• USD 57.58 +0.03
  • EUR 68.18 -0.04
  • BRENT 58.14

Убить «халифа»: Трампа может спасти только быстрый результат

Дональд Трамп. Фото: dailystar.co.uk

Поимка или физическая ликвидация главаря террористической группировки ДАИШ («Исламское государство», ИГ, ИГИЛ) с 2014 года выступает заветной целью сразу нескольких государств. Среди преследующих Абу Бакра аль-Багдади мировых и региональных держав наибольшие возможности для его нейтрализации у США и России, располагающих соответствующими ресурсами в регионе проведения контртеррористических операций. Более предпочтительными в этом контексте выглядят шансы американских военных, учитывая преимущественное пребывание «халифа» на иракской территории. Здесь, как известно, ВКС России не наносят удары по ИГ. Между тем, обладая фактической «монополией» на обезглавливание ДАИШ, командованию США в регионе не даётся завершающий этап данной миссии.

Число сообщений о получении аль-Багдади «серьёзных ранений» в результате авиаударов ВВС США с начала 2015 года перевалило за добрый десяток. Если бы они находили реальное подтверждение хотя бы через раз, то на приоритетной террористической мишени давно не должно было остаться живого места. В последний раз о ранении аль-Багдади из Пентагона попытались дать сводку на днях, после того как 11 февраля воздушным рейдом американской авиации была накрыта сходка руководства ДАИШ в иракском городе Эль-­Каим. Предполагается, что на военном совете террористов присутствовал сам «халиф». Но достоверных подтверждений тому нет, равно как и оперативным сообщениям западных и ближневосточных изданий с места событий о полученных им «серьёзных ранениях».

Местоположение главаря ДАИШ локализовано в пределах обширного, но в целом хорошо просматриваемого участка территории на стыке Ирака и Сирии. Чаще всего упоминаются два населённых пункта Ирака, где преимущественно находится аль-Багдади. Это города Эль-Баадж и Эль-Каим, оба к западу от Мосула, на дороге от него к «столице халифата» сирийской Ракки.

Информацией о частом пребывании аль-Багдади в Эль-Баадже иракские военные и спецслужбы стали делиться с весны 2015 года. Сразу по нескольким причинам этот населённый пункт оказался удобен для размещения здесь руководства ДАИШ. В городе осталось несколько тысяч жителей (по некоторым оценкам, не более 5000 человек), все хорошо знают друг друга, оперативно выявить «пришельцев» для контрразведки ИГ не составляет никакого труда. Под Эль-Бааджем за три года оккупации прорыта сеть подземных коммуникаций, в которых и обитает аль-Багдади со своим ближайшим окружением. Атакой ударного беспилотника или истребителя-бомбардировщика F-16 поразить «мишень номер один» в подземной части города практически невозможно. Для этого необходимо сверхточное наведение на цель источником в самом Эль-­Баадже.

Операция группы спецназа также чревата. Застать аль-Багдади врасплох в условиях плотной городской застройки, вертолётным рейдом с ближайшей базы подскока, как это было в случае с лидером «Аль-Каиды» 2 мая 2011 года в пакистанском Абботтабаде, у американских коммандос вряд ли получится. Хорошая просматриваемость Эль-Бааджа сверху не даёт никакого преимущества «ликвидационной группе» как в силу наличия сети подземных коммуникаций, так и выставленных террористами нескольких рубежей дозоров на подступах к городу. Эффекта неожиданности в таких условиях добиться сложно. К тому же той самой базы подскока вблизи Эль-Бааджа у американцев, как можно понять, сейчас нет. В своё время, если верить военным источникам, подобный опорный пункт был (до 2008 года). Однако затем он потерял свою привлекательность для ВС США, видимо, с учётом ряда факторов. Это и уязвимость для лобовых атак боевиков ДАИШ, и отсечённость от основных американских баз на западе Ирака, другие проблемы в обороноспособности объекта и военной логистике.

Схожие трудности ожидают наземные команды американского спецназа и боевую авиацию США в иракском Эль-Каиме. Достаточно отметить, что само передвижение аль-Багдади между Эль-Бааджем и Эль-Каимом не фиксируется «всевидяшим оком» средств разведки ВС США в регионе. А они находятся друг от друга на весьма приличном расстоянии, даже по меркам протяжённых пространств на иракском театре военных действий — более 300 км. И не отягощены горным рельефом, лежат, что называется, на ладони. Это наводит на мысль, что два почти идентичных по своим географическим и военно-тактическим параметрам города (правда, с одним существенным исключением — Эль-Каим на порядок более населённый, чем его «собрат), обросли разветвлённой сетью подземных коммуникаций, простирающихся далеко за пределы их административной черты. Времени, людских ресурсов и технологий у ДАИШ для прорытия столь протяжённых коммуникаций было в избытке.

Выманить аль-Багдади наружу, заставить его решиться на длительное пребывание в пути, например, в Ракку, может одно хорошое средство. Это наступление правительственных сил Ирака, после полного освобождения Мосула от террористов, далее на запад, к сирийской границе. Войсковая операция по зачистке последних оплотов ИГ в иракских провинциях Анбар и Найнава, выбивающая террористов обратно в Сирию, откуда они и пришли в начале 2014 года, представляется самым убедительным инструментом вытащить руководство «халифата» из подземелей Эль-­Бааджа и Эль-Каима. Однако для этого нужно прежде всего время, месяцы и даже год-полтора, пока иракский фронт ДАИШ полностью обрушится под натиском войск Багдада, формирований курдской «пешмерга», шиитского ополчения при воздушной и другой поддержке американской коалиции.

На поверку такого запаса времени у США и их союзников в регионе нет. Тем более — у новой американской администрации, которая жаждет громкого и быстрого успеха на Ближнем Востоке, коим, несомненно, станет документально подтверждённая нейтрализация главаря ДАИШ.

У Дональда Трампа и его команды в Белом доме есть масса причин требовать от людей в Пентагоне и Объединённом комитете начальников штабов (ОКНШ) ВС США форсированного решения вопроса с аль-Багдади. Для этого созрела как внутриполитическая мотивация, так и внешняя установка подкрепить позиции США на Ближнем Востоке весомым аргументом.

Ныне американский истеблишмент переживает один из наиболее противоречивых периодов своего пребывания у власти за все последние десятилетия. Ситуация в Вашингтоне пока не достигла критического уровня внутривластных «разборок», но линии разделения проступают весьма отчётливо. Настолько, что даже европейские союзники США открытым текстом делятся своими опасениями в связи с накрывающим сверхдержаву внутренним расколом. По этому поводу, после своего визита в США, на днях весьма недвусмысленно высказалась глава европейской дипломатии Федерика Могерини. Для неё увиденная в США «поляризованность, разделённость и обременённость конфликтами» стала откровением.

На фоне разброда и шатаний, противодействия со стороны судебной власти и ведущих СМИ Трампу просто необходимы «победные сюжеты» в новостной картинке Америки. Сейчас он в заведомо проигрышной ситуации, учитывая степень крайне негативного и даже враждебного отношения к нему со стороны лидеров демократов и рупоров «четвёртой власти». Проигрышная позиция Трампа, уязвимость его команды к различным информационным и политическим «диверсиям» со стороны политических оппонентов наглядно предстала в эпизоде вокруг отставки советника по национальной безопасности Майкла Флинна.

Ликвидация аль-Багдади тем более представляется Трампу важной, возможно, отправной точкой перелома опасных процессов в Вашингтоне (вплоть до инициирования процесса импичмента 45-го президента) с учётом условного «фактора Клинтон». На кульминационном отрезке предвыборной гонки осенью 2016 года окружение Барака Обамы ставило задачей обеспечить своего кандидата колоссальным преимуществом в борьбе с Трампом. Но представить американскому избирателю картинку с уничтоженным главарём ДАИШ не получилось, аль-Багдади в Эль-Баадже или Эль-Каиме не разделил участи Усамы бен Ладена в пакистанском Абботтабаде. Теперь для нового американского лидера дорогого стоит «утереть нос» сразу всем — и Обаме, и Клинтон, и CNN, и массе других своих противников.

Трамп дал поручение новому руководству Пентагона разработать военную стратегию США на контртеррористическом фронте Ближнего Востока. До конца текущего месяца стратегия, которая имеет шансы перерасти в «доктрину Трампа» по борьбе с ДАИШ, должна быть представлена нуждающемуся в быстрых успехах хозяину Белого дома. Напрашивается версия, что одним из ключевых пунктов готовящегося документа, конечно, под грифом «совершенно секретно», станет операция по уничтожению аль-Багдади. Трамп — конкретный человек, стремящийся к чёткому результату. Ликвидация «халифа» именно та конкретика, которую он ценит.

Следует отметить, что Трамп уже определённо познал горечь «ближневосточной пилюли», и теперь не может допустить нового прокола. 29 января американский спецназ, впервые после прихода Трампа в Белый дом, провёл наземную операцию в йеменской провинции Байда. Главной мишенью был лидер группировки «Аль-Каида на Аравийском полуострове» (AQAP) Касим аль-Райми. Однако он ускользнул, да и к тому же затем распространил запись, в которой, как передали западные и ближневосточные издания, «высмеял Трампа».

Достижение конкретного результата в Йемене явно не задалось. Во всяком случае пока. Повторение смазанности итогов спецоперации в случае с аль-Багдади обойдётся Трампу на порядок большими рейтинговыми потерями.

Успех операции «убить халифа» сулит нынешней администрации в Белом доме и военно-политические дивиденды. До сих пор ДАИШ представляла из себя в целом централизованную структуру, устойчивую к внутренним расколам. Несмотря на череду чувствительных поражений в Сирии и Ираке, организация аль-Багдади остаётся притягательной для других джихадистских группировок. Так, совсем недавно «халифу» присягнула «Джунд аль-Акса», воюющая в сирийских провинциях Идлиб и Хама против конкурирующих группировок боевиков-исламистов.

Что будет с ДАИШ после ликвидации аль-Багдади, трудно спрогнозировать с уверенностью. Но более правдоподобным представляется сценарий начала жёсткой борьбы за власть в остающейся самой мощной террористической организации Ближнего Востока, чем версия о её неподверженности центробежным процессам. Другими словами, ДАИШ может столкнуться с расколом изнутри со всеми вытекающими из этого последствиями для своей боеспособности. Примеры «Аль-Каиды» после Усамы бен Ладена или «Талибан» после муллы Омара позволяют рассчитывать именно на такой сценарий.

Важно также указать на один нюанс вокруг затянувшейся истории с физической нейтрализацией главаря ИГ. С приходом Трампа доминирование американского генералитета, руководства ЦРУ при выработке алгоритма поведения на Ближнем Востоке, в особенности в том, что касается борьбы с ДАИШ, получает более рельефное выражение, чем при Обаме. Дипломаты в Госдепартаменте отодвигаются ещё дальше от механизмов принятия решений. Про контакты нового госсекретаря США Рекса Тиллерсона с ближневосточными партнёрами почти не слышно. Зато СМИ буквально «надрывались» в день визита директора ЦРУ Майка Помпео в Турцию.

Очевидно, прагматичный Трамп ожидает результата от военных и спецслужб, в то время как дипломатам суждено «нагонять туман», избегать черновой работы. В ликвидации аль-Багдади смыкаются интересы Трампа, Пентагона, ОКНШ и ЦРУ. Результативность операции поднимет порядком деградировавшую статусность США на Ближнем Востоке, показав, что подобные «проекты» в регионе под силу только им и никому более.

Ближневосточная редакция EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2017/02/17/ubit-halifa-trampu-mozhet-spasti-tolko-bystryy-rezultat
Опубликовано 17 февраля 2017 в 10:53
Все новости

25.09.2017

Загрузить ещё
Аналитика
ВКонтакте
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами