Меню
  • USD 58.39 -1.86
  • EUR 60.91 -1.91
  • BRENT 112.80

Белорусско-российская интеграция — очередной режим ожидания?

Александр Лукашенко и Владимир Путин. Иллюстрация: vedomosti.ru

Отношения между Минском и Москвой сегодня переживают новый период подъема. Этому в немалой степени способствовали события, последовавшие в Белоруссии и вокруг нее после президентских выборов 2020 года. Именно они подтолкнули стороны к возобновлению переговоров о дальнейшей интеграции в рамках Союзного государства, а также к формированию единой позиции по международной повестке дня. Состоявшаяся 22 апреля встреча Александра Лукашенко и Владимира Путина должна была стать очередным этапом в развитии двустороннего сотрудничества. Однако ее итоги, как и события предшествовавшие ей, оставили после себя больше вопросов, чем ответов.

Известно, что на протяжении последних месяцев официальные государственные лица Белоруссии и России заявляли, что разработанные еще в 2019 году дорожные карты по интеграции практически готовы. Правда, назывались разные версии этой готовности и того, что еще предстоит сделать. Однако в воздухе уже витала полная уверенность в том, что в самое ближайшее время документы будут полностью согласованы, после чего будет подписана и программа дальнейшего сближения двух стран на их основе. Как предполагали аналитики, именно этот вопрос, а также обсуждение внутриполитической ситуации в Белоруссии и должны были стать основными во время личной встречи Путина и Лукашенко в Москве. Тем более что 15 апреля президенты двух стран созвонились и обсудили двустороннюю повестку, после чего в Кремле отметили, что по итогам разговора был «выражен обоюдный настрой на дальнейшее всестороннее укрепление российско-белорусских союзнических отношений».

Россия, которая поддержала Лукашенко в его противостоянии сначала с местной оппозицией, а затем и со всем Западом, была вправе рассчитывать на то, что вопрос об интеграции будет решен именно на тех условиях, которые были предложены ранее. Это подтвердил и недавний визит в Минск главы российского правительства Михаила Мишустина, во время которого прозвучали слова о возможности интеграции налоговой и таможенной систем двух стран. Ранее в Белоруссии открещивались от подобного развития событий, так как не изъявляли желания делиться с кем бы то ни было контролем над границей или налогами в стране. Именно эти вопросы, как и проблема сотрудничества в нефтегазовой сфере, были главными камнями преткновения на пути дальнейшей интеграции.

Теперь же, как сообщил 16 апреля вице-премьер РФ Александр Новак, стало известно, что к подписанию готова и дорожная карта по нефти и нефтепродуктам, а работа по документам о сотрудничестве в газовой сфере подходит к концу. Все это позволило белорусской оппозиции заявить, что Лукашенко, оказавшегося практически в международной изоляции, 22 апреля ожидает в Москве сложный разговор, а «Путин начал процесс по включению Белоруссии в состав России». Однако, как и прежде, все громкие заявления противников белорусского лидера оказались несостоятельны.

Михаил Мишустин и Александр Лукашенко. Иллюстрация: DW.com

Александр Лукашенко, анонсируя во время разговора с Михаилом Мишустиным предстоящую встречу в Москве, отметил, что «это будет такая серьезная встреча по обсуждению тех или иных проблем». Многие восприняли это как готовность президента Белоруссии в случае необходимости дать отпор чрезмерному давлению из Кремля. Кроме того, довольно неожиданно прозвучало и заявление белорусского лидера перед его поездкой в Москву о том, что он намерен принять одно из принципиальных своих решений за четверть века президентства. Дополнительно масла в огонь подлила и история с раскрытой белорусскими спецслужбами при участии ФСБ «попытке государственного переворота».

В отличие от прошлых лет и схожих по своей сути инцидентов в этот раз Москва полностью подтвердила заявления КГБ Белоруссии и самого Лукашенко. Более того, во время послания Федеральному Собранию 21 апреля Владимир Путин заявил о том, что попытка устранения белорусского лидера переходит все границы, как бы к Лукашенко в мире ни относились. Позже уже Дмитрий Песков сообщил , что Белоруссия и Россия «вместе являются постоянной целью и объектами нападок со стороны других стран», а «уязвимость или Москвы, или Минска усиливает опасность для второй страны».

«Нам просто нужно привыкнуть жить в состоянии внешней угрозы, состоянии, когда внешняя окружающая среда агрессивна, враждебна и недружелюбна», — подчеркнул он.

Все это, а также постоянно растущая экономическая зависимость Белоруссии от России, в том числе и за счет нарастающего санкционного давления на Минск со стороны ЕС и США, говорили в пользу того, что на встрече 22 апреля стороны должны будут принять принципиальные решения относительно дальнейшей интеграции. Вместе с тем накануне встречи стало очевидно, что белорусская сторона не собиралась ехать в Москву в качестве второстепенного игрока, а все происходящее сегодня как в самой республике, так и вокруг нее вполне контролируется Минском.

В частности, говоря о попытке государственного переворота, Александр Лукашенко заявил о причастности к ней иностранных спецслужб, в первую очередь США. Дополнительно к этому ФСБ России нашло в заговоре и украинский след. Все это должно было привести не только к усилению охраны правопорядка внутри страны, но и повлечь за собой серьезные последствия в сфере дипломатических отношений. Однако МВД Белоруссии не ввело в стране никаких дополнительных мер безопасности, а МИД так и не сделал серьезных заявлений в адрес Вашингтона или Киева. Более того, 20 апреля министр иностранных дел Белоруссии Владимир Макей и вовсе поставил многих в тупик. По его словам, Минск готов принять посла США в любое время.

«Мы готовы принять американского посла в любое время, но мы хотим иметь четкую и понятную перспективу нашего дальнейшего взаимодействия по всем направлениям с нашими американскими партнерами. Мы заинтересованы в нормальных равноправных отношениях с США во всех сферах и областях», — сказал он, отметив неприемлемость определенных методов по оказанию давления на Белоруссию.

При этом Макей подчеркнул, что МИД отреагирует «соответствующим образом» на возникшую сегодня ситуацию в белорусско-американских отношениях, и заявил о готовности тщательно изучить все аспекты «для того, чтобы аргументированно и взвешенно дать соответствующую оценку». Кроме того, глава белорусского МИДа выразил уверенность и в хороших взаимоотношениях с Украиной, назвав абсолютно беспочвенными любые слухи и подозрения об угрозе для этой страны со стороны Белоруссии. Министр отметил, что на протяжении многих столетий белорусский и украинский народы жили в мире, дружбе и согласии. Никаких слов о причастности южного соседа к подготовке государственного переворота в Белоруссии сказано не было, как, по сути, и в случае с США.

Евгений Шевченко и Александр Лукашенко. Иллюстрация: focus.ua

Не менее интересным стал и неожиданный визит к Лукашенко депутата Верховной рады Украины от «Слуги народа» Евгения Шевченко, который прибыл в Минск по собственной инициативе. В Киеве уже потребовали от него объяснений, а в белорусском парламенте не сообщили о том, что он общался с кем-то из депутатского корпуса, как это принято на практике. В то же время, сама беседа оказалась довольно показательной и была направлена на внешнего зрителя. В частности, Лукашенко отметил, что Украина для него родная, Минск никогда ничего не скрывал «от украинских наших друзей» и не намерен это делать и впредь, а сама встреча «станет хорошим началом сотрудничества настоящих патриотов Украины с Белоруссией».

И это притом что Киев прекратил политические контакты с Минском после президентских выборов 2020 года, отказался считать Лукашенко легитимным главой государства, стал одним из центров белорусской оппозиции и сегодня продолжает повышать градус напряженности на Донбассе. Подобные заявления белорусского лидера накануне поездки в Россию, отношения которой с нынешними украинскими властями хуже некуда, для многих стали откровением. Оказалось, что президент Белоруссии не собирается отказываться от проведения собственной внешнеполитической линии вне зависимости от ситуации внутри страны и желания сторонних игроков. Именно с таким настроем Александр Лукашенко и прибыл 22 апреля в Москву.

Официально предполагалось, что лидеры России и Белоруссии обсудят актуальную повестку двусторонних отношений, «остановившись на вопросах торгово-экономического сотрудничества, взаимодействия в борьбе с пандемией Covid-19, а также дальнейшие шаги по восстановлению полноценного транспортного сообщения». При этом отмечалось, что в числе приоритетных тем будут «союзная тематика и совместное реагирование на актуальные вызовы и угрозы». И, конечно, президенты двух стран не могли обойти своим вниманием международную повестку дня, ситуацию в регионе и, как стало известно буквально за несколько часов до начала встречи, «раскрытие диверсионных планов против Белоруссии». Однако, как показали итоги переговоров и определенная тишина в СМИ, в Москве так и не были приняты какие-либо кардинальные решения, а интеграция двух стран в очередной раз оказалась в режиме ожидания.

Сама встреча двух лидеров началась довольно поздно и продлилась около четырех часов, что уже говорит о многом. Например, предыдущие переговоры Путина и Лукашенко в Сочи 22 февраля длились более шести часов.

Александр Лукашенко и Владимир Путин. Иллюстрация: tut.by

В этот раз лидеры двух стран сказали многое еще до начала встречи, вместе отметив серьезные подвижки в работе над углублением интеграции. Однако направленность слов Лукашенко и Путина отличалась друг от друга. Так, президент Белоруссии говорил о дорожных картах, среди которых осталось согласовать «2−3 очень серьезные программы экономического характера, в том числе и налогообложение». По его словам, это «известная программа, по которой мы, в общем-то, в Минске приняли решение». При этом он похвалил Мишустина и отметил, что пришел во время переговоров с ним «к определенному совместному выводу». В свою очередь Путин, так же подтвердив ряд проблем в интеграции, заметил, что «работа в целом идет неплохо по всем направлениям», а Белоруссия и Россия углубляют взаимодействие в сферах военно-технического сотрудничества и обеспечения безопасности «в самом широком смысле этого слова».

Вопросы международного характера, которые, как считали многие, должны были стать одними из главных тем разговора, на официальной части практически не прозвучали. Александр Лукашенко снова высказался о желании Киева перенести переговорную площадку по Донбассу из Минска, отметив, что «баба с возу — коню легче», так как «мы же особо не переживаем по поводу этих заявлений». Президент России и вовсе был краток, заметив, что постановка Киевом вопроса о переносе переговорной площадки — это попытка уклониться от урегулирования ситуации.

Никаких заявлений относительно попытки государственного переворота и покушения на Лукашенко сделано не было. Более того, согласно официальному заявлению Кремля, данная тема не обсуждалась и во время закрытой части. По словам Дмитрия Пескова, главы государств в основном говорили об экономическом взаимодействии между странами.

«Достаточно длительные были переговоры, рабочий „проговор“ тем, в основном связанный с экономическим взаимодействием. Говорили и о сотрудничестве в высокотехнологичных областях и энергетике, другие сферы. Но в основном торгово-экономическое сотрудничество — это текущие дела», — сказал он, отметив, что «какой-то цели выйти на прорывные договоренности не стояло».

Возможно, в самое ближайшее время Александр Лукашенко соберет совещание, либо пообщается с представителями СМИ и расскажет более подробно, о чем в течение четырех часов беседовал с Владимиром Путиным. Однако уже сегодня очевидно одно — в обозримом будущем резкого ускорения интеграционных процессов между Белоруссией и Россией не просматривается. Об этом, в частности, свидетельствуют и слова белорусского лидера в самом начале прошедших в Москве переговоров. Лукашенко напомнил, что летом предстоит провести Форум регионов двух стран, и лишь затем «мы примем решение о заседании Высшего государственного совета осенью, на котором мы уже сможем формализовать все наши договоренности, подписав определенные документы».

Таким образом, в Минске не рассчитывают на решение самых злободневных для себя вопросов с Россией ранее осени текущего года, когда станет более или менее ясна программа конституционной реформы в стране. Не планируют, как показывают последние события, форсировать ситуацию и в России, для которой в нынешних обстоятельствах вопрос нескольких месяцев ожидания не играет никакой роли. Для Москвы пока достаточно того, что белорусская многовекторность, хотели этого в белорусской столице или нет, оказалась практически свернута, что фактически не оставляет Белоруссии иных вариантов, как двигаться по пути сближения с Россией. Пока неясно одно — как долго продлится режим ожидания, и кто будет главным инициатором его прекращения.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2021/04/24/belorussko-rossiyskaya-integraciya-ocherednoy-rezhim-ozhidaniya
Опубликовано 24 апреля 2021 в 13:52
Все новости
Загрузить ещё
ВКонтакте