Меню
  • USD 60.75
  • EUR 61.66
  • BRENT 93.05 +0.11%

Что ждет белорусский калий и при чем здесь Россия?

Иллюстрация: belmarket.by

Ситуация вокруг Белоруссии продолжает оставаться напряжённой. Западные санкции постепенно приобретают черты серьёзной проблемы для развития экономики страны. Новым вызовом для республики стало прекращение с 1 февраля транзита калийных удобрений через Литву, на которую приходилось порядка 90% перевалки данного вида белорусской продукции. Ответные меры официального Минска и вовсе могут отправить сферу транспорта и логистики региона в глубокий нокдаун.

Кризис во взаимоотношениях между Западом и Белоруссией, как известно, разразился после президентских выборов в этой республике в августе 2020 года, когда Евросоюз и США обвинили власти страны в фальсификации итогов и не признали легитимность Александра Лукашенко. За последующие полтора года в отношении официального Минска было введено несколько пакетов различных санкций, которые коснулись всех важнейших отраслей местной экономики. Не обошли они и белорусские калийные удобрения, экспорт которых позволяет наполнять бюджет республики валютой. Санкции ЕС, США и ряда их партнёров против «Беларуськалия» и Белорусской калийной компании (БКК) стали одним из важнейших инструментов западного давления на официальный Минск, хотя по сути они призваны не защищать права и свободы человека в Белоруссии, а избавить мировой рынок от конкурентов.

Известно, что «Беларуськалий» является одним из крупнейших производителей калийных удобрений в мире (более 15% мировой торговли данным видом продукции), а основными конкурентами выступают компании из России и Канады. Примечательно, что канадская Nutrien Ltd уже на следующий день после анонсированных в июне 2021 года санкций США и ЕС в отношении Белоруссии пообещала нарастить производство удобрений на полмиллиона тонн. Дополнительно к этому о желании взять потребности Европы в калии на себя сообщила и немецкая компания South Harz Potash. До февраля текущего года все эти заявления казались лишёнными смысла, так как и европейский, и американский рынок не являются для «Беларуськалия» основными. Однако после принятия решения Литвой остановить транзит белорусской подсанкционной продукции через свои порты проблема для Белоруссии стала более чем актуальной.

Клайпедский терминал насыпных грузов. Иллюстрация: infotrans.by

Проблема с транзитом белорусского калия появилась из-за принятых летом прошлого года ограничений США против «Беларуськалия», которые, в отличие от европейских ограничений, касаются всей продукции компании. Уже тогда в Вильнюсе, опасаясь так называемых вторичных санкций со стороны Вашингтона, заявили, что с 8 декабря 2021 года прекратят транзит удобрений из Белоруссии. Правда, на тот момент это не воспринималось ни в Минске, ни в Вильнюсе как трагедия, так как «Беларуськалий» продаёт калий не сам, а через БКК и является одним из её акционеров, владея лишь 48% акций. Именно поэтому первоначально белорусский трейдер и не попал под санкции, что позволяло ему и дальше заниматься экспортом продукции. Однако 2 декабря прошлого года США ввели отдельные рестрикции уже против БКК, которые должны вступить в силу в апреле 2022 года.

На протяжении нескольких месяцев в Вильнюсе активно обсуждали, что делать в сложившейся ситуации, а в Минске неоднократно предупреждали, что в случае прекращения своего транзита предпримут ответные меры, от которых Вильнюсу «мало не покажется». Александр Лукашенко и вовсе пообещал полностью перекрыть транзит любых товаров через Белоруссию, в том числе и литовских. Однако эти слова не возымели должного эффекта, так как их практическая реализация многим кажется маловероятной — в белорусском транзите заинтересованы не только в Минске или странах ЕС, но и Россия, а также Китай.

Вместе с тем проблема транзита белорусского калия вызвала политический кризис в Литве. В частности, после заявления в ноябре 2021 года министра коммуникаций и транспорта Литвы Марюса Скуодиса о том, что порт Клайпеды больше не будет заниматься перевалкой удобрений из Белоруссии, в стране возник конфликт интересов между местными чиновниками и бизнесменами, которые и понесут основные потери. В первую очередь речь идёт о «Литовских железных дорогах» (ЛЖД), где до последнего старались сохранить договорные отношения с Белоруссией. Именно поэтому ещё осенью между сторонами была проведена ревизия договоров, а Белоруссия сделала предоплату на транспортировку своей продукции на месяцы вперёд. Вследствие этого транзит белорусских калийных удобрений после 8 декабря не прекратился, что даже поставило вопрос об отставке части правительства Литвы и увольнения главы ЛЖД.

Однако под давлением политиков, за которыми стоят США, 21 декабря правительственная комиссия Литвы по проверке сделок стратегических предприятий объявила, что договор ЛЖД с «Беларуськалием» и изменения в нём представляют угрозу для безопасности страны. 12 января текущего года правительство Литвы подтвердило принятый вывод комиссии, заявив, что соглашение 2018 года между «Литовскими железными дорогами» и «Беларуськалием», который предусматривал перевозку грузов до 2023 года в размере 11 млн тонн в год, должно быть расторгнуто. Позже Марюс Скуодис сообщил, что с 1 февраля 2022 года контракт действовать не будет, что на практике и произошло.

Подобная позиция Вильнюса сразу же вызвала ответную реакцию в Белоруссии. Как заявил премьер-министр республики Роман Головченко, Минск принял решение ввести жёсткие ответные меры, которые коснутся «железнодорожного транспорта, который следует с территории Литвы». При этом он отметил, что белорусская сторона пыталась найти решение в сложившейся ситуации и предлагала различные варианты, но ответа не последовало. Примечательно в данном случае то, что ранее в Литве заявляли, что готовы работать с теми, кто не попал в санкционные списки. Однако в конце января стало известно, что в ЛЖД не удовлетворили заявки трёх компаний на перевозку белорусских калийных удобрений: от БКК, логистической компании «Белинтертранс» и дочерней компании «Беларуськалия» — белорусско-китайского предприятия «Белкалий-Мигао».

Реальные меры белорусская сторона озвучила 3 февраля, когда МИД республики сообщил, что принял решение «о запрете перевозок транзитом по своей территории, следующих из Литвы железнодорожным транспортом, нефтепродуктов, химических и минеральных удобрений, погруженных на станциях „Литовских железных дорог“». В белорусском ведомстве также напомнили, что по территории республики таких грузов перевозится около 1,5−1,6 млн тонн на сумму более $ 1 млрд ежегодно. Вильнюсу дали несколько дней подумать и в случае отсутствия реакции пообещали закрыть транзит с 7 февраля.

Действия Белоруссии уже вызвали панику в Литве, где многие не верили в то, что транзит может быть закрыт на самом деле, а в случае таких шагов со стороны Минска потери для страны будут минимальными. Однако в Вильнюсе умалчивают о том, что ряд предприятий республики напрямую зависят от транзита своих товаров через Белоруссию. В частности, речь идёт о крупнейшем в Прибалтике заводе по производству азотных удобрений Achemа, который поставляет свою продукцию на Украину, а также об управляемом польским концерном Orlen нефтеперерабатывающем заводе в Мажейкяй.

Кроме того, решение Минска может негативно сказаться и ещё на одном соседе Белоруссии — Украине, которая в последнее время не отличается дружелюбием к белорусским властям. Можно напомнить, что поставки нефтепродуктов из Литвы в эту страну ранее составляли около 50 тыс. тонн дизтоплива и 20 тыс. тонн бензина А-95 ежемесячно, покрывая около 7% украинского рынка. При этом Orlen уже пробовал наладить доставку нефтепродуктов на Украину из Литвы через Польшу, однако это оказалось слишком затратным делом. Сегодня в польской компании заявили, что нашли альтернативный маршрут, однако, насколько это удорожает конечную стоимость для украинских потребителей, пока неясно.

В то же время, как показывают последние события, конструктивного решения проблемы нет ни у одной из сторон. Причём если в случае с Литвой всё упирается в интересы заокеанских партнёров, то Белоруссии предстоит решать вопросы не только логистики, но и возможной потери доли на мировом рынке. И в данном случае многое зависит от России, где, официально заявляя о всемерной поддержке своих союзников, пока не предпринимают активных действий. Проблема в данном случае заключается как в возможностях инфраструктуры российских портов, так и в защите интересов российских производителей.

С одной стороны, Минск и Москва уже договорились использовать российские гавани для транзита белорусских нефтепродуктов, которые ранее шли в основном через литовские и латвийский порты. Однако в случае с калийными удобрениями есть ряд нюансов, которые не позволяют говорить об аналогичном решении. Главной проблемой в данном случае является отсутствие необходимых для Белоруссии мощностей в морских гаванях РФ. По различным подсчётам, в настоящее время российская сторона может обрабатывать 2−3 млн тонн калийных удобрений в год — вместо необходимых Минску 11 млн тонн.

Кроме того, экспорт удобрений через порты Ленинградской области и Мурманска сегодня выглядит менее доходным и трудно осуществимым из-за множества мелких факторов. Например, тарифное расстояние через российские гавани превышает его при перевозке из Белоруссии в Клайпеду: дистанция до Усть-Луги длиннее на 55%, а до Мурманска — в 3,3 раза. При этом возможность поставок удобрений в Азию, в первую очередь в Китай, также стоит под вопросом. Минск ещё в 2020 году впервые осуществил поставку калия в Китай по Северному морскому пути и может начать экспериментировать и дальше, в том числе отправляя удобрения по железной дороге. Однако сегодня всё упирается в стоимость транспортировки, свободные железнодорожные составы, цену на мировом рынке и пр. Тем более что Пекин, ожидая развязки конфликта Белоруссии и Запада, пока не проявляет инициативы в заключении нового контракта с «Беларуськалием», а старый закончился в декабре.

С другой стороны, нельзя забывать и то, что в случае полной переориентации на гавани России «Беларуськалию» придётся столкнуться с конкурентом — «Уралкалием», который вкладывает деньги в развитие своих мощностей в российских портах и был бы рад занять нишу белорусов на мировом рынке. Тем более что с российскими компаниями в сфере торговли удобрениями у Минска в последние годы отношения складывались не очень позитивно. Можно вспомнить арест в 2013 году бывшего гендиректора «Уралкалия» Владислава Баумгертнера или косвенные обвинения главы «Уралхима» Дмитрия Мазепина (более 80% акций «Уралкалия») в причастности к протестам 2020 года. Это не означает, что в случае принятия в Кремле политического решения помочь Минску в сложившейся проблеме российская компания будет этому противиться, однако обязательно встанет вопрос о компенсации потерь, который необходимо будет решать и, вполне вероятно, за счёт белорусской стороны. Пока же в Москве не делают никаких серьёзных заявлений, ограничиваясь лишь словами о том, что вопрос о переброске транзита калийных удобрений из Белоруссии в порты РФ стоит на повестке дня.

Кадры ареста Владислава Баумгертнера в 2013 году. Иллюстрация: vesti.ru

Таким образом, перед Белоруссией может возникнуть весьма серьёзная проблема, справиться с которой в одиночку Минску вряд ли удастся. Транзит калийных удобрений без участия в этом процессе России может стать невозможным, так как путь в ЕС или на Украину, по всей видимости, закрыт надолго. В этой связи остаётся надеяться, что Минск и Москва сумеют найти взаимовыгодное решение данного вопроса и он не станет очередным камнем преткновения на пути белорусско-российской интеграции.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2022/02/05/chto-zhdet-belorusskiy-kaliy-i-pri-chem-zdes-rossiya
Опубликовано 5 февраля 2022 в 11:44
Все новости

17.08.2022

Загрузить ещё
Актуальные сюжеты
Одноклассники