Меню
  • USD 73.73
  • EUR 87.16
  • BRENT 73.79

Гапоненко: В Латвии наблюдается «анемия» населения

Александр Гапоненко. Иллюстрация: Facebook.

Известный в Латвии оппозиционный общественный деятель, диссидент доктор экономических наук Александр Гапоненко поделился с EADaily своими наблюдениями и соображениями о том, что происходит сейчас в этом государстве. По мнению эксперта, социальная ситуация в Латвии ухудшается, а у народа не хватает энергии, чтобы выразить властям свой протест — поскольку населением овладела апатия.

— Одной из главных тем общественной и политической жизни Латвии стала проводимая правительством налоговая реформа. Расскажите о ней…

— Суть этой реформы заключается в том, что работники микропредприятий лишились существенных налоговых льгот. Тут нужно пояснить роль, которую в жизни Латвии играл формат микропредприятий. Дело в том, что в нашем государстве огромное количество людей трудилось и трудится нелегально — работодатели не готовы брать на свои плечи огромную тяжесть налоговых выплат. В своё время микропредприятия были придуманы для того, чтобы дать возможность всем этим «теневикам поневоле» наладить отношения с налоговыми органами. Зарегистрировав «микрик», человек начинал платить, соответственно, микроналог — 9%. Ни подоходный, ни обязательные взносы социального страхования отдельно платить не требовалось, так как все они были включены в этот сбор. О популярности микроналога свидетельствовала статистика: если на начало 2012-го новый способ расчета с государством выбрали 17,8 тысячи коммерсантов, то в середине 2014-го их число вплотную приблизилось уже к 37 тысячам. Ставка микроналога применялась к обороту, не превышающему 100 тысяч евро. Второе обязательное условие — доход работника микропредприятия не должен был превышать 720 евро в месяц, а число сотрудников — пяти человек. Стать плательщиком такого налога могло как самозанятое лицо, так и общество с ограниченной ответственностью. Многие, конечно, с радостью воспользовались такой возможностью стать налогоплательщиками. Однако, правительство всё равно оказалось недовольно. Там утверждают, что, дескать, некоторые бизнесмены используют микропредприятия для оптимизации налогов.

— И как поступили власти?

— Они и раньше порывались ликвидировать микропредприятия — например, в конце 2016-го. В конечном итоге, с 2021 года «микроналог» вырос уже до 25−40 процентов, а с 31 декабря 2021 года микропредприятия ликвидируются. Самозанятых обязали платить нормативные страховые взносы в размере не менее чем с половины минимальной заработной платы. То есть малый бизнес решили фактически задушить. Повысились налоговые ставки и обязательные социальные взносы работников, получающих гонорары. Кроме этого, отменены налоговые льготы с мелких покупок, которые делаются в интернете. Одновременно наполовину повысились цены на природный газ и на электричество для населения. Повышение налогов коснулось примерно четверти работающих, а повышение цен на энергоносители — всего населения.

— Какими же последствиями, по-вашему, это обернется для государства?

— Могу предположить, что предпринятые правительством меры приведут к спаду деловой активности и росту безработицы. Те, кто раньше сам себя кормил, пойдут в госкассу за пособием по безработице и сядут на шею работающим. Я тут прикинул, что безработица может вырасти примерно вдвое, а уровень жизни населения снизится процентов на десять — поскольку сильно раскрутился механизм инфляции.

— А как народ отреагировал на предстоящее ухудшение своего материального положения?

— А никак не отреагировал. У нас, как определяют социологи, наблюдается «анемия» населения. По-простому — полная деградация способности людей реагировать на негативные внешние события. Латвийцы за последние тридцать лет настолько деградировали в социальном отношении и не проявляют воли к жизни, что их судьба полностью перестала интересовать не только кого-либо на свете, но даже их самих. Тут можно привести сравнение с судьбой островного государства Тувалу, которое погружается в воды Тихого океана. Населяющие это государство полинезийцы на угрозы затопления их земель никак не реагируют. Наверное, думают по наивности, что проблема сама собой рассосётся. Латвийцы тоже не реагируют на угрозу депопуляции, которая грозит им в результате роста налогов, повышения цен, снижения рождаемости, роста смертности и интенсивной миграции за границу. Ну а если уж анемичные в социальном плане народы сами своей судьбой не озабочены, то почему она должна волновать кого-то другого?

— А как, по-вашему, должно в таком случае реагировать здоровое общество?

— Известно, как. На снижение доходов и повышение цен в здоровом обществе обычно реагируют профсоюзы — проводят протестные пикеты, шествия, митинги. А что у нас? Руководители латвийских профсоюзов призвали своих членов провести демонстрацию протеста по поводу наступления на права трудящихся? Ничего такого нет. Если же профсоюзы не реагируют, то народ самоорганизуется и начинает выражать недовольство деструктивным путем. Порою доходит до битья витрин магазинов и окон правительственных учреждений, поджигания мусорных баков, а то и стоящих поблизости автомашин. Полицейским, которые препятствуют выплескам недовольства, иногда крепко достается. К примеру, «желтые жилеты» несколько лет кошмарили Францию в ответ на повышение акциза на бензин всего на несколько центов. Но латвийский народ сохраняет безмолвие.

— А парламентская оппозиция в Латвии как-то реагирует на ухудшение условий жизни в стране?

— Очень вяло. В демократически организованном обществе ведь как устроено? Оппозиционные партии, которые представляют интересы народных масс, в ответ на давление правящих инициируют проведение внеочередных выборов. Они ведут кампании в СМИ по разоблачению грабительских действий правящих элит и мобилизуют население на сопротивление им. Проворовавшуюся элиту оппозиционные политики по судам таскают. Например, бывший президент той же Франции Николя Саркози получил реальный тюремный срок за коррупцию и торговлю влиянием. А итальянский экс-премьер Сильвио Берлускони в своё время был приговорен к семи годам тюремного заключения за махинации и пользование услугами несовершеннолетних проституток. В России регулярно проходят аресты чиновников высокого ранга, уличенных в коррупции. Примеров подобного рода в мире множество. Но у нас в Латвии ничего такого не наблюдается. Партии, которые не включены в состав правящей коалиции, организовали митинг за роспуск Сейма? Кого-то из латвийских премьеров привлекли к суду за коррупцию? Вы где-то видели в латвийских СМИ публикации, которые бы критиковали только что проведенные правительством экономические реформы? Я такой активности уже давно не замечал. А ведь это и есть диагноз социальной деградации.

— Какова в настоящее время стратегия выживания латвийцев?

— Они внимают победным реляциям правящих элит об успехах в борьбе с пандемией и радуются тому, что на праздник Лиго можно выпить пива, не ожидая полицейского рейда и выписывания драконовских штрафов. Наряжаются в национальные одежды, поют и танцуют у костров. Украшают себя цветами и надеются, что проблема рассосется сама собой. В точности так, как поступают тувалийцы. Тут даже можно сравнить методы врачевания общественных болячек, которые принимают латвийские правящие элиты — с теми, что в ходу у полинезийских вождей и колдунов. Президент призывает гром и молнии на «наследие советской оккупации», как первостатейный колдун. Власти следят за тем, чтобы жертвы были не только символические, но и реальные — русских смутьянов судят и по тюрьмам распихивают. У латвийских СМИ — табу на показ реальных экономических проблем. Кто из изданий возмутился тем, что чиновники МИДа потратили средства, выделенные на эвакуацию латвийских граждан из-за границы во время пандемии, на выплату премий себе любимым? Кто стал бить в колокола по поводу коррупции в Минобороны, когда выяснилось, что руководство закупило на большие суммы негодных масок, явно за откаты?

— Неужели протестных голосов в среде латышей совсем не раздается?

— Раздаются, но редко. Вот, например, недавно руководитель латвийского Центра исследований общественного мнения SKDS Арнис Кактиньш предрёк, что если в этой стране не произойдет никаких перемен к лучшему, то она может просуществовать еще лет двадцать. Авторитетный в Латвии социолог считает, что рано или поздно в этом государстве должны произойти революционные перемены. Иначе, по его мнению, Латвию ждут продолжение деградации или возврат в 1934 год — когда в результате переворота в стране установилась диктатура Карлиса Ульманиса. Однако, встает вопрос — кто и как будет осуществлять эти перемены к лучшему?

— Недавно в Латвии состоялись муниципальные выборы. Что они показали?

— Да всё то же — полную апатию народа. Крайне низкая явка избирателей, хотя для её преодоления власти придумали хитрый прием — растянутое на несколько дней голосование. В среднем по муниципалитетам, где проходили выборы, явка составила 34%. Причём в регионах Курземе и Земгале — всегдашнем оплоте правящей группировки — 31%, что даже ниже, чем в Латгалии, которую можно назвать вотчиной оппозиции (34%). А там всегда показатели явки были ниже. Только в регионе Видземе, откуда основная часть правящей коалиции и которая получает особо крупные дотации из госбюджета, показатель явки оказался выше — 36%. Столько же в Рижском районе, в котором живет большая часть членов правящей элиты с семьями. Напомню, что в Риге выборы не проходили, а столица обычно давала самый большой процент входа на избирательные участки — выше 58% по результатам очередных выборов 2017 года. А в целом на муниципальных выборах 2017 г. выход избирателей на участки был более 50%. Из этих цифр что следует? А то, что избиратели прослушали песню Сергея Шнурова «Выборы! Выборы!» и поступили так, как он советовал — проголосовали «против всех». Правда, у нас, в отличие от России, такой графы в бюллетенях для голосования нет, и избиратели просто не пришли на участки.

— Такой результат стал неожиданностью?

— Нет. Сигнал, что правящая элита потеряла поддержку, был получен уже на внеочередных выборах в Риге в прошлом году. Тогда на выборы пришло тоже только 34% лиц, обладающих правом голоса. Это против 58% до того! Надо было уже тогда задуматься. В прошлом году протест был против партии «Согласие», которая предала интересы своих избирателей — именно те, кто традиционно её поддерживал, на выборы и не явились. Но вот на смену «согласистам» пришли члены нынешней правящей в Риге коалиции. Такие, как нынешний мэр Риги Мартиньш Стакис, демонстративно сорвавший во время чемпионата мира по хоккею флаг соседнего государства.

— Недавние выборы были муниципальные. А каков ваш прогноз на следующие парламентские выборы, намеченные на будущий год?

— Прогноз понятен. На муниципальных выборах избиратель не стал поддерживать те партии, кто сейчас рулит в Сейме. В городах и районах сменилось три пятых правящих коалиций. А из оставшихся двух пятых большинство составляют региональные партии, которые прямо не представлены в правящей коалиции Сейма. Так, значительно снизилась поддержка «Нового Единства», партии «За!», Новой консервативной партии. А если учесть, что 40% русского населения Латвии лишены прав гражданства и не могут выбрать своего представителя, то поддержка нынешней правящей коалиции народом находится на уровне 5%. То есть, все партии правящей коалиции находятся на грани прохождения в Сейм — при условии, что в стране действительно демократия, а не этнократия. Единственно свои позиции среди избирательного корпуса держит Национальный блок — за счёт радикальной риторики. Реальной защиты интересов своих избирателей на республиканском уровне Нацблок не оказывает. Впрочем, поскольку они единственные носители хоть какой-то идеологии, то можно ожидать, что свой электорат национал-радикалы не потеряют.

— То есть на политическом рынке Латвии сейчас нет предложения, которое бы полностью устроило избирателя?

— Выходит, так. Это значит, что к грядущим в 2022 году парламентским выборам появятся новые политические проекты — вроде некогда завоевавших большую поддержку на первоначальном этапе своего существования, а потом «сдувшихся» Партии реформ Затлерса, KPV.LV, Новой консервативной партии. Эти новые политические проекты будут подбирать голоса недовольных избирателей. И это будут проекты популистские, скорее всего, предлагающие борьбу с коррупцией. Нынешние же партии правящей коалиции попытаются сыграть на страхе избирателей. Они будут нагнетать милитаристскую истерию и убеждать, что лучше всего смогут противостоять «агрессии» соседних государств — России и Белоруссии. Министр иностранных дел от «Нового Единства» Эдгар Ринкевич уже начал проводить эту линию, подтолкнув Стакиса к надругательству над белорусским флагом. Как же не переизбрать Сейм борца с «диктатором Лукашенко»? Рановато, конечно, начал компанию по выборам в Сейм, но уж больно случай хороший подвернулся. Надо будет еще пару провокаций придумать — и дело в шляпе…

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2021/07/19/gaponenko-v-latvii-nablyudaetsya-anemiya-naseleniya
Опубликовано 19 июля 2021 в 16:30
Все новости

27.07.2021

Загрузить ещё
Одноклассники