жителей БССР». А в качестве примера приводится вырванная из его текста фраза: «Конечно, понятие „белорус“ существовало как некий отличительный признак тех, кто проживал в БССР…» «В моей статье нет слова „нация“, я им не оперирую» — подчеркнул Павловец.

12:33 — В экспертизе говорится дословно, что Павловец пишет об «„изгнании“ русского языка с улиц, транспорта („…изменение табличек с названиями улиц, транслитерация станций метро с белорусского языка…“)» При этом в скобках — оригинальный текст, а в кавычках — домыслы экспертов.

12:29 — Павловец заявил, что возмущение вызывают фальсификации, которые встречаются практически на каждой странице экспертизы. Он говорит, что не писал об «изгнании языка», и этой фразы у него не было, а в экспертизе она есть. «Господа эксперты подменяли тезисы, они не следуют причинно-следственным связям».

12:21 — Павловец также процитировал сообщение одного из белорусских СМИ об увольнении Льва Криштаповича, в котором говорилось, что Белоруссия «очищается от российской пятой колонны».

12:15 — Павловец напомнил суду, что ему ставили в вину то, что он указал на увольнение пророссийски настроенных людей со своих должностей. «Тот же Геращенко (свидетель на суде, бывший белорусский госчиновник — EADaily) подтвердил, что был уволен из-за своей позиции, связанной с белорусским языком, насколько я помню», — сказал он.

12:13 — Павловец привёл цитаты из ряда научных работ, авторы которых приходят к выводам, аналогичным тем, которые содержатся в его трилогии «Как конструировалась белорусская идентичность».

12:09 — Павловец комментирует замечание Андреевой о том, что термин «общерусский» означает «имеющий отношение к России», в то время как на самом деле это значит «имеющий общерусское происхождение».

12:07 — Заседание возобновилось. Павловец продолжает свои пояснения по экспертизе.

11:53 — Объявлен десятиминутный перерыв.

11:48 — Павловец продолжает комментировать экспертизу, подготовленную Гатальской, Андреевой и Кирдун. «Используемая в экспертизе фраза „конструирование истории“ является неадекватной. Историю конструировать невозможно, она либо есть, либо ее нет. Конструировать можно историографию».

11:44 — Павловец прочитал цитату из статьи Гатальской (психолога, усмотревшего в его статье о белорусской идентичности «признаки экстремизма»), где она сама утвержает, что в РБ существуют проблемы, связанные с идентичностью.

11:38 — «Сравнивать человека с Геббельсом можно, а писать о каких-то негативных процессах в Белоруссии — это уголовно наказуемо?» — отмечает Павловец в своём выступлении (с Геббельсом арестованных авторов ранее сравнил журналист издания Администрации президента Белоруссии «Советская Белоруссия», из-за чего Павловец подал иск о защите чести и достоинства — EADaily).

11:34 — «Каким образом белорусская экспертиза может общаться с российской экспертизой, если у них такие разные взгляды?» — задался вопросом Павловец. Он имеет в виду то, что ни Ольга Кукушкина, на методике которой якобы основывалась психолого-лингвистическая экспертиза его текстов, ни Елена Галяшина, имя которой накануне упоминала Андреева, не нашли признаков экстремизма в его статье.

11:29 — «В моих текстах осутствуют, а экспертами не были приведены доказательства негативной оценки и тем более констатации неполноценности какой бы то ни было группы» (Павловец).

11:27 — «В экспертизе есть фраза о том, что критика властей РБ является критикой национальности, хотя накануне Андреева несколько раз повторила, что белорусские власти рассматриваются экспертами как предмет речи. Получается, что у нас с вами разжигается вражда в отношении предмета речи. Не могу объяснить это логически» (Павловец).

11:25 — «У меня отсутствует деление на группы „свои“ и „чужие“. Эксперты сами говорят, что у меня нет деления на своих и чужих, но при этом пытаются написать это в экспертизе» (Павловец).

11:23 — «В статье отсутствует и обязательный компонент гиперидентичности, который включен в признаки возбуждения вражды и розни. В моей экспертизе о гиперидентичности не велось речи. Если эксперты сами говорят, что там нет гиперидентичности, как они могут находить признаки вражды и розни?» (Павловец)

11:19 — Павловец: «Я начал говорить вчера, что манипуляция — это внедрение фактов, которые позволяют изменить у адресата его целевые установки. Эксперты не указали те установки и цели, которые у адресатов есть в настоящий момент. Так что говорить о попытках манпулирования, не зная, какие установки были у адресата, и кто вообще был адресатом, как минимум непрофессионально». Он также констатирует, что в психолого-лингвистической экспертизе фразы были вырваны не только из контекста, но и из предложения, что привело к подмене понятий и общего смысла.

11:11 — Юрий Павловец: Эксперты, наверное, доказали то, что экспертиза проводилась людьми, которые не имеют достаточной квалификации и специальных познаний в анализируемых ими областях.

11:08 — Шиптенко обратил внимание на то, что в протоколе допроса журналиста издания «Наша Нива» Горбацевича фигурируют формулировки, аналогичные тем, что использовались в психолого-лингвистической экспертизе (по логике, появившейся позже допроса свидетеля), как будто показания давались на основе этой экспертизы, а не на основе статей.

10:53 — Сергей Шиптенко прокомментировал протокол обыска, в котором фигурировали ленточки в цвет российского флага, отметив, что если бы он хотел разжигать рознь с Россией, то не хранил бы эти ленточки. «Не логично было бы коммунисту хранить свастики, а фашисту — флаг с серпом и молотом», — сказал он. Напомним, что в экспертизах, где найдены признаки разжигания, говорилось о разжигании вражды между народами России и Белоруссии. В частности, глава экспертной комиссии Елена Иванова на допросе заявляла о том, что факт замены Георгиевской ленты в Белоруссии, констатируемый публицистами, был способен вызвать негативные чувства у жителей России.

10:43 — Мария Игнатенко взяла слово. Она отметила, что в обвинении есть противоречие — либо подсудимым вменяется «незаконная предпринимательсткая деятельность», либо говорится об отсутствии аккредитации при наличии трудового договора с редакцией. Но в этом случае речь не может идти о предпринимательской деятельности. Также выступила адвокат Кристина Марчук, заявив, что в обвинении по экономической статье изначально отсутствовал состав преступления, и речь идёт о том, что по ней обвиняются заведомо невиновные люди.

10:24 — У Андреевой, как выяснилось, было диагностировано ещё и «обморочное состояние».

10:21 — Прокурор перешёл к зачитыванию очередного, девятого по счёту тома уголовного дела (напомним, всего их 21).

10:19 — Адвокат Мария Игнатенко уточняет, в какое точно время у Андреевой приключился криз. «Мы видели и Кирдун, и Андрееву не отличающихся визуально по состоянию здоровья от нормы», — заявила она. В свою очередь, судья объявил, что допрос Аллы Кирдун будет проведён завтра.

10:17 — Заседание началось с объявления о том, что госэксперт Алеся Андреева, с утра присутствовавшая в здании суда, заболела. Судья сообщает, что она принесла справку о том, что у неё гипертонический криз. Напомним, вчера больной была объявлена ещё один автор государственной экспертизы текстов обвиняемых публицистов — Алла Кирдун.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2018/01/09/sud-po-delu-belorusskih-publicistov-den-14
Опубликовано 9 января 2018 в 10:22
Все новости

25.04.2018

Загрузить ещё
Аналитика
ВКонтакте
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами