Меню
  • USD 73.65
  • EUR 86.96
  • BRENT 73.97

Поставят ли санкции ЕС экономику Белоруссии на колени?

Александр Лукашенко. Иллюстрация: nsn.fm

Конфликт между коллективным Западом и Белоруссией продолжает набирать обороты. Европейские политики восприняли инцидент с посадкой в Минске самолета Ryanair и арестом белорусского оппозиционера Романа Протасевича как вызов со стороны официального Минска и заставили Брюссель действовать крайне решительно. 21 июня ЕС, США и ряд других западных стран объявили о введении новых санкций в отношении Белоруссии.

Кроме того, 24 июня стало известно, что Евросоюз и вовсе готов ввести экономические ограничения в отношении ключевых отраслей белорусской экономики. Сегодня до конца не ясно, смогут ли данные санкции существенным образом подорвать финансовое состояние Белоруссии и заставить Александра Лукашенко пойти на уступки.

Известно, что с момента прошедших 9 августа 2020 года президентских выборов в Белоруссии страны Запада ввели уже несколько пакетов как национальных, так и общеевропейских санкций. 21 июня ЕС расширил свой черный список, куда попали 78 физических и 8 юридических лиц, затронув тем самым некоторые отрасли белорусской экономики. Одновременно Министерство финансов США объявило, что вносит в санкционный список еще 16 представителей белорусских властей и 5 учреждений: КГБ, минский Центр изоляции правонарушителей (ЦИП), Внутренние войска МВД, Главное управление по борьбе с организованной преступностью и коррупцией (ГУБОПиК) и УВД Брестской области. Под ограничения попали пресс-секретарь Лукашенко Наталья Эйсмонт, глава КГБ Иван Тертель, командир спецподразделения КГБ «Альфа» Сергей Зубков, генпрокурор Андрей Швед и другие. Параллельно о расширении ограничений заявили в Великобритании и Канаде.

Несмотря на свою внушительность, санкции были восприняты в Минске не более чем очередная попытка политического давления, так как особого урона экономике республики они не наносят — большинство предприятий не имеют значительного экспорта в страны ЕС и не финансируются ими. В частности, в европейском четвертом пакете оказались автогиганты МАЗ и БелАЗ, «Белаэронавигация», логистический оператор «Бремино Групп», Globalcustom (таможенные услуги), «Новая нефтяная компания», «Логекс» и «Сохра» (продажа стройматериалов, грузовиков, тракторов, самосвалов, в том числе БелАЗов и МАЗов). Санкции предусматривают замораживание активов данных компаний в Европейском союзе, а также запрет на финансовые операции с ними.

В списке физических лиц оказались белорусские депутаты, замминистра МВД, министр обороны, командующий ВВС республики и его заместитель, журналисты, пресс-секретарь МВД, члены семьи белорусского лидера, которые якобы «извлекают выгоду от режима Александра Лукашенко и поддерживают его», и прочие. Кроме этого, под ограничения попали и бизнесмены: Алексей Олексин (продажа нефтепродуктов и табачных изделий), Сергей Тетерин (дистрибуция алкоголя и продуктов питания, а также рынок телерекламы), Александр Шатров (контролирует находящийся под санкциями бренд «Синезис» и системы интеллектуального видеонаблюдения), российский бизнесмен Михаил Гуцериев (поставки нефти в Белоруссию и строительство в республике калийного комбината). В отношении всех лиц из списка замораживаются их активы и запрещается выдача виз. Таким образом, персональные санкции ЕС коснулись уже 166 человек и 15 предприятий.

Согласно заявлению ЕС, решение о санкциях «принято в связи с эскалацией ситуации с серьезными нарушениями прав человека в Белоруссии и жесткими репрессиями в отношении гражданского общества, демократической оппозиции и журналистов». Как отметил глава Евросовета Шарль Мишель, «наше послание режиму не может быть понято неправильно: освободите всех политзаключенных, остановите дальнейшие репрессии, начните инклюзивный национальный диалог».

Опубликованный санкционный список стал самым впечатляющим за последние годы. В то же время при пристальном изучении ограничений становится понятно, что по факту санкции вводились не против предприятий Белоруссии, а в отношении конкретных лиц и не могут рассматриваться как полномасштабное экономическое давление на республику.

Например, «Сохра» связана с находящимся под санкциями Александром Зайцевым, «Бремино Групп» — Зайцевым, Олексиным и попавшим в черный список ранее Николаем Воробьем, «Логекс» — с Александром Шакутиным (под санкциями с декабря 2020 года). С единственной частной компанией в Белоруссии, которая имеет право на торговлю нефтепродуктами, «Новой нефтяной компанией», связывают Воробья, Олексина и Гуцериева. При этом в списках есть и обратная ситуация, когда физическое лицо включено в него, а контролируемая им компания — нет. Так, например, произошло с Сергеем Тетериным, подконтрольный которому «БелГлобалСтарт», продающей алкоголь, не попал под ограничения. Кроме того, нет санкций и в отношении контролируемого Гуцериевым «Славкалия» и строящегося им в Белоруссии Нежинского горно-обогатительного комбината.

В конечном счете сам по себе четвертый пакет санкций ЕС оказался не столь критичным для белорусской экономики ни по механизму, ни по уровню ограничений, ни по списку предприятий. Немного иначе выглядит ситуация с введением так называемых секторальных санкций.

О возможности начать полномасштабную экономическую блокаду Белоруссии на Западе говорили достаточно давно. Именно это долгие месяцы является главным требованием белорусской оппозиции во главе с экс-кандидатом в президенты Светланой Тихановской. Вплоть до инцидента с самолетом Ryanair в Брюсселе старались обходить данный вопрос стороной, так как он напрямую затрагивает интересы европейского бизнеса и может потребовать дополнительных финансовых вливаний из евробюджета. Однако 10 июня по инициативе Польши и стран Прибалтики, которые курируют белорусскую оппозицию, Европарламент все же принял знаковую резолюцию по Белоруссии, по которой санкции должны затронуть нефтехимическую и банковскую сферы, телекоммуникацию, табачную отрасль, а также калийное производство и транзит. При этом сферу деревообработки решили не трогать, так как в Белоруссии работает ряд крупных европейских компаний, связанных с данной отраслью, в том числе из Польши и Прибалтики. Кроме того, в Европе считают необходимым защитить и без того напряженный рынок древесины от дальнейшего дефицита, а потому санкции на данном направлении не устраивают ЕС.

На прошедшем 24—25 июня заседании Совета Европы секторальные санкции были утверждены, но с некоторыми оговорками. В частности, запрещаются продажа, поставка, передача или экспорт оборудования, технологий или программного обеспечения, предназначенных для мониторинга или перехвата интернета и телефонной связи. Вводится эмбарго на поставки предметов двойного назначения для использования в военных целях. Европейскому инвестиционному банку (ЕИБ) запрещено финансировать проекты в государственном секторе, предоставлять инвестиционные услуги и иметь дело с переводными ценными бумагами и инструментами денежного рынка со сроком погашения более 90 дней. В первую очередь это касается белорусских финансовых и кредитных учреждений, где доля государства превышает 50%: Беларусбанк, Белинвестбанк и Белагропромбанк. Ограничения коснутся доступа к рынкам капитала Евросоюза для правительства Белоруссии и государственных финансовых учреждений.

Стало очевидно, что ЕС опасается серьезных ограничений в отношении Белоруссии в области финансов, так как могут пострадать и европейские интересы. Например, главным лоббистом мягких мер стала Австрия, что вполне объяснимо. Австрийский бизнес довольно широко представлен в Белоруссии, а в республике работает один из крупнейших коммерческих банков — Приорбанк (более 800 тыс. клиентов), который входит в группу Raiffeisen Bank. На фоне истории с запретом в Белоруссии продукции Skoda и косметики Nivea западный капитал решил действовать максимально осторожно.

Самыми серьезными должны были стать ограничения в отношении нефтепродуктов, калийных удобрений и товаров для производства табачных изделий. Однако на практике этого не произошло. В санкционном списке оказались продукты из битумной нефти, нефтяного газа, ряд парафинов, но нет бензина и дизеля — основных нефтехимических продуктов, поставляемые в ЕС. При этом для белорусских предприятий премиальным является рынок Украины, а не Евросоюза, которая пока не заявила о присоединении к санкциям. Более того, запреты не применяются «к покупкам в Белоруссии нефтепродуктов, которые необходимы для удовлетворения основных потребностей покупателя в Белоруссии или гуманитарных проектов в Белоруссии».

Кроме того, европейским компаниям запрещены поставки хлористого калия из Белоруссии, за исключением контрактов, которые были заключены до 25 июня. Ограничения коснулись только той продукции, где содержание калия менее 40% или более 62% (технический калий), а также смешанных удобрений с содержанием фосфора и азота. Основная продукция из Белоруссии имеет содержание калия от 40% до 60%, что автоматически выводит ее из-под удара. С учетом того, что ограничения не касаются контрактов, заключенных ранее, транзит калийных удобрений продолжится как минимум до 2023 года, когда заканчивается контракт на перевалку белорусской продукции через литовский порт Клайпеда. Схожая ситуация наблюдается и в отношении запрета на табачную продукцию, где санкции также оказались половинчатыми и касаются только фильтров, бумаги для сигарет, ароматизаторов и машин для приготовления или изготовления табака.

Вместе с тем действия ЕС и США не смогут пройти для Белоруссии незаметно. Сокращение финансового и инвестиционного сотрудничества может негативно сказаться на платежном балансе и финансовой стабильности страны. Однако стоит заметить, что крупнейшим инвестором в экономку Белоруссии является Россия. Самые значительные инвестиции из ЕС в 2020 году были из Австрии и Великобритании, а их суммарная доля в общем объеме инвестиций составила только 14,3% (7,5 и 6,8% соответственно). С учетом того, что в настоящее время Белоруссия за счет российских кредитов обеспечена средствами для выполнения своих долговых обязательств до конца года, в белорусской столице не обращают особого внимания на данный вид ограничений. Тем более что на протяжении последних лет финансовая помощь и инвестиции в Белоруссию со стороны Запада поступали в незначительном объеме. Например, ЕБРР и СИП выдали Минску кредитов в 2020 году всего на $ 7,7 млн. Проблема у белорусских властей может возникнуть только в том случае, если Россия не будет готова и дальше поддерживать финансовую систему республики.

Ситуация в сфере торговых отношений со странами Запада выглядит более серьезной. ЕС является вторым по величине после стран Евразийского экономического союза (ЕАЭС) торговым партнером Белоруссии. В 2020 году белорусский экспорт товаров и услуг в страны Евросоюза и Великобританию в структуре общего объема составил 18,9%. В белорусских поставках на европейские рынки преобладает именно та продукция, на которую требуют наложить санкции: нефтепродукты, железо и сталь, металлоконструкции, химическая продукция, древесина и мебель. При этом именно промышленные предприятия, в том числе и из отраслей, попадающих по секторальные санкции, приносят Белоруссии 93% валютной выручки. Как считают эксперты, в случае полномасштабной блокировки экспорта дефицит бюджета республики рискует вырасти с запланированных 2,5% ВВП до 15−18% ВВП в 2021 году.

В то же время, говоря о последствиях для Белоруссии, следует учитывать, что реализация объявленных ЕС секторальных санкций на практике может навредить и самому Евросоюзу, не сильно затронув белорусских производителей. Например, основными покупателями калийных удобрений из Белоруссии являются Бразилия (21% от всего экспорта в 2020 году), Китай (13%) и Индия (8%). Доля основных потребителей этой продукции в Европе гораздо ниже: Польша закупает 5%, Литва — 4%, Великобритания — 1%. Поэтому «Беларуськалий», который занимает 20% мирового рынка минеральных удобрений, вряд ли окажется на грани разорения и в среднесрочной перспективе сможет заменить европейское направление другими рынками. По прогнозу Международной ассоциации производителей минеральных удобрений, дефицит калия в мире сохранится вплоть до 2050 года. Поэтому и ограничения ЕС в отношении калийного производителя Белоруссии, если бы они имели полномасштабный характер, вполне могут привести к увеличению дефицита калия и резкому росту цен на данный вид удобрений.

Кроме того, введение любого запрета транзита белорусских товаров, о котором все еще идет речь, для некоторых стран ЕС и вовсе выглядит самоубийственным. Белоруссия действительно потеряет многое, в том числе и в случае продолжения введенной ранее авиаблокады, однако потери ее ближайших соседей могут быть куда больше. В частности, через порты стран Прибалтики переваливается значительная часть белорусского экспорта, в первую очередь нефтепродукты и калийные удобрения. Для Литвы и Эстонии это важная статья бюджетных доходов, а Вильнюс уже прочувствовал на себе переброску транзита белорусских нефтепродуктов в российские порты. Гавань Клайпеды и транспортные компании Литвы, по разным подсчетам, только за первое полугодие нынешнего года потеряли около 20% своих доходов. 25 июня директор «Литовских железных дорог» Мантас Бартушка и вовсе заявил, что только перевозчик и связанные с ним структуры лишатся примерно 100 млн евро годового дохода. На фоне отказа Брюсселя компенсировать данные потери непрекращающиеся требования Вильнюса и Риги к ЕС ужесточить санкции в отношении Белоруссии выглядят по меньшей мере странно. По всей видимости, русофобия и стремление понравиться заокеанским хозяевам окончательно подавили здравомыслие у прибалтийских чиновников и политиков.

В целом введение ЕС секторальных ограничений в отношении Белоруссии может навредить обеим сторонам конфликта. В Минске считают, что при самом негативном раскладе страна может потерять до 3% ВВП, но планируют за счет России и Китая преодолеть такие трудности. Для Белоруссии самой существенной может стать лишь потеря европейского рынка нефтепродуктов, в то время как все остальные сферы торгового сотрудничества с Западом затронут экономику страны по большей части опосредованно. Автомобилестроение, деревообработка, сельское хозяйство и даже производство удобрений — все это связано с ЕС в меньшей степени, чем с рынками и поставщиками на других направлениях. Вместе с тем в Брюсселе, где прекрасно умеют считать деньги, также прекрасно понимают, что серьезных рычагов экономического давления на Белоруссию без потерь для себя у ЕС нет. Поэтому, если европейский прагматизм не будет принесен в жертву в угоду политическим амбициям, никаких катастрофических последствий нынешние санкции для Белоруссии не принесут. Это значит, что противникам Александра Лукашенко не стоит рассчитывать на победу.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2021/06/26/postavyat-li-sankcii-es-ekonomiku-belorussii-na-koleni
Опубликовано 26 июня 2021 в 11:33
Все новости

26.07.2021

Загрузить ещё
Facebook