• USD 59.23 +0.23
  • EUR 69.45 -0.07
  • BRENT 64.47

От Меркель явно устали: Провал «Ямайки» выдвинул на первые роли Штайнмайера

Франк-Вальтер Штайнмайер. Иллюстрация: Vladtime.ru

Германское бульварное издание Bild так забавно прокомментировало происходящее в стране: «полная драматизма драма в Берлине!». Вопрос о четвертом канцлерском сроке Меркель повис в воздухе. В Германии развивается кризис, связанный с невозможностью сформировать коалиционное правительство после парламентских выборов сентября 2017 года. Один из четырех участников шедших с 20 октября коалиционных переговоров — лидер СвДП Кристиан Линднер объявил в ночь на понедельник 20 ноября, что его партия выходит из них. По его словам, у четырех партнеров по коалиционным переговорам «нет общего видения для нашей страны и нет общей основы доверия». Срыв переговоров в воскресенье стал для всех неожиданностью. Несмотря на то, что стороны на переговорах были далеки друг от друга по ключевым вопросам, большинство наблюдателей предсказывали, что они отбросят свои разногласия, оказавшись перед трудной перспективой внеочередных выборов из-за невозможности сформировать правительство.

Сама канцлер Меркель назначала прошлую пятницу в качестве крайнего срока для достижения коалиционного соглашения между свободными демократами, Зелеными и ХДС с ХСС. Сформировать коалиционное правительство из представителей этих партий Меркель планировала на канун Рождества. Однако утром в понедельник 20-го ноября ситуация выглядела так, будто единственное возможное решение по коалиции — создать правительство большинства, т. н. «Ямайку» (название по партийным цветам потенциальных участников), провалилось. Меркель столкнулась с худшим из кризисов в своем 12-летнем правлении в Германии. Из-за экстренной ситуации канцлер отменила в понедельник встречу с премьер-министром Нидерландов Марком Рютте. Вместо этого Меркель утром поехала в дворец Бельвю, чтобы проинформировать федерального президента Франк-Вальтера Штайнмайера о состоянии дел по формированию правительства, т. е., фактически, о невозможности сформировать его. Так Меркель оказалась в прямой зависимости от президента социал-демократа Штайнмайера — бывшего ее соперника по выборам 2009 года. Правда, не будем забывать, что на момент исполнения своих полномочий президент формально приостанавливает свое членство в политической партии. Так что внешне дальнейшие усилия Штайнмайера по разрешению ситуации выглядят вполне «не партийно».

Заметим, что уже в первый год своих полномочий глава государства Штайнмайер получает проблему, не имевшую прецедента в истории ФРГ. Штайнмайер теперь должен найти выход из сложной ситуации. Выбор у федерального президента не так уж велик. Он вынужден либо открыть путь к процедуре создания правительства меньшинства при канцлере Меркель, либо распустить бундестаг и пойти на внеочередные парламентские выборы. Ни новые выборы, ни правительство меньшинства — не являются действительно заманчивыми перспективами для германского политического истеблишмента. По случаю, не имевшему еще прецедента в истории ФРГ, президент должен руководствоваться статьей 63-й Основного закона (1). В статье содержатся четыре параграфа — два для обычного случая, а два — для кризиса. В конкретном случае 20 ноября 2017 года подходят как раз два последних «кризисных параграфа». Федеральный президент делает предложение парламенту по кандидатуре канцлера — это уже было проделано в конце сентября. Если канцлер не получает абсолютного большинства (выяснилось сейчас), то выборы могут быть повторены в течение следующих 14 дней. После очередной неудачи выборы проводятся в третий раз. Но в третьем раунде для избрания канцлера достаточно не абсолютного, а относительного большинства голосов. Но далее все зависит от решения президента. Вот здесь и просматривается ключевая роль Штайнмайера. Президент может либо назначить лицо, избранное относительным большинством, канцлером, либо распустить бундестаг. У президента есть семь дней для этого решения. Если он выберет роспуск парламента, то новые выборы должны состояться в течение следующих 60 дней.

Ни депутатам бундестага, ни лидерам ведущих партий не должна понравиться перспектива роспуска только что избранного парламента. Но что делать? Правда, по большому счету в сложившейся ситуации не следует ожидать, что новые выборы прояснят политическую ситуацию в стране. Опросы общественного мнения показывают, что новые выборы обеспечат примерно текущую ситуацию в парламенте. Более того, правая партия «Альтернатива для Германии» (АдГ) может даже чуть улучшить свою позицию. Следовательно, переговоры о коалиции с прежним составом участников к весне 2018 года вернутся на тот же круг, с которого они начались в октябре 2017 года.

Другой вариант — правительство меньшинства — вполне возможен. На это как будто уже прямо сейчас согласны Зеленые. Но это правительство меньшинства означает, что правление в Германии следующие четыре года будет очень слабым. Руководство таким правительством никоим образом не соответствовало бы характеру предшествующей политики Меркель. Неспособность создать правительство большинства в парламенте попросту свяжет руки Меркель. Правительству меньшинства придется осторожничать из-за опасения получить правительственный кризис по любому решению из-за обширной оппозиции в бундестаге. Очевидно, что, если Меркель станет канцлером правительства меньшинства, то это через какое-то время откроет путь к ее отставке и уходу из политики.

Досадная для Меркель пауза с формированием нового правительства оставляет Германию в подвешенном состоянии на продолжительный срок в то время, когда Европа как будто нуждается в лидерстве Берлина. Внезапный крах переговоров о формировании коалиционного правительства ведет к беспорядку в политике Германии, а шире — и Европы. Отсутствие широкой поддержки у себя дома подрывает персональный авторитет канцлера Меркель в Европе, играющей ключевую роль в обеспечении единства блока в таких болезненных вопросах, как миграция, сохранение санкций против России или урегулирование долга Греции. Трудности с формированием правительства уже отражаются на немецкой экономике, которая имеет ключевое значение для Европы в целом. Меркель временно выключена из серьезных и крайне насущных переговоров со своим французским партнером — президентом Эммануэлем Макроном о будущем Европейского союза. Ограничена и активность Германии в украинском кризисе, в т. н. «нормандском формате». Похоже, с конца ноября и дальше Германию ждут многие недели, а возможно и месяцы, неопределенности с правительством.

А пока после встречи с Меркель в Бельвю президент Штайнмайер публично призвал политические партии продолжить переговоры по созданию правительства. Президент заявил, что он ожидает от всех партий готовности к переговорам. Штайнмайер предупредил, что ответственность за формирование правительства не может быть просто возвращена избирателям, т. е. Штайнмайер выступает против досрочных выборов. Он намерен в ближайшие дни встретиться с лидерами участвовавших в коалиционных переговорах политических партий. Штайнмайер также заявил о планах встретиться с председателями партий, чьи политические программы имеют «точки соприкосновения, не исключающие создание коалиции». В подобном высказывании усмотрели намек на единственную возможную партию подобного рода — СДПГ. «Большая коалиция» между ХДС/ХСС и СДПГ теоретически по-прежнему возможна, но новое руководство СДПГ твердо намерено оставаться в оппозиции. За час до обращения Штайнмайера к политическим партиям председатель СДПГ Мартин Шульц подтвердил нежелание социал-демократов участвовать в коалиции. После провала переговоров по «коалиции Ямайка» общественное давление на социал-демократов может возрасти, чтобы они взяли на себя политическую ответственность за ситуацию в стране. Но последние явно намерены держать паузу.

После разговора с президентом и его обращения к партиям Меркель выступила на телеканале ARD. Она смело идет навстречу кризису. Меркель высказалась против формирования правительства меньшинства, назвав новые выборы в парламент более подходящим вариантом. Меркель обещает, что ХДС «будет продолжать брать на себя ответственность за эту страну даже в такой сложной ситуации». Она заявила о принципиальной готовности к переговорам с СДПГ по формированию новой «большой коалиции». Но здесь она намерена чуть подождать результатов встреч президента ФРГ с председателями других политических партий. Лишь после этого канцлер примет окончательное решение о целесообразности нового сближения с СДПГ. Ситуация выглядит так, будто предложение «большой коалиции» СДПГ остается последним шансом для Меркель, чтобы избежать досрочных выборов. Руководство СДПГ откровенно демонстрирует, что оно не пойдет на коалицию с ХДС.

Итак, из четырех имеющихся возможностей:

— вернуть свободных демократов за стол переговоров;

— вновь выдать повышенные предложения социал-демократам

— создать коалицию меньшинства с зелеными;

— пойти на досрочные выборы — канцлер явно рассчитывает на первое и второе (оба сомнительные), исключая правительство меньшинства и демонстрируя готовность идти на досрочные выборы. Но досрочные выборы выведут на новый круг переговоров о коалиции без перспективы создания правительства.

Возникает закономерный вопрос: кто виноват в возникшем серьезном политическом кризисе в Германии? Разумеется, «коалиция Ямайка» изначально казалась трудным мероприятием из-за своей излишней громоздкости. Вести коалиционные переговоры в попытке свести интересы четырех партий — трудная задача. Кроме того, у Меркель могло и не хватить привлекательных постов в правительстве сразу для двух малых партнеров по коалиции.

Сейчас официоз — Deutsche Welle винит в срыве переговоров амбициозного молодого лидера СвДП Кристиана Линднера. Линднер слишком явно пытается восстановить историческое значение своей партии — владельца «золотой акции» в деле формирования коалиционного правительства. Другие партии — участники переговоров также обвинили свободных демократов в том, что они сорвали потенциальную сделку. Сам Кристиан Линднер после заявления президента Штайнмайера публично выступил в защиту своего решения прервать коалиционные переговоры. Он заявил о непреодолимых противоречиях между СвДП и консерваторами из ХДС и ХСС, как причине срыва переговоров. Это достаточно откровенный намек, поскольку сама Меркель явно не относится к «консерваторам». Есть такое мнение, что, если бы канцлер Меркель (ХДС) вела самостоятельно переговоры о коалиции без своего баварского партнера и недоброжелателя — Хорста Зеехофера (ХСС), то соглашение по коалиции было бы достигнуто за несколько дней. Т. е. подножку на коалиционных переговорах Меркель поставили баварцы.

И действительно, когда перечисляют трудные пункты переговоров: правила убежища и вопрос о воссоединении семей беженцев, экология и проблема частичной зависимости германской энергетики от угля, новая европейская политика с предложениями Макрона, проблема отношений с Турцией — то по всем этим пунктам очевидно противостояние интересов всех остальных участников коалиционных переговоров с Зелеными, а никак не СвДП с «консерваторами» из ХДС/ХСС. Между тем, лидер зеленых — Катрин Геринг-Эккардт выразила готовность к продолжению коалиционных переговоров, хотя и отметила расхождения с потенциальными партнерами по вопросам экологии.

Похоже, что причиной срыва переговоров стали не только разногласия вокруг принципиальных политических вопросов партий. Собственно, сами «консерваторы» среди христианских демократов способствовали их срыву. Сейчас утверждается, что разногласия в подходах к миграционной политике не только подорвали популярность канцлера в 2015 году, но и пустили под откос переговоры о новой коалиции. Миграционный кризис и подъем АдГ еще раз дотянулись до Меркель, но теперь, похоже, совсем с другой стороны, чем это пытаются представить. Лимит доверия к Меркель в ХДС, а шире — в сфере германской политики напрямую связан с проблемой формирования ею правительства. Крах германских коалиционных переговоров уж слишком явно наносит персональный удар по Меркель. Похоже, канцлеру из рядов собственной партии и близкого ХСС помогли провалить переговоры. Меркель слишком явно дают понять, что ей пора уходить. Если Меркель сейчас при втором круге в попытке создать коалиционное правительство встретит повторное твердое «нет» из СвДП, «нет» — из СДПГ, то как тогда она поведет ХДС на внеочередные выборы? От Меркель явно устали, и ей открыто дают это понять.

(1) [приложение] из Основного закона Федеративной Республики Германии от 23 мая 1949 года.

Статья 63.

1) Федеральный канцлер избирается без прений Бундестагом по предложению Федерального президента.

2) Избранным считается тот, кто собрал голоса большинства членов Бундестага. Избранное лицо должно быть назначено Федеральным президентом.

3) Если предложенное лицо не избрано, Бундестаг может в течение четырнадцати дней после выборов избрать Федерального канцлера абсолютным большинством голосов своих членов.

4) Если в течение этого срока избрание не состоялось, незамедлительно проводится новый тур голосования, в котором избранным считается тот, кто получил наибольшее число голосов. Если избранное лицо собрало голоса большинства членов Бундестага, Федеральный президент в течение семи дней после выборов должен его назначить. Если избранное лицо не получило такого большинства, то Федеральный президент должен в течение семи дней либо назначить его, либо распустить Бундестаг.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2017/11/21/ot-merkel-yavno-ustali-proval-yamayki-vydvinul-na-pervye-roli-shtaynmayera
Опубликовано 21 ноября 2017 в 10:52
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами