• USD 66.41 +0.15
  • EUR 78.06 +0.02
  • BRENT 78.77

Суд над пророссийскими публицистами в Минске, онлайн-трансляция 4 дня

Фото: Кристина Мельникова/EADaily.

В Минске 21 декабря продолжился суд над пророссийскими публицистами Сергеем Шиптенко, Юрием Павловцом и Дмитрием Алимкиным. Напомним, в своих статьях для российских СМИ они жёстко критиковали наметившееся сближение белорусских властей с Западом в ущерб интеграции с Россией, а также их заигрывание с радикальным национализмом. За это их обвиняют в «разжигании национальной розни, осуществлённом группой лиц», что подразумевает приговор в виде 5−12 лет реального тюремного срока. Помимо этого, Павловцу и Шиптенко инкриминируется «незаконное предпринимательство», под которым, как выяснилось, подразумевается получение гонораров за написание авторских статей. Корреспондент EADaily продолжает вести онлайн-трансляцию из зала суда.

Онлайн-трансляции предыдущих заседаний:
18 декабря 19 декабря 20 декабря

Трансляцию вела Кристина Мельникова

16.30 — Обвиняемый интересуется, как эксперты умудрились за один день подготовить экспертизу. Павловец не успел прокомментировать свои тексты, сделав общие замечания по экспертизе, — объявляется перерыв до 10 часов утра.

16.25 — Юрий Павловец отмечает, что у него есть аналитика в статье, а «не негативная, либо какая-то иная оценка». Причем эксперт Иванова, как отметил Павловец, не уточняет что такое «негативная», а что такое «положительная оценка».

16.20 — Павловец недоумевает, почему хотя экспертизу проводили те же эксперты, они убрали семь статей, то есть не усмотрели там экстремизма? Хотя ранее те же люди нашли в них экстремизм. «Редкостный маразм называть „мифом“ историю», — отметил Павловец. Эксперты не понимают, по его словам, что такое исторический миф. «Я нигде не писал, что противопоставляются интересы России и Белоруссии, о чем говорится в экспертизе. По-моему, ни в одной из 10 изначально вменяемых мне публикаций нет слова „интерес“», — говорит он.

16.15 — Павловцу предлагают прокомментировать свои статьи. Он отмечает, что ему есть что сказать, в том числе о библиотекаре, которая проводила экспертизы. Он предложил дать пояснения завтра, чтобы не прерывать выступление. Он предлагает дать пояснение по экспертизе.
Павловец обратил внимание суда и гособвинителя, что большая часть выводов экспертов была в итоге внесена в комплексную психологическую лингвистическая экспертизу.

15:48 — Прокурор зачитывает текст статьи «Как конструировалась белорусская идентичность», опубликованной на сайте агентства Regnum.

15:35 — Напомним, EADaily ранее приводило выдержки из первой госэкспертизы статей, приписываемых авторству Павловца. «Тексты Павла Юринцева относятся к особому виду воздействующего дискурса, считающегося не столько областью убеждения, сколько областью внушения и манипуляций», — утверждают авторы заключения.

15:27 — Зачитываются выдержки из текстов Павловца. «Так это же просто факты», — комментируют в зале.

15:23 — Зачитывает заключения республиканской комиссии, признавшей статьи экстремистскими.

15:15 — Прокурор переходит к зачитыванию третьего тома дела, посвященного Юрию Павловцу.

15:14 — «Дмитрий пишет „привет“, Юрий пишет „привет“. Что доказывают эти фразы?» — недоумевает Шиптенко. Ему непонятно, зачем прокурор оглашает подобные «доказательства».

15:06 — У Шиптенко возникли вопросы. По его словам, Баранчик указывает в одной из переписок с Алимкиным на ряд сайтов — «Белорусский партизан» и naviny.by. Он спрашивает Алимкина, зачем они это обсуждают. Алимкин отватил, что они с Баранчиком часто просто общались на разные темы.

14:43 — Прокурор зачитал заключение, согласно которому изъятые пули непригодны к использованию и, следовательно, не являются боеприпасами.

14:42 — Алимкин также не понимает, зачем изъяли находившийся в квартире Коран. «Что, следователи считают Коран экстремистской литературой? Я передаю привет мусульманам всего мира!» (Алимкин).

14:38 — Замечание Дмитрия Алимкина: я не понимаю, зачем изъяли чеки о коммунальных платежах. Он напомнил, что при обыске у него нашли небоевые патроны. По его словам, правоохранители пытались в стреляную гильзу от нагана вставить пулю от автомата Калашникова, чтобы обвинить его в хранении боеприпасов. (Алимкин).

14:34 — Адвокат Кристина Марчук высказывает замечание по экспертизе статей Алимкина. Нет ссылок на методики, не указано обоснование, почему эксперт пришла к таким выводам. Автор экспертизы Иванова является библиотекарем и имеет крайне опосредованное отношение к тематике экстремизма.

14:31 — Прокурор перечисляет изъятые «вещественные доказательства», в том числе обнаруженные мобильные телефоны, модемы, карты памяти, военный билет, фрагмент бумажки с рукописным текстом, кассовый чек, а также чеки переводов Western Union от Баранчика.

14:26 — Прокурор продолжает перечисление доказательств по делу Алимкина.

14:20 — Вопрос от судьи о переводе $ 700 от Зотова. «Это было очень давно, и я не помню достоверно, что был такой перевод».

14:19 — Григорий просит суд изменить брату меру пресечения. «Содержание под стражей наносит вред личной жизни Сергея, он не может общаться с семьёй, участвовать в воспитании сына».

14:16 — Характеристика: «Я рад, что у меня такой брат, я горжусь им. У меня отец украинец, мать белоруска, у нас многонациональная семья. Прочитав статьи брата, я не нашел там разжигания розни, экстремизма и призывов к противоправным действиям. Хотелось бы, чтобы при рассмотрении данного дела привлекли экспертов не только белорусских, но и зарубежных, а также общественные организации».

14:14 — «Приходили ли вам переводы из-за границы?» — «Я не помню такого факта».

14:13 — «Знакомы ли с Зотовым?» — «Не знаком».

14:12 — Прокурор спрашивает, готовил ли Сергей материалы для СМИ. — «Достоверно не знаю». — «Сотрудничал ли с Regnum и EADaily?» — «Мне стало известно об этом после задержания».

14:09 — На допрос вызвали младшего брата Сергея Шиптенко Григория. Он согласился давать показания и сообщил суду о своём намерении сделать заявление.

Фото: Кристина Мельникова/EADaily.

14:03 — Сергей Шиптенко сообщил EADaily, что сегодня у него бутерброд с прекрасной белорусской говядиной, которой нет в Москве.
А завтра будет вареная колбаса :)))))))))))))))))))))

12:53 — В заседании суда объявлен перерыв.

12:49 — Судья: «Зотов полностью рассчитался с вами?» — «Полностью». — «А с сыном вашим?» -«Не знаю, я не вмешиваюсь в дела сына».

12:46 — Прокурор просит перейти к характеристикам. «Я считаю, что у меня благополучный сын. Произошедшее вызывает недоумение и не укладывается в голове» (Любовь Шиптенко).

▼ читать продолжение новости ▼

12:42 — «Устанавливалась ли периодичность возврата долга?» — «Периодичности не устанавливалось. Когда мог — высылал».

12:41 — «Ваш сын одалживал Зотову?» — «Я что-то об этом слышала. Предполагаю, что, возможно, он и одалживал, но потом недостаточно было, и ещё можно и у меня одолжить».

12:37 — «Письмо сохранилось?» — «Нет, долг мне вернули». «Оговаривались ли сроки возврата?» — «Оговаривались. Он сказал, что в течение двух лет отдаст».

12:33 — Прокурор: «Знаете ли Зотова?» — «Володю Зотова и его маму я знаю давно. Заканчивая Киевский технологический институт, я попала на практику в Москву. Там я и познакомилась с мамой Зотова, мы ходили с ней в театры, она много помогала мне. Подружились мы с ней надолго, и до сих пор поддерживаем дружескую связь. Володю я знала заочно, но он как-то приехал в Минск, и Сергей нас познакомил. Спустя какое-то время в начале 2014 Володя обратился к нам и сказал, что ему необходима на его личные нужды некая сумма около 5000 долларов, и он привез письмо от мамы, где она ручалась, что если сын не погасит долг, то она его погасит сама. С ней мы общались по телефону».

12:31 — Она соглашается дать показания. По её словам, ей неизвестно, работал ли её сын где-нибудь, кроме журнала «Новая экономика».

12:28 — Продолжается допрос свидетелей. Суд вызвал мать Сергея Шиптенко Любовь Александровну.

12:26 — Судья: «В этом виде было отправлено?» — «Видимо, так оно и было написано. Но это было найдено в моем личном компьютере, а в своем личном компьютере я могу писать всё что угодно».

12:21 — Во время зачитывания статьи Алимкина о «мягкой белорусизации» из-зало доносится «всё так и есть».

12:18 — «Ваши статьи?» — спрашивает судья. «Нет. это статьи «Регнума» (Алимкин).

12:15 — Прокурор перешёл к зачитыванию экспертизы очередной статьи Алимкина.

12:04 — «Никогда не считал деньги в чужих карманах. Тяжело с непривычки» (ответ Алимкина Баранчику, зачитанный прокурором).

12:02 — Алимкин взял слово. «Вопрос был ранее, давали ли мне задание. Один раз было задание написать о белорусских чиновниках и их собственности. Я отказался от написания, не ответив на это письмо».

11:56 — «Из переписки также видно, что под этим псевдонимом (Алла Бронь — EADaily) публиковались не только мои статьи» (Алимкин).

11:56 — «Как видно из переписки, материальной заинтересованности у меня не было. Я часто писал бесплатно» (Алимкин).

11:55 — Судья задал Алимкину вопрос, о чём переписка. «Я отправляю свои соображения и спрашиваю, подойдут ли они для опубликования на «Регнуме» (Алимкин).

11:53 — Прокурор заявил, что с почты, по версии следствия принадлежащей Алимкину, отправлялись письма с вложенными файлами (интересное доказательство вины — EADaily).

11:42 — Из переписки становится понятно, что Алимкин готов публиковать статьи даже без гонораров.

11:39 — Подробно зачитывает переписку Алимкина по электронной почте с Юрием Баранчиком.

11:37 — Прокурор перешёл к документам — откуда, когда, кому и с какой почты были отправлены сообщения.

11:34 — Прокурор зачитывает статью Алимкина о детских садах в Белоруссии. Судья спрашивает автора, какую мысль тот пытался донести до аудитории. По словам Алимкина, в статью внесены правки, но основная мысль изложена верно.

11:23 — «Статья может развить взаимное недоверие между людьми русской и белоруской национальности» (Прокурор зачитывает экспертизу. Речь идёт о статье, где автор опасается повторения украинского сценария в Белоруссии).

Фото: Кристина Мельникова/EADaily.

11:15 — Зачитывает заключения госэкспертов по поводу статьи Дмитрия Алимкина «Белоруссия уходит из Русского мира исподтишка, с учётом украинского опыта».

11:13 — Прокурор перешёл к доказательствам по первому делу — ч.3 ст. 130 (разжигание розни в составе группы лиц).

11:12 — Судья в удовлетворении ходатайства отказал. В зале прошёл ропот возмущения.

11:07 — Адвокат Павловца полностью поддерживает ходатайство. По её словам, люди второй год находятся под стражей, и к инициаторам данного дела накопились вопросы. Она также выразила недоумение по поводу того, почему в качестве свидетеля был вызван написавший на арестованных заявление Денис Рабенок, а Ананич вызывать не стали. Защита обратила внимание на то, что Ананич обратилась в комиссию при Мининформе, и эта комиссия буквально за один день провела исследование немалого количества приписываемых арестованных статей, хотя по закону на это даётся до 30дней. «У нас сложилось впечатление, что в сутках не 24, а 48 часов. Такими темпами люди работают, что можно только позавидовать» (Адвокат). Защитник Алимкина также поддержал ходатайство.

11:05 — «Уголовно-правовой конфликт в жизни моего подзащитного начался именно с Матусевича, а у остальных — с Ананич. Она также высказывалась в публичной плоскости, зачастую искажая факты. Полагаю, что судебное следствие не может быть окончено без допросов людей, стоящих у истоков этого процесса» (Адвокат).

11:03 — Прокурор: не вижу необходимости и прошу оставить ходатайство без удовлетворения. Адвокат Шиптенко в ответ заявила, что защита будет настаивать на вызове данных лиц «У нас есть масса вопросов технического и концептуального толка» (Адвокат).

11:00 — «Посредством госинформагентства БелТА Ананич была распространена информация, где указывались фамилии подсудимых. Ананич могла знать о политической подоплёке возникновения данного уголовного дела, и она может сообщить важную информацию о работе Мининформа. Те же показания может дать и Матусевич, который являлся не только замом Ананич, но и руководителем экспертной комиссии. Его подписи стоят под документами Мининформа и экспертными заключениями положенными в основу возбуждения уголовного дела» (Шиптенко).

10:56 — Адвокат Юрия Павловца Кристина Марчук просит суд рассмотреть ходатайство о приглашении в качестве свидетелей экс-министра информации Лилию Ананич и её экс-зама Владимира Матусевича. Об этом ранее просил Сергей Шиптенко. «Я считаю, что у Лилии Ананич была важная информация, имеющая отношения к причинам и обстоятельствам уголовного дела».

10:55 — После этого она заканчивает своё выступления. Помимо характеристики мужа, Любовь Павловец отказалась давать какие-либо показания.

10:54 — «Очень порядочный человек, патриот своей страны, хороший отец, любящий муж, и я им очень сильно горжусь» (Любовь Павловец о супруге).

10:53 — Адвокат просит дать характеристику Юрия Павловца.

10:52 — Любовь Павловец также заявляет, что незнакома ни с кем из подсудимых, кроме мужа. Она соглашается дать показания.

10:51 — Супруга Сергея Шиптенко также отказалась от дачи показаний. Суд вызывает Любовь Павловец.

10:50 — Ирина в ответ на вопрос судьи заявила, что знакома только со своим супругом Сергеем Шиптенко.

10:48 — Алимкина воспользовалась правом не давать показания против родственника. Вызывают Ирину Шиптенко.

10:48 — Спрашивают, с кем она знакома. Она отвечает, что лично знакома только с мужем, а остальных знает только по из публикациям.

10:47 — Заседание началось, в зал пригласили Инну Алимкину, супругу Дмитрия Алимкина.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2017/12/21/sud-nad-prorossiyskimi-publicistami-v-minske-onlayn-translyaciya-4-dnya
Опубликовано 21 декабря 2017 в 10:49
Все новости

22.09.2018

Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
ВКонтакте
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами