Меню
  • USD 74.20
  • EUR 88.44
  • BRENT 69.36 -0.27%

Германия и Франция: битва за ЕС, или Когда в подельниках согласья нет

Эммануэль Макрон и Ангела Меркель. Иллюстрация: Рамблер/финансы

Судьба проекта газопровода «Северный поток-2» остается одной из важнейших тем в информационном поле. Между тем за шумихой вокруг газопровода стоят важнейшие вопросы мировой политики и экономики, в том числе вопрос о лидерстве в Евросоюзе. Сам проект «Северного потока-2» связан непосредственно с Россией и перспективами энергетической революции в Европе до примерно 2050 года.

После Brexit в Евросоюзе остались две страны, являющиеся экономическими и политическими лидерами этого объединения — Германия и Франция. Германия является бесспорным экономическим лидером, однако вследствие поражения в двух мировых войнах, значительного ущемления своего суверенитета в пользу США и отсутствия ядерного оружия она обладает меньшим, чем Франция, потенциалом в военной и политической сферах. У Франции же, обладающей одновременно мощной экономикой и ядерным оружием, больше военных и политических возможностей для реализации своих запросов на международной арене.

К этому следует добавить, что Германия традиционно в меньшей степени привержена идее эмансипации от США и НАТО в военной сфере (хотя с 1989 года существует франко-германская бригада), в то время как Франция, наоборот, является главным инициатором идеи создания европейской армии, отдельной от НАТО, то есть подспудно реализует традиционную концепцию «величия Франции», как её в своё время разработал президент Шарль де Голль.

Нельзя также забывать о том, что несмотря на примирение двух стран, состоявшееся после Второй мировой войны, между ними постоянно присутствуют достаточно серьезные разногласия, что вполне естественно для таких мощных держав — и при такой истории вообще, и истории взаимоотношений в частности. Ярким проявлением этого можно считать тот факт, что президент Франсуа Миттеран был умеренным противником поглощения ГДР Федеративной республикой Германии. Причина этого была следующая: до этого момента Пятая республика и ФРГ были равными игроками, на которых держалась европейская интеграция. После объединения Германии баланс между ними был нарушен в пользу объединённой Германии, соответственно, Париж на тот момент лишился возможности стать гегемоном в Евросоюзе (тогда ЕЭС), опираясь на свою экономическую мощь.

Прежде чем проанализировать роль Франции в попытках срыва реализации «Северного потока — 2», необходимо вспомнить сложное устройство Евросоюза. Дело в том, что противниками «СП-2» внутри Евросоюза являются страны, являющиеся верными союзниками США и НАТО — страны Балтии (Латвия, Литва и Эстония), Вышеградской группы (Польша, Венгрия, Чехия и Словакия), Румыния и Хорватия. Соответственно, за пределами Евросоюза против «СП-2» выступают США и Украина.

Кроме экономических потерь, США и их сателлиты из стран Восточной Европы опасаются, что реализация «СП-2» уничтожит все возможности Украины осуществлять газовый шантаж как стран Евросоюза, так и России, чем она занимается уже много лет. Этот факт непосредственно скажется на политической ситуации в Европе, а именно:

  1. Россия сможет активнее и всестороннее воздействовать на Польшу и Украину, препятствуя их враждебной деятельности в отношении её самой и Белоруссии и не опасаясь систематических провокаций этих стран при одобрении и поддержке США.
  2. Ликвидация возможностей для газового шантажа приведет к ослаблению позиций Польши и стран Прибалтики в Евросоюзе, сократит до минимума их возможности по выпрашиванию дотаций у ведущих стран этого объединения, вынужденных терпеть их откровенное паразитирование, и заставит эти «маленькие, но гордые державы» заниматься собственными делами.
  3. Ввод в строй «СП-2» и возможное ослабление вследствие этого экономик некоторых восточноевропейских стран могут теоретически привести к сближению России с Германией и Францией, чьи антироссийские позиции были менее жесткими и более взвешенными, чем у Великобритании и стран Восточной Европы, и которые меньше пострадали, введя самоубийственные антироссийские санкции.
  4. Это в свою очередь может способствовать ослаблению антироссийского санкционного режима, существующего с 2014 года, а также укрепит экономику Германии и её лидирующие позиции в Евросоюзе.
  5. Разногласия по поводу «СП-2» по линии Германия — страны Восточной Европы могут привести к дальнейшему расколу Евросоюза, что накладывается на конфликт Польши и Венгрии с франко-германским тандемом и Брюсселем по множеству вопросов.

Франция также по сути оказалась замешана в спекуляции вокруг «СП-2». Причина состояла в том, что Париж в неявной форме выступает против экономического усиления своего главного союзника в Евросоюзе. Из-за этого в феврале 2019 года появились слухи и открытые надежды, что Пятая республика выступит против «СП-2» в поддержку изменения европейской газовой директивы с целью усложнения строительства данного газопровода. Тем не менее в последний момент был достигнут компромисс между Парижем и Берлином. По одной из убедительных версий, причиной этого был торг между президентом Эммануэлем Макроном и канцлером Ангелой Меркель по вопросам реформирования Евросоюза.

Откровенным вмешательством Франции в строительство «СП-2» стало заявление Макрона 28 августа 2020 года. Тогда президент Пятой республики предостерег Меркель, чтобы строительство «СП-2» не привело к увеличению зависимости Европы от поставок российского газа.

Наконец, последнее на данный момент вмешательство Франции в строительство «СП-2» произошло в конце января-начале февраля 2021 года. Важно в этой связи отметить редакционную статью в газете Le Monde под заголовком «Перед лицом России нужно остановить газопровод „Северный поток — 2“» от 25 января. Перед этим 21 января Европейский парламент рекомендовал остановить строительство «СП-2».

Хотя Европарламент не обладает реальными законодательными и директивными функциями, этот факт необходимо отметить как вопиющий пример попытки ограничения суверенитета страны — участницы Евросоюза, причём по факту — ведущей экономики Евросоюза и одной из ведущих экономик мира! Можно представить, что в аналогичной ситуации будет сделано с какой-нибудь Литвой или Болгарией, попробуй они проявить хотя бы долю самостоятельности! А 1 февраля французский государственный секретарь по европейским делам Клеман Бон призвал Германию отказаться от «СП-2» из-за арестов навальнистов. Однако уже на следующий день министр иностранных дел Жан Ив Ле Дриан заявил следующее:

«Не надо смешивать темы. У нас есть дискуссия с немцами по „Северному потоку“, но она в основном касается вопросов европейского энергетического суверенитета».

В своем заявлении Ле Дриан подчеркнул, что строительство «СП-2» — это дело Германии.

Фактически же Париж «сделал хорошую мину при плохой игре». Причина изменения первоначальной позиции французской дипломатии состоит в том, что правительство Германии и лично канцлер Меркель выступают за реализацию «СП-2», несмотря на давление с разных сторон, вследствие чего демарш Франции в лице Клемана Бона мог только обострить взаимные отношения без достижения мало-мальски заметного результата. В этой связи важно вспомнить, что в прошлом году министр иностранных дел Германии Хайко Маас заявил, что американские санкции против «СП-2» нарушают энергетический суверенитет Европы.

Сейчас же причина двухстороннего американо-французского давления на ФРГ заключается в особой позиции Берлина. Германия четко заявила о том, что системная провокация против России и итоговое тюремное заключение Алексея Навального никак не повлияют на её позицию в отношении строительства «СП-2». То есть, если Германия введёт какие-либо санкции против России из-за Навального, это не будет означать заморозку достройки «СП-2».

Можно заключить, что Франция, то есть прежде всего сам Макрон, на данный момент не имеет чётко выработанной политической линии по вопросу достижения после Брексита гегемонии в Евросоюзе совместно с ФРГ или же в одиночку. В первом случае атака на Германию по вопросу достройки «СП-2» бессмысленна и ставит крест на попытках совместного с Берлином доминирования в Евросоюзе. Во втором случае цель недостижима вследствие недостаточной экономической мощи Франции или же данная попытка опирается на какие-то секретные договорённости с новой администрацией США в виде обещаний, которые, как показывает опыт, в подавляющем большинстве случаев американцы не выполняют («политика морковки»).

В связи с этим совершенно необходим анализ последних американских заявлений относительно «СП-2», так как они позволяют вскрыть ряд мотивов и действий Франции и ФРГ и спрогнозировать последствия реализации американских планов, если американцам удастся их продавить.

По сведениям немецкой газеты Handelsblatt, американцы под предлогом возможного снятия санкций с «СП-2» опосредованно требуют от России сохранить транзит газа через Украину после 2024 года в нынешнем полном объеме. Другие требования США также относятся к украинскому транзиту. Это повышение ставок тарифа для транзита газа из России (хотя сейчас они почти в 3 раза выше, чем у той же Польши), помощь в увеличении мощности подземных хранилищ Украины и в расширении газотранспортной системы для транспортировки водорода (эти два требования относятся к Германии).

Главное условие, которое выдвигает Вашингтон — это отказ России от использования «СП-2» как инструмента давления на Украину, то есть американцы рассматривают возможность поставить заслонки на трубопровод, причём США ничтоже сумняшеся присваивают себе полномочия решать, какие действия России они сочтут давлением на Украину и когда сочтут нужным пресечь транзит газа по «СП-2». По сути, США занимаются тотальным энергетическим шантажом Германии, которую все равно считают мощным экономическим конкурентом, и одновременно России. Фактически американская сторона открыто признает, что полная реализация «СП-2» будет иметь огромное экономическое и политическое значение для географической Европы, а именно:

  1. Обеспечит энергетическую независимость Германии на ближайшие годы, а в перспективе по крайней мере до запуска полного перехода на водородную энергетику при сохранении высокой конкурентоспособности германской экономики.
  2. Приведет к усилению конфронтации Германии с американскими сателлитами из Восточной Европы, некоторые из которых (Польша и Венгрия) и так находятся в серьезном конфликте с Брюсселем, Берлином и Парижем и остаются в Евросоюзе лишь по экономическим причинам.
  3. Позволит России начать решительное наступление на враждебную ей Украину, в том числе через реализацию доктрины «Русского Донбасса», с целью предотвращения геноцида русскоязычного населения и российских граждан.

Получается, что американцы действительно используют провалившуюся тактику («политика морковки») в попытке получить всё ни за что. Администрация Дональда Трампа с помощью такой тактики провалила переговоры по продлению соглашения СНВ-3, хотя, возможно, просто занималась их саботажем. Администрация Джо Байдена пошла по тому же пути. В итоге она хочет, чтобы Россия, к которой байденовская администрация вообще не адресуется, пошла на дикие кабальные условия по транзиту газа через Украину на многие годы вперёд!

Далее администрация Байдена требует, чтобы верный друг и союзник Германия, к тому же находящаяся под контролем США, модернизировала газотранспортную систему и увеличила мощности для хранения газа на Украине, причём не только природного, но и водорода, и всё бесплатно! Это несмотря на то, что ФРГ ранее уже предложила построить 2 терминала СПГ стоимостью 1 млрд евро, ориентированные на приём американского СПГ. Де-факто США требуют от Германии не просто союзнической лояльности, а холопской преданности! И за всё это они предлагают обсудить лишь условия возможного снятия санкций с «СП-2» при получении полного контроля над ним!

Одновременно американцы рассчитывают при реализации своих требований поддержать на плаву Украину и сохранить в перспективе мощный финансовый рычаг давления на неё.

Из всего этого напрашиваются следующие выводы:

  1. С Россией разговаривать в таком ключе бессмысленно, это должны понять даже американские чиновники, посему американский проект есть проект заведомо провальный.
  2. Если Германия согласится на американские условия, она полностью попадёт в кабалу к США, поставив свою экономику в полную зависимость от поставок американского СПГ из сланцевых месторождений. Цена такого газа будет совсем другой, нежели газа, прокачиваемого из России по «СП-1» и «СП-2», что сделает эту цену нерентабельной и очень быстро приведёт к полному экономическому краху Германии на радость США.

Пока что даже Евросоюз открыто говорит о возможности реализации «Северного потока — 2». Так, 5 февраля представитель Еврокомисии Петер Стано заявил следующее:

«„Северный поток-2“ — это проект группы частных фирм, и мы не можем помешать компаниям строить его, если с этим согласно правительство Германии. Если эти компании завершат создание трубопровода, они должны знать, что им необходимо будет действовать в соответствии с законодательством Европейского союза. Это максимум, что мы можем сделать на уровне Европейского союза».

Несмотря на это, глава комитета бундестага по внешней политике Норберт Рёттген предложил в тот же день России, Евросоюзу и США ввести мораторий на строительство «СП-2» со следующей формулировкой:

«Возможно, это могло бы выглядеть следующим образом: ЕС, Россия и США договариваются о моратории на строительство, но на этот раз не в качестве санкции, а в качестве паузы для начала переговоров с целью рассеять самое большое беспокойство Запада, которое состоит в том, что этот трубопровод будет использоваться как геополитическое оружие против восточноевропейских стран».

И эту страну прочат в лидеры Евросоюза в качестве одного из центров силы в многополярном мире?!

Для Евросоюза проект «СП-2» также исключительно важен, так как интриги вокруг него привели к парадоксальной ситуации. Европейская интеграция изначально планировалась не только для предотвращения новой войны в Европе, но и для экономического сдерживания Германии путём включения её в общеевропейские экономические проекты. Поколения немецких политиков, прежде всего из прежней ФРГ, выросли на либеральном интернационализме, на идее о том, что Германия должна отказаться от национального суверенитета и национальной идентичности в пользу наднациональных органов ЕЭС/Евросоюза и европейской идентичности, должна раствориться во всем этом.

Ситуация же с «СП-2» показала, что Германия, особенно в критической ситуации, при наличии политической воли может при необходимости проигнорировать позицию других членов Евросоюза и его наднациональных институтов в пользу своих собственных национальных интересов в экономической сфере. Еще более важным является тот факт, что и при наличии таких разногласий им всем придется жить в одном Евросоюзе. Особенно это важно с учетом удара в спину со стороны Франции. Париж не зависит от поставок российского газа, у него остались мощная атомная энергетика, одна из самых передовых в мире, и другие источники энергии.

Возможно, в ситуации с «СП-2» имеет место сближение между Францией и США, не случайно Макрон и Байден провели телефонные переговоры в союзническом тоне (см. «Франция и Германия после Brexit: лидерство в ЕС или маргинализация?»). Если это так, то с французской стороны эта попытка блокировки «СП-2», пока и не реализованная, выглядит как авантюра, самоубийственная для всего Евросоюза.

Допустим, мечты Парижа и Вашингтона сбылись, «СП-2» не реализован, германская экономика подорвана поисками альтернативы и сложностями в энергетическом перевооружении всех сфер жизни, где необходимо голубое топливо. Однако в таком случае Макрон и Ко забывают о том, что именно Германия является экономическим локомотивом Евросоюза, соответственно дотации всем ярым противникам «СП-2» из Восточной Европы формируются в значительной степени за германский счет. Если же из-за экономической немощи Германии Евросоюз не сможет выделять дотации той же Польше, то встанет вопрос о её дальнейшем пребывании в Евросоюзе.

Это достаточно реальный вариант развития событий, деньги из воздуха не появятся. И если прекращение дотаций по идеологическим и политическим причинам ещё можно использовать против правительства Матеуша Моравецкого, то отказ по экономическим причинам будет козырем для «Конфедерации свободы и независимости» Януша Корвина-Микке, Кшиштофа Босака и Гжегожа Брауна, фактически призывающих к выходу Польши из Евросоюза. Не зря же было отмечено, что Brexit был тревожным звоночком для европейской интеграции. Ведь тот же Макрон очень критично воспринимает даже выход Великобритании из Евросоюза, хотя в свое время де Голль верно полагал, что британцам не место в ЕЭС. А при таком сценарии развития из-за подрыва экономики Германии Евросоюз в лучшем случае превратится в аморфное образование, а в худшем начнет разваливаться. И все из-за амбиций президента Пятой республики, желающего любым способом стать лидером Евросоюза!

Но даже если отбросить этот вариант развития событий и представить, что «СП-2» реализован, все равно возникают серьезные вопросы. Если вспомнить о том, что в выступающих против «СП-2» странах Восточной Европы, кроме проамериканского умеренного евроскептика Ярослава Качиньского, присутствуют в достаточном количестве еврооптимисты, ситуация для Германии в политическом отношении будет немногим лучше. Данная категория политиков, вроде того же Радослава Сикорского, тоже выступает против «СП-2» и тем самым поддерживает подрыв германской экономики.

Как немецкие христианские демократы во главе с Армином Лашетом (он решительно поддерживает реализацию «СП-2») думают сосуществовать в Евросоюзе со странами, где все политики готовы в угоду США, ради собственной выгоды и из мести России помешать реализации «СП-2»? Не было ли ошибочным в свое время принятие этих стран в Евросоюз исключительно ради их отрыва от России? Нужно ли дальше оставлять в составе Евросоюза американских сателлитов, по сути занимающихся враждебной по отношению к Германии деятельностью в различных сферах, но до последнего момента выпрашивающих у той же Германии дотации для поддержки своих экономик?

С российской точки зрения ответ очевиден. А вот в Западной Европе будут вилять и лицемерить по этому поводу. Оно и понятно: оказалось, что люди, исповедующие либерально-демократические взгляды, выросшие на идеях «Красного мая» 1968 года и проживающие в разных странах Евросоюза, имеют диаметрально противоположные позиции по вопросам внешней политики.

Либеральный интернационализм мертв. Оказалось, что национальные и страновые предпочтения никуда не делись. Выяснилось, что идея о том, что Евросоюз — это объединение стран, решивших воедино связать свою судьбу друг с другом и действовать заодно, оказалась выдумкой. Вместо этого видно, что не только восточноевропейские страны, но даже Франция готова при каждом удобном случае думать исключительно о своих шкурных интересах и фактически предать Германию, своего главного «союзника» в Европе.

Таким образом, в событиях вокруг «Северного потока — 2» просматривается несколько направлений:

  1. Попытка Франции при поддержке США подорвать Германию как экономического лидера Евросоюза.
  2. Стремление администрации Байдена обрушить экономику Германии и закрепить за Евросоюзом статус зависимого образования с помощью реализации требований к «СП-2».
  3. Попытки США предотвратить раскол внутри Евросоюза между Германией и странами Восточной Европы, стремящимися сохранить и усилить антироссийскую политику объединения.
  4. Желание Украины, Польши и Прибалтики сохранить транзит российского газа через Украину, чтобы шантажировать Россию и Германию, используя этот транзит в качестве рычага давления.
  5. Действия США и их восточноевропейских сателлитов, направленные на сохранение контроля над Украиной и её использование в качестве инструмента (расходного материала) в борьбе с Россией.

Какое из этих направлений будет реализовано, мы узнаем в ближайшие месяцы.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2021/02/06/germaniya-i-franciya-bitva-za-es-ili-kogda-v-podelnikah-soglasya-net
Опубликовано 6 февраля 2021 в 08:07
Добавьте EAD в свои источники:Яндекс-Новости Google News
Все новости
Загрузить ещё
Актуальные сюжеты
Facebook