Меню
  • USD 77.30 +0.62
  • EUR 87.67 +0.97
  • BRENT 87.67 +0.32%

«С тревогой за будущее и с надеждой, что выстоим» — как Донбасс встречает новый год

Флаг России на позициях батальона «Восток» Фото: Кристина Мельникова

Уходящий год для Донбасса оказался тяжелым, как, впрочем, и предыдущие военные годы. Непрекращающиеся обстрелы, ковид, моральное выгорание людей, усугубляющееся информационным нагнетанием о возможном начале большой войны, были основным фоном жизни народных республик в 2021 года. Однако и положительные подвижки тоже имели место, особенно в экономической сфере. О том, какими основными событиями для Донбасса был отмечен этот год, EADaily рассказали сами дончане.

Идеолог пророссийского движения на Донбассе, активный участник Русской весны, стоявший у истоков создания Донецкой Народной Республики, Андрей Пургин

— Год, конечно, выдался тяжелым, хотя были и хорошие моменты. Это был год ухудшения экономического и психологического состояния людей, и в этом виноват не только ковид, но и проблемы администрирования. Ситуация на фронте, безусловно, на слуху. Донбасс живет последние полгода очень тревожно — в ожидании войны. Потеряна Старомарьевка, и никто не понимает, что с этим делать. Там 36 граждан России и более 100 граждан ДНР, которые оказались в каком-то оперативном плену. Пленен офицер СЦКК и гражданин России Андрей Косяк. Все эти вещи очень сильно бьют по психике, плохо воспринимаются гражданским населением, живущим с ощущением уязвимости, без долгосрочных планов на будущее. Но, тем не менее, год закончился для Донбасса на позитивной ноте. Я имею в виду указ Путина о признании наших сертификатов, а фактически о вовлечении нас в Таможенный союз с полным доступом к российскому рынку. Это очень мощный документ для экономики. Очень надеюсь, что это даст толчок для развития Донбасса. Хоть этот указ и был обозначен как гуманитарный, но он несет и политическую нагрузку. Россия в лице президента протянула руку помощи и дала возможность выжить людям. Остальные нормандские гаранты, Германия и Франция, не озаботились ничем, хоть в в нормандском документе числится даже восстановление у нас банковской системы. Ничего этого не было сделано. Лишь Россия бесконечно пытается облегчить жизни населения Донбасса в годы войны.

Военный эксперт Марина Харькова

— Какие главные события в политической и военной жизни Донбасса произошли за этот год?

— В политической плоскости для донецких республик изменений почти нет. Нам навязали минские соглашения, которые предусматривают поэтапный возврат на Украину и российская дипломатия настаивает на их безальтернативности для урегулирования военного конфликта. Только упорство украинской стороны стало камнем преткновения на пути их выполнения, благодаря чему украинские флаги до сих пор не висят над нашими городами. Все сказки о предоставлении республикам особого статуса или автономии на самом деле не стоят ничего. Потому что если вспомнить автономность Крыма в составе Украины, то она была номинальной, а в реальности не давала никаких преимуществ этому региону в сравнении с остальными, неавтономными, украинскими территориями. По той же схеме Киев может обещать Донбассу что угодно, но по факту гарантий выполнения обещаний и соблюдения прав окажется, что «а вешать будет потом». На сегодняшний момент минские соглашения являются тупиковыми, агонизирующими, и по большому счету, исполнять их не хочет никто. Также надо понимать, что в случае их исполнения Украиной в Россию немедленно хлынет огромное число беженцев из Донбасса, которым будут угрожать репрессии и унижения, поражение во всех базовых правах и свободах. Минские соглашения — это такой же дамоклов меч, как и угроза полномасштабной войны, которая постоянно нависает над дончанами и луганчанами. Все это привело к деградации ситуации и новым, еще более серьезным, кризисам и вызовам.

В военном плане ситуация отображает тот же тупик, куда донецкие республики загнаны из-за провальных политических решений. После долгих и строгих запретов на ведение ответного огня против украинского противника, отсутствия военной инициативы, отсутствия результатов и восьмилетнего выматывающего режима сидения в обороне, неизбежна истощенность сил, мотивации и ресурсов. Между тем, надо удерживать около 500 км фронта. Народные милиции скованы ограничениями, а вот украинская армия, к сожалению, имеет карт-бланш на любые провокации и обстрелы, чем и пользуется. Поэтому у нас продолжают гибнуть люди, получать тяжелые ранения, множатся разрушения по вине украинских вояк. Продолжаются диверсии украинских сил спецопераций, в ЛНР был похищен и пленен наблюдатель СЦКК Андрей Косяк, на днях прямо с позиций ВСУ похитили луганского бойца. В течение всего года украинские боевики терроризировали республики диверсиями, чтобы подорвать инфраструктуру, проводили массированные обстрелы жилых районов всеми калибрами. В ДНР украинские вояки захватили п. Старомарьевку Тельмановского района, и теперь местные жители стали заложниками ситуации. Затем ВСУ применили бпла Байрактар против нашего гаубичного расчета.

ВСУ сейчас вновь стягивает бронетехнику и артиллерию к фронту, везде сократила так называемые серые зоны, в некоторых местах расстояние между нашими позициями и украинскими теперь составляет всего десять метров, постоянно применяет ударные беспилотники против мирного населения и наших бойцов. Украина испытывает джавелины, выпускает байрактары, массово производит, ремонтирует, закупает или получает от западных стран военную технику, авиацию, современные средства ведения боя, проходит подготовку по стандартам НАТО. Америка и ее союзники тратят сотни миллионов долларов на накачку военных мускулов Украины, и это делается явно не для имплементации минских соглашений.

Вкратце, мир никогда еще не был так близко к войне. Вот к таким итогам привело «замораживание» конфликта, примиренчество с агрессором любой ценой. Понять, что испытываем мы, дончане и луганчане, могут лишь живущие возле проснувшегося вулкана. Даже если в этот раз ничего не произойдет, вспыхнуть может позже и с непредсказуемыми последствиями. Тем не менее, жизнь продолжается, речь о пораженческих настроениях не идет. Они вредны так же, как и шапкозакидательские. У людей донецких республик крепкая закалка, восьмилетний опыт жизни в войне и сильный характер.

— Были ли значимые перемены и подвижки?

Некоторые позитивные изменения сейчас связаны с экономикой. Во-первых, из республик был изгнан монополист на получение сверхприбылей с производства — одиозный олигарх Сергей Курченко и его контора «Внешторгсервис», чей «эффективный менеджмент» почти угробил остатки промышленности, привел к колоссальным долгам по зарплате, бюджетным и социальным выплатам, и фактически развалил управление крупнейшими металлургическим, коксохимическими, шахтными и другими производствами. В этом году в республики пришел новый инвестор и управляющий предприятиями горно-металлургического комплекта Евгений Юрченко. Его первые шаги и озвученные планы пока вызывают сдержанный оптимизм. Особенно учитывая, что его предшественник довел ситуацию на заводах до полной деградации, бунтов и забастовок в связи с невыносимыми условиями труда и рабским положением.

Во-вторых, медленно, но верно идет работа по ликвидации таможен между Донецкой и Луганской республиками, унификации таможенных тарифов. Полноценного объединения еще нет, но в любом случае, границы и таможни между республиками — это нонсенс и их давно пора сносить. В-третьих, указом президента РФ В. Путина теперь облегчен доступ товаров из ДНР и ЛНР на российский рынок, товары и услуги из республик допустят к госзакупкам, в России признают сертификаты товаров, выданные в ЛДНР. Указ приравнивает товары из Донецкой и Луганской республик к товарам российского происхождения. Эта мера должна оздоровить экономику республик и открыть новые перспективы для наших предприятий. Ее эффективность покажет будущее, но сам факт таких распоряжений однозначно положительный. Если говорить объективно, то интеграция донецких республик по российскому вектору проходит в темпе «медленно ползет улитка по склону Фудзиямы». Но все равно в этом есть неуклонное движение к нашей цели — быть Россией. То, ради чего мы встали в далеком 2014-ом году.

— С чем Донбасс заходит в новый год?

С тревогой за будущее и с надеждой, что выстоим, победим и будем жить. Каждый из нас, живущих на войне, будет вспоминать ушедших, верить в лучшее и ждать какого-нибудь, пусть маленького, но чуда. Такова природа человека, даже если он давно перестал верить в чудеса, хитрые планы и Деда Мороза.

Журналистка Юлия Андриенко

— Одним из главных событий уходящего года для моего Донбасса стала надежда на возрождение промышленности. Дончане — насколько гордый народ, настолько и трудолюбивый. Спасибо, конечно, России за гуманитарные конвои, которые регулярно доставляют все необходимое в республики. Но для дончан лучше та самая пресловутая удочка, а не рыбка. Многомесячные долги на крупнейших заводах ДНР, отчаяние людей, готовых на бунт и полный запрет на поднятие темы в СМИ — я очень надеюсь, что эта позорная страница ДНР в прошлом. Не должны депутаты и министры жировать в военном Донбассе, а работяги считать копейки. Одним из самых моих обнадеживающих материалов стал репортаж о поездке по коксохимам и металлургическим заводам ДНР с новым инвестором, который взялся в краткий срок погасить долги прежнего собственника, повысить зарплаты рабочим и возродить умирающее производство. Я вдыхала запах коксохима и этот аромат был приятнее любых цветов. А вслед за тем последовал указ Путина о признании сертификатов нашей продукции. Восемь лет войны нас научили не кричать: «Ура!» и радоваться весьма осторожно, сколько раз оказывалась надежда ложной, а для измотанных неопределенностью людей это равносильно удару под дых. Но что-то мне подсказывает, что в этот раз все не напрасно. Из этой же серии — создание единого экономического пространства ДНР-ЛНР и (наконец-то!) упразднение таможни между нашими республиками. Пусть с трудом, пусть со стоном и слезами, но что-то сдвинулось. Это только симптом, еще не выздоровление, как снижение температуры при длительной горячке. Но это позволяет надеяться, что Донбасс не станет выжженной и пустой землей, как некоторым этого бы хотелось. Будем жить!

Художница и блогер Евгения Мартынова

С одной стороны состояние Донбасса перед 2022 годом изменений не претерпело: обстрелы не прекращаются, а график военной пропагандистской истерии строго выдерживает календарные периоды. Семи лет уже достаточно, чтобы дончане знали наизусть его вехи, и уже летом вздыхали, что к новому году нам снова будут исступлённо пророчить новое наступление (которое не состоится). Ровно год назад градус риторики в этом направлении был столь высок, что, кажется, уверовали даже скептики. По законам жанра все, однако же, рассосалось, оставив людей все в том же подвешенном состоянии. Разочарование в происходящем, явное отсутствие хоть каких-то перспектив и экономический кризис, помноженный на войну привел к очередной волне эмиграции молодежи и хоть сколько-нибудь трудоспособного населения. Самым тяжёлым ударом для Донбасса стал не ковид (который вообще не вызвал паники), а осознание того, что промышленность региона «легла» необратимо; профессионалов с радостью забрали на работу в соседние государства, а работяги остались за бортом без зарплаты, которую не платили больше года.

«Внешторгсервис», вверенный украинскому олигарху Курченко, объединил промышленные гиганты, на которых десятилетия держалась экономика — и к 2021 году их почти угробил. И поэтому самыми значимыми событиями стали в этом году два: заход в ЛДНР нового инвестора из РФ Евгения Юрченко и указ Путина о гуманитарной помощи Донбассу, дающий возможность местным предприятиям интегрироваться в экономику РФ. К первому событию, происшедшему летом, отношение было крайне скептическим. Однако выплата огромных долгов по зарплате (их общий размер не оглашался, видимо для того, чтобы не шокировать граждан), оживление в цехах и набор специалистов на заводы всё-таки внушил людям оптимизм. Вчера стало известно, что для предприятий отменён таможенный сбор за ввоз оборудования, что тоже было воспринято с энтузиазмом. Все эти меры позволили к концу года снизить социальную напряжённость в обществе, доведенном до крайности войной, неопределенностью, безработицей и залихватскими отчётами из телевизора.

Донбасс готовится работать, но все же надеется на реванш. За семь лет вялотекущей войны аргументы в пользу мифического «мирного урегулирования» окончательно явили свою неадекватность, и приличному человеку к ним апеллировать уже просто стыдно. Очевидным становится то, что местным жителям было ясно ещё с первых минских соглашений — издевательства над Донбассом будут продолжаться до тех пор, пока не будет проявлена политическая воля и должная сила. На нее вновь начали надеяться сейчас: экономическая интеграция — это тот шаг, которого мы ждали многие годы, и он сопоставим по значимости с началом выдачи российского гражданства жителям Донбасса. Что касается гипотетического признания ЛДНР, то эту тему педалируют, в основном, не представители Донбасса, а участники столичных телешоу. Приходилось слышать, что моих земляков, дескать, теперь сильно волнует вопрос формального статуса Республик. Но, если он и тревожит, то, скорее по той причине, чтоб ненароком не признали ЛДНР в нынешних границах, что навсегда законсервирует треть Донбасса, а две трети так и останутся в оккупации. Поэтому главные события года, безусловно, относятся к экономической сфере. На освободительные действия мы надеемся, но не особо верим, а вот геополитических камин-аутов пока хотелось бы и избежать.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2021/12/31/s-trevogoy-za-budushchee-i-s-nadezhdoy-chto-vystoim-kak-donbass-vstrechaet-novyy-god
Опубликовано 31 декабря 2021 в 17:38
Все новости
Загрузить ещё
Опрос
Допускаете ли Вы возможность ядерной войны?
Результаты опросов
Facebook