• USD 59.07 -0.08
  • EUR 69.52 -0.37
  • BRENT 51.68

«Особый вид воздействующего дискурса»: почему сидит в тюрьме Юрий Павловец

Юрий Павловец.

24 июля, в понедельник, состоялось второе заседание суда Советского района Минска по иску обозревателя EADaily Юрия Павловца к изданию «Советская Белоруссия» (СБ Беларусь сегодня) и его автору Евгению Кононовичу о защите чести и достоинства. Суд не удовлетворил требования Павловца, придя к выводу о том, что имя истца не опорочено публикацией Кононовича, в которой тот поставил публициста в один ряд с Геббельсом и приписал Павловцу не принадлежащие ему цитаты.

Однако, как сообщила EADaily адвокат Павловца Кристина Марчук, несмотря на позицию суда, вставшего на сторону ответчиков («Советской Белоруссии»), этот гражданский процесс позволил добиться двух немаловажных задач. Во-первых, позицию Юрия Павловца и его семьи удалось донести до СМИ и общества. И, во-вторых, адвокат, наконец, получила доступ к документу, на основании которого Павловца арестовали более полугода назад. Имеется ввиду заключение экспертной комиссии при белорусском Мининформе, согласно которому в статьях Юрия Павловца содержатся «признаки экcтремизма».

«Мы, будучи убежденными в нашей позиции, конечно, с решением суда не согласны. Каких-либо убедительных для нас доводов со стороны ответчиков так и не было приведено. После получения копии мотивировочной части у нас будет 10 дней, чтобы обжаловать решение суда, если мы это посчитаем нужным сделать», — сообщила адвокат Кристина Марчук.

Вся суть доводов ответчиков, как пояснила она, сводилась к тому, что они не разграничивали оскорбление и критику — освещение негативных сторон жизни общества.

«Несмотря на очевидный, на первый взгляд, отрицательный результат, мы все-таки решили ряд немаловажных задач. Прежде всего, благодаря этому процессу, сам Павловец, его супруга, я, как представитель, заявили о категорическом несогласии с ложными, по нашему твердому убеждению, домыслами Кононовича Е.В. посредством открытого суда, а также через СМИ. Вторая очень важная задача, которая была решена — через гражданский процесс я получила доступ к экспертным заключениям, которые стали основанием для возбуждения уголовного дела в отношении Павловца по ст. 130 УК и фактически для заключения его под стражу на столь длительный период. Эти заключения я буквально вымаливала у следователя на протяжении всего следствия, но предоставлены они не были. И вот сейчас в рамках открытого гражданского процесса они были озвучены, и я могу сколь угодно с ними знакомиться и обоснованно их оспаривать. Хотя, к слову сказать, ряд интересных нюансов при производстве экспертиз нами были вычислены и без ознакомления с ними. Сейчас эти выводы подтвердились», — сказала Марчук.

Напомним, Юрий Павловец, как и другие публицисты, был арестован в начале декабря прошлого года, и все это время заключение экспертной комиссии, на основании которого его арестовали, не было доступно ни защите, ни родственниками. Отказ в предоставлении заключений мотивировался со стороны следствия тем, что они являются материалами предварительного расследования и разглашению не подлежат. Даже список статей, в которых эксперты усмотрели признаки экстремизма, долгое время арестованным не предоставляли.

Во время следствия также были назначены экспертизы, призванные подтвердить, либо опровергнуть выводы экспертов, ранее усмотревших признаки экстремизма в статьях арестованных. И совершенно парадоксальным образом проводить эти новые экспертизы следователь доверил тем же людям (Алле Кирдун и Алесе Андреевой), которые являлись авторами первоначальных заключений и которые уже дали свою оценку публикациям. Причем эти первоначальные заключения стали доступны только после того, как были готовы заключения, проводимые в рамках следствия. Это наталкивает на мысль, не были ли и те и другие экспертные заключения написаны под копирку в одно и то же время? По этому поводу родственники публицистов уже обратились в прокуратуру.

Заключения по делу Павловца находятся сейчас в распоряжении редакции EADaily. Первое заключение касается четырех статей автора агентства «Регнум» Николая Радова (следствие считает, что это псевдоним Юрия Павловца) «Как конструировалась белорусская идентичность» (в трёх частях) и «Аппетиты Белоруссии растут: Россия должна платить за cоюзничество».


Директор ГУ «Национальная книжная палата Белоруссии» Елена Иванова, выступавшая экспертом при составлении данного заключения, отмечает, что Радов «заявляет четкую установку о якобы недружественных либо враждебных намерениях и действиях руководства белорусского государства по отношению к России», «пытается навязать свое мнение о якобы иждивенчестве Белоруссии по отношению к России», «в своих оценках Белоруссии и белорусско-российских отношений допускает в том числе высказывания, имеющие откровенно уничижительный характер». В чем конкретно заключается уничижительный характер — не ясно, поскольку в предоставленном следствием заключении отсутствует одна страница (именно в таком виде заключение было передано и суду).

Второе заключение касается публикаций Павла Юринцева (по версии следствия — это еще один псевдоним Павловца) на EADaily и Lenta.ru («Запахло угрозой. Почему в Белоруссии раскручивают тему неонацизма из России» (Lenta.ru), «Чьи интересы защищает Белоруссия на западных рубежах Союзного государства», «Настроиться на военный лад: с чем Лукашенко вернулся из Москвы», «Белорусский госагитпроп повышает градус русофобии», «Очередное Всебелорусское собрание — пир во время чумы» (все — EADaily). Авторы этого заключения — как раз и есть те самые эксперты, которые проводили экспертизу в рамках следствия. Это филологи Алла Кирдун и Алеся Андреева, которая даже не была членом экспертной комиссии при Мининформе на момент проведения экспертиз.

Изложение своей точки зрения эксперты начинают с выводов о том, что перечисленные публикации «являются письменными и, следовательно, подготовленными, что предполагает более высокую степень осознанности, чем в случае устной речи». По мнению экспертов, автор «профессионально владеет навыками построения текста». В документе говорится, что публикации Павла Юринцева посвящены теме отношении России и Белоруссии и, значит, относятся к политическому дискурсу, в основе которого — стремление воздействовать на аудиторию".

«Иными словами, тексты Павла Юринцева относятся к особому виду воздействующего дискурса, считающегося не столько областью убеждения, сколько областью внушения и манипуляций», — говорится в заключении.

По мнению Кирдун и Андреевой, принципиально важным оказывается то, что автор не ограничивается индивидуальной критикой конкретных представителей белорусской власти, а «возводит действия властей в ранг спланированного нанесения вреда партнерским отношениям между Россией и Белоруссией, т. е. имеет место обобщение до уровня социальной группы».

Негативное отношение автора к белорусским властям и проводимой ими политики в отношении России выражено, как отмечают белорусские филологи, через использование негативно-оценочных слов и конструкций. В частности, авторам заключения не понравилось использование публицистом слова «шантаж» в адрес белорусских властей («Минск решил пойти на шантаж»).

Кирдун и Андреева приходят к выводу, что статьи Юринцева могут вызвать у населения России «возмущение и негодование по отношению к властям Белоруссии», а у населения Белоруссии — «неприязнь к лицам, проводящим в России информационную политику в отношении Белоруссии». Они отмечают, что все это может спровоцировать конфликтные ситуации на политической почве.

Кроме того, по мнению авторов заключения, в рассматриваемых статьях «имеется обобщение до уровня Белоруссии как государства в целом и, следовательно, белорусов как национальной общности Республики Беларусь», что позволяет толковать их как «направленные на возбуждение национальной розни».

Таким образом, текст экспертного заключения и его отдельные цитаты даже без их соотношения с содержанием исследуемых филологами статей, скорее, близок к софистическим рассуждениям, нежели к обоснованным научным выводам о том, являются ли конкретные заявления и выражения экстремистскими. На практически любую социально-политическую статью, содержащую оценочное суждение автора, его критическое или негативное мнение, можно при желании написать подобное заключение, признав эту статью экстремистской.

Так, в посвященных внешнеполитической тематике статьях в публицистике нередко используется для обозначения позиций сторон обобщение «Вашингтон», «Штаты», «Москва», «Кремль». Соответственно, у любого «профессионально владеющего навыками построения текста автора» (иными словам публициста), критикующего позицию, к примеру, Вашингтона, США, Москвы, Кремля, критикующего «руководство», «власть», «элиты» какой-либо страны, белорусские эксперты могли бы найти признаки экстремизма, поскольку это можно квалифицировать как «обобщение» до уровня социальной группы или национальности того или иного государства.

Ранее белорусский политик Ольга Карач в комментарии для EADaily сравнивала позицию Кононовича и представителя «Советской Белоруссии» на суде по иску Павловца с общеизвестным анекдотом о рыбке (женщину в очереди или в автобусе назвали рыбкой, а она, руководствуясь собственной логической цепочкой, пришла к выводу, что ее назвали несколько иначе и таким образом оскорбили). Но, по-видимому, этот анекдот вполне справедлив и для описания характера экспертного заключения, из-за которого люди восемь месяцев находятся под арестом.

При этом в Белоруссии вовсе не отрицается право журналиста на свое мнение. Именно к этому праву аппеллировали ответчики на заседании по иску Павловца о защите чести и достоинства. «Мнение автора — это суждение, выражающее оценку какому-либо факту. Оценка не может быть подвергнута проверке с точки зрения соответствия или несоответствия действительности. Она не может быть истинной или ложной, равно как правильной или неправильной, с объективной точки зрения. С оценкой можно согласиться или не согласиться. Из чего следует, что оценочное суждение нельзя опровергнуть… Если Юрию Павловцу предоставляется право в негативной форме высказываться о белорусском языке, его роли на современном этапе развития нашего общества, почему журналисту Кононовичу нельзя высказываться критично о подобных публикациях Павловца?», — цитирует представителя ответчика «Белорусский партизан».

Суд согласился с данной позицией, признав, что журналист (в данном случае это был журналист издания администрации президента Кононович) имеет право на собственную точку зрения, а сделанное Кононовичем в его статье сравнение арестованных авторов с нацистами, по версии суда, «всего лишь мнение, напрямую не относящееся к публикациям истца».

При этом и ответчик, и суд как-то упустили из виду, что Павловец как раз из-за своих оценочных суждений находится под арестом с декабря прошлого года. Получается, что правом на оценочное суждение и собственное мнение в Белоруссии могут пользоваться только избранные журналисты.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2017/07/26/osobyy-vid-vozdeystvuyushchego-diskursa-pochemu-sidit-v-tyurme-yuriy-pavlovec
Опубликовано 26 июля 2017 в 13:42
Все новости

22.08.2017

Загрузить ещё
Facebook
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами