Меню
  • USD 76.79
  • EUR 92.34
  • BRENT 66.08 -0.32%

Манфред Вебер: политический портрет в интерьере ЕС

Манфред Вебер. Иллюстрация: euractiv.com

Не секрет, что у России в последние годы неважные отношения с Европейским Союзом и его неформальным лидером — Германией. Одной из причин этого является качество политической элиты Германии и ЕС в целом. Ярким примером такого типажа является Манфред Вебер.

Наш герой не является каким-то маргиналом, не имеющим влияния на реальную политику. Манфред Вебер состоит депутатом Европейского парламента от баварского Христианского Социального союза (ХСС). ХСС — это влиятельная партия, многолетний партнер правящего Христианско-демократического союза и главная партия Баварии. В Европарламенте Вебер также является лидером Европейской народной партии — его крупнейшей фракции, в которую входят правоцентристские партии. Соответственно, его действия и высказывания — это не просто плод личного усердия и ангажированности, а именно отражение позиции значительной части политикума Германии и ЕС. Этим он и интересен для анализа, несмотря на всю свою бесцветность и примитивность. Эти его качества в данном случае являются типологическими для обширного слоя евробюрократии, эпигонствующей на руинах прежней самостоятельной европолитики.

Рассмотрим основные высказывания и заявления Вебера, позволяющие составить политический портрет этой личности.

Наш «герой» в июле 2014 года вместе с президентом Европейской народной партии Жозефом Долем (сам Вебер тогда был председателем партии) посетил Украину. Характерно, что они провели встречи не только с президентом Петром Порошенко, премьер-министром Арсением Яценюком и заместителем министра обороны Игорем Кабаненко, но и с раскольничьим «патриархом» Филаретом (Денисенко), первоиерархом Украинской православной Церкви Киевского патриархата, а также «представителями крымских татар». По-видимому, речь шла об экстремистском Меджлисе крымско-татарского народа (организация запрещена в РФ), тесно связанном с украинско-турецкой частью Духовного управления мусульман Крыма и организацией «Хизб-ут-Тахрир» (запрещена в РФ), то есть организациями, выступающими за превращение Крыма в крымско-татарское государство под контролем Турции (см. «Между неоевразийством и мессианством: русский ответ на турецкую экспансию»).

Таким образом, эти встречи охватили всю тогдашнюю правящую верхушку Украины. Самыми интересными являются заявления Вебера и Доля:

«ЕНП продолжает поддерживать всех украинцев, которые стремятся к более демократичной, процветающей, благополучной и безопасной Украине. Мы здесь, чтобы показать эту европейскую солидарность. Вот почему первый визит делегации ЕНП в другую страну после европейских выборов — это визит в Украину».

Далее они лицемерно заявили о своей тревоге:

«ЕНП и ее политическая группа в Европейском парламенте глубоко обеспокоены текущими событиями в восточной части Украины. Прекращение боевых действий и кровопролития — первоочередная задача».

Однако затем последовало обнародование истинных замыслов и мотивов Доля и Вебера, фактически последовавших путем генерала Макса Гофмана:

«Украине нужна поддержка ЕС, ОБСЕ и международного сообщества для контроля над своими границами. Россия обязана не допускать пересечения границы вооружением, военным снаряжением и обученным персоналом и соглашаться с таким пограничным контролем. Это отправная точка в отношении санкций. Россия должна перестать быть частью проблемы и начать быть частью решения…
Мы полностью признаем право и обязанность Украины поддерживать закон и порядок на своей территории и защищать свой суверенитет и территориальную целостность. Это должно происходить параллельно с усилиями по проведению в Украине столь необходимых реформ и модернизации, а также с ратификацией Соглашения об ассоциации с ЕС…
После крушения рейса MH17 на прошлой неделе мы вновь призываем к проведению независимого международного расследования без задержек и ограничений. То, как сепаратистские повстанцы обращались с телами и обломками после авиакрушения, — позор…
Нынешний кризис на нашем европейском континенте еще раз показывает, что ЕС должен выступать единым фронтом и единодушно высказаться во всем мире и в странах Восточного соседства ЕС».

Фактически Вебер уже тогда выступал с воинственных антироссийских позиций, поэтому он сознательно не хотел видеть никаких внутренних причин для кризиса, произошедшего на Украине, и отрабатывал полученное задание. Главное для него — это затащить Украину любой ценой в ЕС, не считаясь с реальностью и последствиями. Не волнует его и культурно-цивилизационный раскол между Западом и Востоком Украины, который в свое время отметила экс-премьер Великобритании, убежденный евроскептик Маргарет Тэтчер (её никак нельзя записать в агенты КГБ/ФСБ).

Вебер же, лицемерно приветствовавший 5 сентября 2014 года прекращение огня на Донбассе в связи с Минскими соглашениями, еще и занимается разжиганием войны на Украине. Так, в феврале 2019 года он предложил Украине, наряду с Польшей и Латвией, принять участие в создании европейской системы ПРО с согласия Франции и Германии. Налицо провокация, направленная на разжигание военного конфликта ЕС с Россией, причём без понимания и учёта последствий для ЕС и лично для самого Вебера.

В этой связи также стоит отметить, что даже Тэтчер считала, что Украина должна быть буферным государством между НАТО и Россией. То есть мечтающий о развитии обороны ЕС (фактического придатка НАТО) Вебер в данной сфере вообще не отдает себе отчета ни в чём, ставя континент на грань войны, но отрабатывая задание. Что это — глупость или предельная ангажированность, обычно именуемая холуйской ретивостью? Не случайно и то, что Европейская народная партия при Вебере поддерживает сотрудничество с украинской партией «Самопомощь», основанной бывшим мэром Львова Андреем Садовым и занимающей агрессивно-националистические позиции.

Всё это является своего рода маркером того факта, что история ничему не научила людей, подобных Веберу. По иронии судьбы выступавший против войны с Германией П. Н. Дурново в своей записке императору Николаю II указывал на опасность присоединения антирусской униатской Галиции к России. Таким образом, 100 с лишним лет спустя именно с германской стороны опять исходит инициатива по отторжению от России Украины. Эту инициативу можно понять как преддверие Третьей Мировой войны, к чему усердно подталкивает ситуацию Вебер.

Наш персонаж имеет особые заслуги, касающиеся непосредственно отношений России с ЕС и Германией. Так, в апреле 2019 года в интервью агентству Baltic News Service Вебер заявил следующее:

«Россия ведет себя агрессивно по отношению к Евросоюзу, и они хотят нас разделить с их кибератаками в Европе и фейковыми новостями. Ясно, что они боятся объединенной Европы. Вот почему так важно быть вместе и реагировать, и нам должно быть ясно, что мы не принимаем эти провокации и нападения. Пока Россия не вернется к достаточно разумному поведению, мы должны придерживаться санкций».

В этом высокомерно-наглом заявлении взбесившегося клопа специально опущена важная подробность: расширение ЕС происходило параллельно с отрывом стран Восточной Европы и некоторых стран СНГ от России. Примечательно также, что в этом интервью он заявил о себе как о противнике полноправного членства Турции в ЕС.

Однако об Украине. Вебер в этой связи сказал следующее:

«А Украине предстоит еще долгий путь, членство сейчас невозможно, все это знают. Но должна быть европейская перспектива. Даже если мы знаем, что это очень долгосрочный проект, я готов инвестировать в эти отношения, например, продвигаясь в отношении либерализации визового режима. Соглашение об ассоциации с Украиной уже работает, потому что мы стабилизировали там экономическую ситуацию, и это то, что я хочу продолжить».

А в мае 2019 года в интервью Polska Times он заявил следующее:

«У меня нет никаких сомнений в том, что Россия стремится разрушить европейскую солидарность. Она (у нас есть доказательства) занималась этим накануне референдума на тему Брексита. Россияне используют все доступные средства, они несут ответственность за то, как выглядит ситуация на Украине. Россия действует агрессивно, поэтому европейские страны должны сплотиться и общими силами реагировать на угрозы. Мы должны быть готовы ввести новые санкции, если те понадобятся. Нужно подать четкий сигнал, что политику России мы считаем неприемлемой».

Насчет «Северного потока — 2» у Вебера нет сомнений:

«Я против него. Этот проект расходится с интересами Европейского союза, поскольку он ведет к увеличению зависимости от российского сырья, а нам нужно, наоборот, обрести от него независимость. Если я стану председателем Еврокомиссии, я использую все законные инструменты, позволяющие заблокировать «Северный поток — 2».

Таким образом, Вебер свои умозаключения преподносит как реальность, не требующую каких-либо обоснований, и постулирует их в качестве обязательных для исполнения законов. Фактически уже тогда он пошел на предательство интересов своей родины Германии, которой экономически выгодна реализация «СП-2» (см. «Германия и Франция: битва за ЕС, или Когда в подельниках согласья нет») и которая без реализации этого проекта целиком попадёт в кабальную зависимость от США. Предлагаемое Вебером предательство интересов Германии, экономического локомотива Европейского союза, непременно отразится на всех членах этого интеграционного объединения. Однако, стараясь реализовать цели США, Вебер активно занимается борьбой с реализацией «СП-2».

Провокация западных спецслужб, связанная с несостоявшимся лидером оппозиции Алексеем Навальным, оказалась для лидера ЕНП подходящим поводом, чтобы возобновить атаки против «СП-2» и России. Так, перед принятием Европарламентом резолюции, призывающей остановить строительство «СП-2, Вебер заявил:

«Это самый мощный инструмент, который у нас есть. И поэтому проект „Северный поток — 2“ является одним из способов создания дополнительного давления…».

Чуть позже Вебер заявил в связи с задержаниями навальнистов следующее:

«Недопустимо, что российское руководство пытается быстро подавить растущие протесты, арестовывая тысячи демонстрантов… Министрам иностранных дел стран ЕС не позволительно лишний раз уклоняться от этого и останавливаться на общих призывах… ЕС должен ударить по тому месту, где он по-настоящему вредит системе Путина — а это деньги…».

Помимо дикой русофобии, здесь налицо острый приступ мании величия, когда министрам иностранных дел стран, входящих в ЕС, указывается, что им позволительно, а что нет. Видимо, это всё-таки клинический случай, но других деятелей у евробюрократии нет, приходится использовать третьесортный материал, благо он под руками.

Чем же так мил Веберу и Ко Навальный? На это может ответить фрагмент интервью «российского оппозиционера» казанскому национал-либеральному изданию «Бизнес Online» 2017 года, где от отвечает на вопрос об отношении избирателей к нему как бывшему участнику Русских маршей:

«Я был в Уфе, и туда пришли три группы националистов: татарские, башкирские и русские. И все они сказали: мы тебя поддерживаем, потому что ты выступаешь за то, чтобы дать нам политическое представительство. Я уверен, что в том числе у татарских националистов и у всех людей, которые озабочены национальным вопросом, моя позиция найдет поддержку, потому что я выступаю за то, чтобы дать им свободу, чтобы они могли зарегистрировать свои партии и участвовать в выборах. … В других регионах, не национальных, в Свердловской области было несколько партий региональных, я не вижу вообще никакой проблемы и никакой опасности в существовании региональных партий».

Обратим внимание на следующий момент: Навальный, поддержавший некоторые действия властей по укрощению татарстанских этнократов, чтобы привлечь на свою сторону русских, умело сделал реверанс в адрес татарских и башкирских политиков-сепаратистов, никогда не скрывавших своей ненависти к русским и России и готовых идти на сотрудничество не только с Турцией. Опыт существования национально-религиозных партий в Российской империи, способствовавших Гражданской войне, его ничему не научил. Более того, характерно, что в самой Германии власти делают все возможное для преодоления раскола между немцами осси (жители бывшей ГДР) и весси (жители Западной Германии). Навальный же тогда де-факто одобрил раскол русских по региональному принципу.

Веберу и ему подобным это выгодно, так как по факту они связывают мощь и единство ЕС с территориальными потерями России и её ослаблением. Кстати, в этой связи нужно вспомнить, что политическое германофильство и благожелательность к Германии среди российских политиков зачастую связаны с поощрением сепаратизма в России и ненавистью к собственной стране. Например, В. И. Ленин в статье «О национальной гордости великороссов» прямо написал:

«…Экономическое процветание и быстрое развитие Великороссии требует освобождения страны от насилия великороссов над другими народами — эту разницу забывают наши поклонники истинно русских почти-Бисмарков».

По странному совпадению обожаемые в Германии Михаил Горбачев и Борис Ельцин проводили в свое время именно такую политику. Результат налицо.

Вебер же в связи с этими событиями лишний раз доказал, что он никакой не христианский демократ, а либеральный интернационалист-русофоб, работающий в интересах США против интересов немецкого народа и Германии в целом. Так, в недавнем интервью журналу Spiegel он сделал ряд громких заявлений. По мнению Вебера «Северный поток-2» «не в интересах Европы», так как «он экономически стабилизирует путинскую систему, которая в огромной степени действует против ЕС и его государств-членов». Далее он заявил, что «если российское руководство не вернется к партнерскому сотрудничеству, то трубопровод не сможет работать в полной мере… Тогда это будет ответственность Кремля». Лидер ЕНП считает, что использование газопровода нужно «делать с оговорками и увязывать с дальнейшим поведением российского руководства». Более того, ЕС необходимо «отказаться от своей наивности в отношениях с Путиным и другими геополитическими игроками» и использовать торгово-экономическую политику в качестве инструмента, что в случае с «Северным потоком — 2» было бы «важным процессом европейского созревания».

Фактически Манфред Вебер в этом заявлении доказал, что он является представителем оккупационной власти, установившейся после 1945 года на территории Германии, которая всячески стремится не допустить превращения ФРГ в самостоятельного игрока на международной арене и реального лидера ЕС. А реализация «Северного потока — 2» это и есть тот инструмент, который позволит укрепить германскую экономику, закрепит за Берлином европейское лидерство и позволит укротить или избавиться от проамериканских членов ЕС из числа стран Центральной и Восточной Европы (см. «Франция и Германия после Brexit: лидерство в ЕС или политическая маргинализация?»). Но Вебер строго отрабатывает задание своих заокеанских заказчиков, которые боятся ослабления трансатлантических связей и российско-германского сближения.

Последнее не случайно. Дело в том, что Вебер «отличился» на историческом фронте в январе 2020 года. Тогда в ходе обсуждения в Европарламенте он заявил:

«Каждый немецкий политик должен нести ответственность за действия нашей страны. Но каждый политик в Европе и вне ее также несет ответственность за то, чтобы не играть с историей. Мы в Европейской народной партии не можем принять попытки Путина переписать историю. Хотя Советский Союз понес огромные потери в ходе войны, а его солдаты проявили героизм, нельзя отрицать, что пакт Молотова — Риббентропа привел к началу Второй мировой войны».

Здесь бросаются в глаза не только наглая ложь и подтасовка фактов (Мюнхенское соглашение 1938 года, открывшее ворота Второй мировой войне, как всегда у западных политиков, оказалось в забвении), но и причины, побудившие лидера ЕНП заявить такие вещи. Дело в том, что пакт Молотова — Риббентропа является жупелом для некоторых членов ЕС, таких как Польша и страны Прибалтики. Для них это синоним российско-германского сближения, например, экс-министр иностранных дел Польши Радослав Сикорский в свое время наделал шуму, когда сравнил проект «Северный поток» с пактом Молотова — Риббентропа. Осуждая сам пакт, такие люди как Вебер фактически считают преступлением любые партнерские отношения между современной Россией и Германией. Эта позиция выгодна США, Великобритании и их восточноевропейским союзникам, но только не самой Германии.

Это отражается даже в культуре. Например, в современной Латвии предметом гордости является разгром британским флотом и примазавшимися к нему латышскими националистами осенью 1919 года Западной добровольческой армии П. Р. Бермондт-Авалова (состояла из русских монархистов, балтийских немцев и бывших кайзеровских военных), выступавшей за единую и неделимую Россию. Вебер, похоже, полностью поддерживает поляков и прибалтов в данном вопросе, то есть в противодействии сотрудничеству России и Германии.

Тем показательнее его пресмыкательство перед англосаксонскими деятелями. Например, в июне прошлого года во время погромов леворадикального негритянского движения Black Lives Matter Вебер написал в Twitter:

«Мне очень грустно видеть это фото статуи Уинстона # Черчилля в Лондоне. Европа в долгу перед Черчиллем за его борьбу с тиранией во Второй мировой войне. Мы никогда этого не забудем».

Отдавая должное Черчиллю как борцу с германским национал-социализмом, следует отметить, что такое восхваление британского премьер-министра для германского политика отдает национал-мазохизмом, так как Черчилль был одним из организаторов англо-американских геноцидных бомбардировок городов Германии, в результате которых погибли сотни тысяч людей, не имевших отношения к военной машине Третьего рейха. Впрочем, стоит ли удивляться такой антинациональной позиции Вебера, если он готов экономически задушить своих сограждан ради интересов США и младоевропейцев!

Наш «объект анализа» также отметился особым образом в отношении Великобритании. Так, в 2014 году во время референдума о независимости в Шотландии он написал в Twitter, что «Европа сегодня следит за Шотландией». Тогда победили юнионисты, так как британский премьер-министр Дэвид Кэмерон намеревался сохранить членство Великобритании в ЕС. Однако после исторического референдума в конце июня 2016 года Вебер заявил о голосовавшей против Брексита Шотландии, что «те, кто хочет остаться, приветствуются в Евросоюзе» и даже провел переговоры с первым министром Шотландии Николой Стерджен, то есть активно поддержал шотландских сепаратистов.

Вебер решил разыграть карту сепаратизма, чтобы у других стран не было желания выйти из ЕС. К тому же практическая реализация концепции «Европы регионов» очень выгодна евробюрократии, так как позволяет раздробить относительно сильные консолидированные национальные государства на слабые квазигосударственные образования, которыми легко можно управлять из Брюсселя. К таковым относится и управляемая Шотландской национальной партией Шотландия. Немаловажно и то, что шотландские сепаратисты намерены добровольно стать рабами ЕС, присоединившись к еврозоне, что в совокупности с их ненавистью к России делает их союзниками таких политиков как Манфред Вебер (см. «Brexit и российско-британские отношения: конфронтация и общие интересы»). В этой связи характерно, что поддерживаемый Вебером Навальный и его соратник Леонид Волков ошельмовали британцев, проголосовавших за выход из ЕС.

Наш персонаж также известен своей непримиримостью к противникам «генеральной линии» Брюсселя внутри ЕС. Например, он стал одним из соавторов статьи с характерным заголовком «Европейские ценности не продаются» от 8 октября 2020 года. Статья была посвящена бюджету ЕС и плану восстановления экономик стран ЕС после пика пандемии. Основной посыл следующий — верховенство права и соответствие критериям ЕС важнее денег, при этом граждане стран-членов даже в случае отказа этим странам в финансировании должны иметь прямой доступ к фондам ЕС.

Несмотря на то, что в статье не упоминались конкретные страны, по контексту было понятно, что речь шла о Польше и Венгрии. Чтобы понять, что критика брюссельской бюрократией политики этих двух стран не во всем справедлива, следует посмотреть на фрагменты:

«Огромные экономические и социальные потрясения невозможно преодолеть с помощью национал-популистского политического подхода или культурной войны, как того требует премьер-министр Венгрии Орбан… Любой, кто приравнивает Европейский Союз к авторитарному режиму советских коммунистов, хочет разрушить Европу, построенную поколением политиков Гельмута Коля… Ценности в первую очередь связаны с достоинством человека, независимо от того, находитесь ли вы в процветающих регионах Европы или в лагере беженцев на Лесбосе, независимо от того, христианин ли вы, еврей или мусульманин».

Бросается в глаза то, что Вебер не приемлет Европейский союз как сообщество национальных государств, ему нужны именно Соединенные Штаты Европы, управляемые евробюрократией. Кроме того, он не может по сути возразить венгерскому премьер-министру и действует исключительно с идеологических позиций, по факту грозя репрессиями всем, кто не разделяет его убеждения. Наконец, как видно из последнего пассажа, перед нами действительно либеральный интернационалист, левый либерал, по недоразумению именующийся христианским демократом. Вебер в этом фрагменте доказал правоту нижеследующих подозрений, возникающих при анализе его деятельности.

Во-первых, он отрицает национальные и цивилизационные границы, он вслед за папой Франциском (см. «Русский мир и Ватикан: борьба на выживание, компромисс невозможен») считает, что территории национальных государств, земля и недра не принадлежат христианским народам Европы, а являются общим достоянием, для чего де-факто поддерживает экуменизм, провозглашающий отсутствие различий между истиной и ересью, единоверцами и иноверцами. Соответственно, по мнению Вебера, нет никакой разницы между немецким бюргером и условным мигрантом из Ирака, из всех его выступлений можно понять, что он выступает именно против нелегальной миграции в ЕС. То есть легальную миграцию, сопровождающуюся замещением коренного населения той же Германии, Вебер поддерживает. Для немцев с их традициями кровного родства, сохранившимися со времен кровнородственных общин германцев, это является самым настоящим национал-предательством.

Доказательством того, что Вебер работает в интересах противников Германии, является его интервью Euronews в связи с сомнительной победой на президентских выборах в США Джо Байдена и поражением Дональда Трампа. Вот самые интересные моменты из речи нашего «героя»:

«В Европе есть много популистов, которые потеряли своего героя, свой символ, свой положительный пример…Нам нужно возобновить переговоры о трансатлантическом торгово-инвестиционном сотрудничестве. Вместе мы, Европа и Америка, представляем 50% мирового ВВП. Это дает нам уверенность в том, что мы вместе можем построить в ближайшие десятилетия западное общество с демократией, со свободой и верховенством права. Мы будем устанавливать правила для завтрашнего дня. Не Китай должен быть глобальным лидером, но ему следует вносить свой вклад в общее благополучие, действовать справедливо и по правилам».

Что здесь бросается в глаза? Во-первых, конфликты и расхождения между англосаксами и ЕС были порождены исключительно таким феноменом как Трамп и волеизъявлением британцев, решивших покинуть ЕС, что явилось форс-мажором для их континентальной обслуги в лице Вебера и ему подобных. Во-вторых, глава ЕНП хочет реализовать Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство, которое превратит Европейский союз в рынок сбыта для американских корпораций. Это примечательно на фоне майского заявления Вебера, в котором он призвал ввести двенадцатимесячный мораторий на приобретение Китаем недооцененных и испытывающих проблемы с бизнесом европейских компаний:

«Мы должны видеть, что китайские компании, частично при поддержке государственных средств, все чаще пытаются скупить европейские компании, которые можно дешево приобретать или которые испытывают экономические трудности из-за кризиса с коронавирусом…Китай будет нашим крупнейшим конкурентом в будущем в экономическом, социальном и политическом плане…Я рассматриваю Китай как стратегического конкурента Европы, который представляет авторитарную модель общества, который хочет расширить свое влияние и заменить Соединенные Штаты в качестве ведущей державы. Мы должны серьезно относиться к этой стране как к мировой державе, проявлять уважение, но прежде всего мы должны быть бдительными».

Наверное, в Китае страшно испугались этого заявления!

Здесь Вебер открыто выступает как проводник американских интересов, причем его лексика отдаленно напоминает приснопамятных неоконсерваторов. Очень часто он занимается откровенной демагогией, рядясь в тогу защитника общественных интересов. Например, даже не скрывавший своей неприязни к Трампу и его политике Вебер заявил в связи с блокировкой аккаунтов проигравшего американского президента:

«ЕС не должен позволять Facebook и Twitter решать, что находится в пределах приемлемого на их платформах… Мы не можем предоставить американским компаниям, занимающимся большими технологиями, решать, как мы будем обсуждать и не обсуждать, что можно, а что нельзя говорить в демократическом дискурсе. Нам нужен более строгий подход к регулированию…»

Впрочем, сомнительно, чтобы цифровые гиганты обеспокоились заявлением европейского политика, всегда следовавшего «генеральной линии» заокеанского Господина.

У России и некоторых других стран Европы есть инструменты и методы для борьбы с политическими проектами Манфреда Вебера. Попробуем их сформулировать. Во-первых, необходимо завершить строительство «Северного потока — 2» и добиться его полноценного функционирования, отвергнув все требования США и их европейской обслуги. Во-вторых, нужно завершить расширение АЭС «Пакш», а также развивать экономические связи с Венгрией в тех сферах, где это выгодно России. В-третьих, британцы могут наказать режим Николы Стерджен, для этого необходимо организовать информационную кампанию в поддержку предоставления Шетландским и Оркнейским островам статуса, аналогичного статусу острова Мэн, то есть коронных земель.

Вернемся к нашему герою. Истоки мировоззрения и поведения Манфреда Вебера достаточно ясны. С одной стороны, это тяжёлая форма парафрении, которую вообще можно рассматривать как параноидальный бред хронически воспалённого сознания. С другой — это позиция беспринципного политикана, действующего в американских интересах, усердно отрабатывающего свои 30 сребреников и в холопском усердии то и дело забегающего вперёд. Я полагаю, что в случае с Вебером работают оба эти фактора.

Возможно, не стоило бы уделять столько внимания нашему «герою», если бы не одна очень важная причина. Этот персонаж является типичным представителем евробюрократии, особенно её высшего слоя, пришедшей на смену предыдущему поколению европейских политиков, формировавших постпослевоенную Европу. Жак Ширак, Гельмут Коль, Маргарет Тэтчер, Сильвио Берлускони и другие были крупными политиками и яркими личностями. С ними можно и должно было яростно спорить, отстаивая свои интересы, вести переговоры и заключать соглашения, которые стороны выполняли. И хотя большинство из них выступали за еврофедерализм, эти политики сознавали и жёстко отстаивали интересы своих стран, а также могли приходить к разумным компромиссам, учитывая интересы партнёров.

На смену им пришли людишки, которые являются просто лилипутами. Вебер — типичный образец такой генерации. Плохообразованный бюрократ, всю жизнь просидевший в различных кабинетах, не имеющий опыта настоящей работы и хотя бы одного идеологического гроша за душой (а если там найдётся евроцент, то только по чистой случайности), попавший на должность, на которой можно делать самые дикие и безответственные заявления, — вот что такое Манфред Вебер.

Эта характеристика подтверждается простым экспериментом. Давайте возьмём искомого Вебера и будем рокировать его с другими сливками евробюрократии. Например, с Урсулой фон дер Ляйен, Жозепом Боррелем, Дональдом Туском, Мартином Шульцом и другими. Что-нибудь изменится в политике Евросоюза относительно России, да и не только её? Да ничего!

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2021/03/12/manfred-veber-politicheskiy-portret-v-interere-es
Опубликовано 12 марта 2021 в 11:12
Все новости

20.04.2021

Загрузить ещё
Опрос
Как у Вас обстоят дела с вакцинацией от коронавируса?
Результаты опросов
Актуальные сюжеты
Одноклассники