Меню
  • $ 90.95 -0.02
  • 98.91 +0.12
  • BR 90.06 +0.64%

Профессор Ерёмина: ЕАЭС как экономический союз уже вполне состоялся

26—27 мая в Бишкеке прошел Форум Евразийского экономического союза, привлекший немалое внимание. Участники этого мероприятия обсуждали следующие темы: что представляет собой теперь ЕАЭС, к чему идут и чего опасаются члены организации, чего они могут достичь в рамках этого интеграционного объединения? Эти и другие вопросы информационное агентство EADaily обсудило с доктором политических наук, кандидатом исторических наук, профессором факультета международных отношений СПбГУ Натальей Ерёминой.

— Наталья Валерьевна, как сейчас нам следует воспринимать наш большой евразийский интеграционный проект?

—  Евразийская интеграция приобретает особое значение в период, когда мы говорим об изменении конфигурации международного пространства и усилении санкционного давления на Россию и Белоруссию. Формирование любого союза — и, конечно, такого большого интеграционного объединения как ЕАЭС! - в столь сложный период времени остаётся делом весьма непростым. Дело в том, что некоторые его участники (пожалуй, за исключением Белоруссии), стоят на позициях пресловутой «многовекторности». И, на мой взгляд, пока они ещё не понимают точно всех рисков, маячащих перед ними в текущий период времени. Тем не менее, для России ЕАЭС — это сейчас не просто страны стратегического партнерства. Это в принципе стратегия пространственного развития с идеологическим «звучанием».

— И в чём именно заключается это звучание?

— Та же идея Большой Евразии — это не просто экономика, логистика, торговля. Это и самопозиционирование, осознание себя частью большого пространства. Речь идёт об огромных территориях, которые нуждаются в освоении и в стабильном сотрудничестве, основанном на поисках компромисса. К сожалению, «многовекторность» не предполагает настоящего компромисса. Подобная политика скорее означает «подстроиться под всех с учётом своего национального интереса» — и поэтому не принесёт ожидаемой от неё выгоды именно для всех участников сразу. А наша задача заключается в том, чтобы проекты приносили пользу всем участникам. То есть, польза также должна быть интегрированной.

— А как именно можно наладить деятельность ЕАЭС в желательном духе?

— Безусловно, на этот счёт есть много мнений. И, в частности, в рамках круглых столов проекта Института современного государственного развития «Центрально-азиатский вектор евразийской интеграции», который проходит под эгидой Фонда публичной дипломатии имени Горчакова, эксперты подчёркивают экономическую заинтересованность во множественном диалоге с зарубежными партерами и географическую обусловленность такого диалога. Это объективно и очевидно. Однако, с точки зрения экспертной среды России экономическое взаимодействие в условиях санкционных войн и нормативной силы того же ЕС уже давно привязано к политическому диалогу. Однако, привязка экономики, торговли и логистики разных экономических партнеров к политике воспринимается российскими экспертами с большой долей скепсиса. Более того, подобное расценивается, как экономический инструмент влияния на политическую элиту той или иной страны. Вероятно, именно по этой причине Россия большее внимание сейчас сконцентрировала на вопросах безопасности. Особенно с учетом неоднозначных позиций других игроков в Евразии, большая часть которых входит в блок НАТО (мы говорим как о США, так и о странах ЕС, и о Турции). Сама же Россия нынче делает главную ставку на диалог с Китаем — и в рамках освоения евразийского пространства говорит о сопряжении китайской инициативы «Один пояс и один путь» и ЕАЭС.

— И тем не менее — можно ли уже сейчас считать проект ЕАЭС вполне успешным и состоявшимся?

— Да, несомненно. Об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что на него обращают пристальное внимание и воспринимают как конкурента. Очень серьезным выглядит здесь взаимодействие не только с Китаем, но и с Шанхайской организацией сотрудничества — так как именно ШОС имеет неоспоримый авторитет в международной экспертной среде. Ну, и кроме того, мы говорим и о взаимодействии этих проектов с БРИКС, что даёт ещё больший размах интеграционному движению, выводя его за рамки Евразии.

— Почему для нас вообще так важен регион Центральной Азии?

— Как бывало ранее уже неоднократно, в начале нового века Россия всегда оборачивается на Восток. И неизменно убеждается, что её там давно уже ожидают. Это именно те пространства, которые в наибольшей степени способны активизировать интеграционный процесс. В данном случае, наибольший интерес представляют связанные между собой инфраструктурные проекты в сфере энергетики и транспортной логистики. По всей видимости, есть смысл их отчасти синхронизировать с процессами создания единого рынка энергоносителей. Нужно учитывать советский задел инфраструктурной связности и просто развивать его дальше. Сейчас ситуация складывается так, что именно Россия может стать стратегическим партнёром и инвестором в действительно крупнейших логистических проектах. Здесь, конечно, есть риски, которые необходимо просчитать. Но как раз Россия в наибольшей степени сейчас свободна в проектировании новых возможностей в регионе — совместно с коллегами из стран Центральной Азии. Повторю: интерес к таким проектам крайне высокий.

— Можете привести пример какого-либо конкретного такого проекта?

— Ну, вот, например, есть проект прямого пути через Волго-Балт, Волгу, Каспий, канал Каспий — Персидский залив. С учетом хорошего взаимодействия России и Ирана, Ирана с ЕАЭС в целом, Ирана и стран, не входящих в ЕАЭС (прежде всего, с Туркменистаном), этот проект представляет большой интерес для прогресса в большом регионе Евразии. Он как бы «сшивает» Евразию, о которой мы говорим. Кстати, и другие партнеры будут готовы в нём участвовать.

— Что ж, России сейчас нужны крупные проекты…

— Да… И строить дороги и каналы — лучшее вложение инвестиций. Причём помимо больших проектов и идей, надо заниматься и более локальными. Например, прежде всего необходимо чётко сказать бизнесу в государствах ЕАЭС и странах-наблюдателях, как будет проходить торговое сотрудничество с учетом перехода на национальные валюты, какие могут быть риски, как они могут быть компенсированы. Важно поднять вопрос и о «вторичных» санкциях, который также многих беспокоит. То есть, я говорю о конкретных проблемах, которые изнуряют бизнес конкретных стран, не получающий ответа на эти вопросы от своих правительств.

— Какие, по вашему мнению, сейчас перспективы у ЕАЭС — с учётом текущей ситуации?

— Перспективы, на мой взгляд, отличные — тем более с учетом того, что уже сделано в рамках данного содружества. По словам председателя Коллегии Евразийской экономической комиссии Михаила Мясниковича, в 2021 году взаимная торговля в ЕАЭС выросла на 132%. Хорошо работает кооперация в станкостроении, судостроении, автомобилестроении. Объём внешней торговли с третьими странами в прошлом году превысил $ 500 млрд — это исторический максимум за все годы десятилетней работы ЕЭК. Особенно радует, что сейчас наблюдается больший процент роста в отраслях обрабатывающей промышленности. Если в целом ВВП вырос на 4,4% к уровню 2020 года, то в обрабатывающей промышленности — больше 6,5%. В настоящее время это рост надо поддержать, снять опасения дополнительных рисков в связи с возникшей ситуацией, создавать новые предприятия и проекты для инвестиций. К настоящему времени ЕАЭС уже вполне состоялся как экономический союз, в этом не может быть никаких сомнений.

— А каковы ближайшие планы организации?

— По итогам 2021 года реализуется так называемая «Стратегия-2025.» На прошлый, 2021 год в рамках ЕАЭС было заложено 84 мероприятия, а сейчас осуществляются на постоянной основе свыше сотни. На форуме в Бишкеке были утверждены основные ориентиры макроэкономической политики до 2023 года. Основной — создать условия для ежегодного прироста ВВП союза темпами 4,5−5,5%. В основе стратегии — наращивание производства, укрепление внутреннего рынка. Более того, на этом форуме уже подверглась обсуждению модель новой мировой расчётной валюты, привязанной к корзинам национальных валют и биржевых товаров. Кстати, уже сейчас внутри ЕАЭС более 73 платежей во взаимной торговле осуществляется в национальных валютах. На форуме был поставлен вопрос о начале переговоров по внедрению этого механизма и в ШОС. Одним словом, ЕАЭС развивается. Сделать его инструментом «сшивки» Евразии через логистические проекты — значит придать новый импульс его развитию. И это уже делается.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2022/06/06/professor-eryomina-eaes-kak-ekonomicheskiy-soyuz-uzhe-vpolne-sostoyalsya
Опубликовано 6 июня 2022 в 12:07
Все новости

17.05.2024

Загрузить ещё
Одноклассники