• USD 59.36 +0.42
  • EUR 69.22 +0.66
  • BRENT 48.06

Подлинная история египетского «Штирлица»: Израиль в фокусе

Иллюстрация: Isralove.org

Портал mignews.com опубликовал аналитическую статью публициста Иры Коган под заголовком «Ислам и британские левые».

Известно, что в Англии нет антисемитизма, поскольку англичане не считают себя глупее евреев. Однако в последнее время, судя по политическим новостям, ситуация меняется. На парламентских выборах партия Консерваторов во главе с Терезой Мэй потеряла абсолютное большинство в Палате общин. Такой результат стал неожиданным, поскольку сами досрочные выборы были задуманы, чтобы еще больше укрепить позиции тори. Еще более странно выглядит усиление Лейбористской партии во главе с Джереми Корбиным — ее общее количество мандатов достигло 262.

Корбин, откровенный антисемит, не скрывающий ненависти к Израилю и называющий своими друзьями ХАМАС и «Хизбаллу», возглавил лейбористов в 2015 году и перенес свои взгляды на партийную идеологию. Обозреватели предсказывали партии политическое банкротство из-за непопулярных в британском обществе идей: бойкот еврейского государства, отмена санкций против Ирана, солидарность с радикальным исламизмом. Однако все произошло с точностью до наоборот. Означает ли рост антисемитских настроений, что англичане стали чувствовать себя глупее евреев? И если во всем западном мире набирают силу правые и даже ультраправые движения, то почему в Англии наблюдается обратная тенденция?

Когда Великобритания проголосовала за выход из ЕС, многие решили, что Альбион защищает себя от нашествия беженцев-мусульман из Африки и Ближнего Востока. На самом деле, королевство стремилось отделиться именно от Европы с ее экономической политикой и открытыми границами. Что касается мусульман, то с ними у англичан никогда не было проблем — по крайней мере, признанных официально.

Связь Британии с исламским миром восходит к 16 веку, когда произошло отделение англиканской церкви от Папского престола, запрещавшего торговлю с мусульманами. Избавившись от этого запрета, англичане завязали тесные контакты с Османской, Персидской и Марокканской империями. Распад колониальной системы в 20 веке привел к массовой иммиграции в Великобританию жителей бывших колоний, в основном мусульманских. Ислам, как не раз подчеркивалось британскими лидерами, стал неотъемлемой частью британской культуры.

Число мусульман значительно выросло после 2010 года; кроме того, мусульманское население увеличивается за счет высокой рождаемости. Сейчас Англия занимает третье место в Европе по количеству мусульман после Франции и Германии — они составляют 5,5% населения страны. Радикальные элементы чувствуют себя здесь, как дома, открыто пропагандируя террор и экстремизм.

Левые движения массово переориентировались на мусульманского избирателя после краха социалистической системы и окончательно дискредитации марксизма. Для привлечения мусульманских, и особенно арабских голосов понадобилась антисемитская идеология и активная поддержка «борьбы палестинского народа против сионистской оккупации». Правда, в 2001 году лейбористский премьер-министр Тони Блэр оттолкнул мусульманских избирателей, поддержав объявленный Джорджем Бушем «крестовый поход» против радикального ислама. Корбин вернул себе этот электорат.

И все же пять с половиной процентов мусульман Великобритании не смогли бы обеспечить Партии Труда более 250 мандатов и вывести ее на второе место в Палате общин. За лейбористов проголосовали англичане, недовольные падением реальных зарплат и инфляцией. Корбин обещал своим согражданам то же, что обещают все левые и социалисты, — увеличение расходов на социальные нужды, образование и медицину. В других странах эти проблемы временно отходят на второй план на фоне страха перед иммиграционным кризисом и его последствиями, в первую очередь — перед исламизацией общества и террором. В Великобритании этого страха нет. Ислам по-прежнему кажется хорошо знакомым, привычным и «своим», а терроризм — маргинальным явлением, с которым должны справиться сами английские мусульмане. Что касается Израиля, он служит поводом для консолидации всех лево-антисемитских сил. Характерно, что европейские левые по-прежнему используют этот «образ врага», от которого отказываются даже арабские страны.

Пока у Великобритании слишком много своих забот, чтобы всерьез выступать против еврейского государства. Но по мере осуществления Брекзита экономическая ситуация будет осложняться, а число недовольных — увеличиваться. Джереми Корбин уже призывает к отставке консервативного правительства. Не исключено, что лейбористы вскоре вернутся к власти в своем новом, исламо-антисемитском облике.

Еще более тревожно — что усиление этих настроений характерно не только для Британии, но и для всех левых движений. Когда политические симпатии общества в очередной раз качнутся в другую сторону, во главе ведущих стран Запада могут оказаться другие Корбины — ненавистники Израиля, друзья Ирана и «Хизбаллы». (mignews.com)

Портал 9tv.co.il опубликовал окончание статьи Петра Люкимсона, израильского русскоязычного писателя и журналиста, под заголовком «Араб, который выиграл шестидневную войну, или подлинная история египетского Штирлица». (начало статьи можно прочитать здесь)

В дверь квартиры, которую арендовал Жак Битон, сотрудники ШАБАКа постучали в одиннадцать часов вечера.
Будучи в одних трусах, Битон слегка приоткрыл дверь и… закрыть ее уже не смог. И то, что первые свои показания он вынужден был давать в таком, мягко говоря, полуодетом виде, вне сомнения, выбило его из колеи. Ну, а когда в спальне у Битона обнаружили 17-летнюю девицу в костюме праматери Евы и один из следователей довольно произнес, что теперь его можно будет привлечь к ответственности и за растление несовершеннолетней, сердце Рафата Али Эль-Гамаля вообще ушло в пятки.

Пока его везли из Северного Тель-Авива во все то же отделение ШАБАКа на улице Алленби, группа сотрудников этой организации проводила обыск в его квартире, ища дополнительные улики. Радиопередатчик, две книги — одна на английском, а другая на французском — для шифровки писем, ручка с «невидимыми» чернилами, микрофотокамера — все это в конце концов было вывалено на стол перед совершенно растерявшимся египтянином…

И пока Жак Битон пытался все отрицать и усиленно твердил допрашивающему его молодому офицеру выученную им в разведшколе легенду, в смежной комнате руководители Арабского отдела решали, что с ним делать дальше. Конечно, проще всего было оформить дело о шпионаже, передать его в суд, и тогда Жак Битон получил бы — с учетом того, что он не успел нанести никакого ущерба безопасности Израиля, — лет пять-шесть тюрьмы, после чего был бы депортирован на родину. Но в голове у Авраама Ахитова в эти минуты рождался совсем иной план — план перевербовки Жака Битона в двойного агента, с помощью которого можно будет проникнуть в святая святых египетской разведки.

* * *

Перевербовку Жака Битона проводили с помощью вечной игры в «злого» и «доброго» следователей. Правда, учитывая артистическую натуру и определенную интеллигентность арестованного, играть старались как можно тоньше и правдоподобнее.

«Злой» следователь как бы между прочим сообщил Жаку Битону, что если вот сейчас он пустит ему пулю в затылок, то ему это легко сойдет с рук: египтяне, естественно, его судьбой интересоваться не будут, а в Израиле человека по имени Рафат Али Эль-Гамаль вообще никогда не существовало…

— А можно и не пристреливать, — с кровожадной мечтательной улыбкой продолжал развивать свою мысль «злой» следователь. — Можно просто посадить тебя к нашим еврейским уголовникам, сообщить им, что ты — араб, пусть они тебя сами ночью придушат… Или, скажем, тебя сейчас из этого окошка на улицу выбросить…

«Добрый» следователь, разумеется, возмущался своим товарищем, просил Жака Битона не верить ни одному его слову, так как Израиль — это правовое государство и люди здесь просто так не пропадают.

— Мы даже можем вас хоть сейчас выпустить на свободу, — добавлял он. — Но вы понимаете, как к вам отнесутся наши коллеги в Египте, узнав, что вы провели несколько суток в ШАБАКе, а затем были отпущены на свободу?

А ведь мы можем сделать так, чтобы они вообще не узнали, что вы у нас были. Для своих вы останетесь чистым, как стеклышко, и при этом будете немного помогать нам. Поверьте, ничего особенного мы от вас не потребуем: расскажете все, что знаете (а знаете вы на самом деле немного!), и будете время от времени переправлять ту информацию, которую мы вам будем давать. Взамен мы гарантируем вам не только свободу и безопасность, но и весьма обеспеченную жизнь… Как вам такое предложение?!

И настал день, когда Битон сломался и заявил, что согласен работать на Израиль. Он подробно рассказал, как был завербован, чему его учили в разведшколе, кто учился в одной с ним группе, сообщил адреса, по которым должен был переправлять свои донесения. Это позволило ШАБАКу и «Моссаду» установить месторасположение конспиративных квартир египетской разведки в европейских столицах, установить в них постоянное прослушивание и выявить, а затем и арестовать целый ряд египетских агентов, действовавших на территории Израиля.

При этом самому Битону, получившему кодовую кличку Ятед (Клин — в том смысле, что клин клином вышибают), начали более-менее доверять только после того, как убедились, что вся сообщаемая им информация оказалась верна, а те сведения, которые ему было поручено передать в Египет, были переданы без всякого искажения. С этого момента стало ясно, что Битон-Эль-Гамаль не лукавил, а в самом деле превратился в двойного агента. Впрочем, за ним все равно велось круглосуточное наблюдение с помощью установленных в его офисе и квартире прослушивающих устройств и скрытых видеокамер.

Свое обещание следователи ШАБАКа сдержали: выданных Битону денег хватило на то, чтобы стать владельцем роскошной виллы в Офеке и открыть турагентство «Ситур» на улице Бреннер. Правда, последнее существовало не только на деньги ШАБАКа, но и на средства египетской разведки. По всей видимости, это было единственное совместное предприятие египетских и израильских спецслужб за всю историю двух стран.

Однако в ШАБАКе прекрасно понимали, что для того чтобы сохранять доверие своих боссов в Каире, «Ятед» должен поставлять как можно более достоверную информацию. И потому большая часть переправляемых им сведений была совершенно правдива — например, о размещении некоторых военных баз на территории Израиля. Другое дело, что эта информация не наносила никакого ущерба обороноспособности Израиля.

В 1956 году, в преддверии Синайской кампании, Битону было разрешено передать в Египет сообщение о том, что Израиль готовится к войне, в стране проведена массовая мобилизация и на улицах и в барах Тель-Авива появились английские и французские офицеры. Битон стал первым, через кого египтяне получили данные сведения, и это неимоверно подняло его акции в коридорах египетских спецслужб.

По окончании войны, в 1957 году, Ятед был вызван своими египетскими боссами в Италию для проведения «служебного расследования». Подобные расследования по поводу своих агентов время от времени проводятся разведслужбами всех стран. Но в ШАБАКе поначалу растерялись и, опасаясь провала и убийства Ятеда, не хотели выпускать его из Израиля, однако затем поняли, что делать нечего…

Из римского аэропорта Битона-Эль-Гамаля повезли на конспиративную квартиру, где его с ходу обвинили в том, что он продался израильтянам и стал двойным агентом. Ятед начал категорически эти обвинения отрицать, и в конце концов после трех дней непрерывных допросов ему сообщили, что в Каире чрезвычайно довольны его работой. Довольны настолько, что его повысили в звании и прибавили жалованье. То же самое по отношению к Битону сделало и руководство ШАБАКа по его возвращении в Тель-Авив — Ятед становился все более ценным агентом.

* * *

Да, сегодня уже можно написать о том, что Шестидневная война была выиграна Израилем в немалой степени благодаря Ятеду, который был Рафатом Али Эль-Гамалем и Жаком Битоном в одном лице.

Египтяне в конце концов привыкли настолько доверять этому своему разведчику, что когда в мае 1967 года он прислал донесение, в котором сообщал, что Израиль не собирается вести боевые действия в Синайской пустыне и намерен задействовать всю свою авиацию исключительно для защиты своего воздушного пространства, ему поверили безоговорочно. На самом деле, как известно, все было наоборот: война началась с того, что израильские ВВС нанесли мощный удар по египетским аэродромам и в течение нескольких часов уничтожили совершенно не подготовленную к этому авиацию противника. А генерал Ариэль Шарон тем временем ринулся со своей бригадой на просторы Синая.

Когда же после окончания Шестидневной войны Ятеду было приказано срочно явиться в Каир, в ШАБАКе забеспокоились не на шутку.

— На этот раз ты просто можешь не вернуться оттуда живым, — сказал ему Авраам Ахитов. — Подумай, может, тебе стоит просто «исчезнуть». Деньги и убежище мы тебе предоставим…

— Нет, — покачал головой Ятед. — Если я не приеду, они возьмут в заложники всех моих родных. Надо ехать!

Но прежде чем Битон оказался в Каире, с ним в течение нескольких недель работали лучшие следователи ШАБАКа. Они прокручивали все возможные вопросы, которые могли быть заданы Ятеду, и заставляли его выучить наизусть, а после устно и письменно воспроизвести ответы на них. А затем начались долгие дни ожидания, и лишь увидев, как Ятед сходит с трапа самолета в аэропорту Бен-Гурион, в ШАБАКе вздохнули более-менее спокойно.

В кабинете Ахитова Битон подробно рассказывал о том, как из него «пили кровь» египетские следователи, как ему не давали спать по несколько суток, как вновь и вновь задавали одни и те же вопросы, как потом заставили записать эти же показания на бумаге — чтобы выявить противоречия между показаниями… При этом Битон не сразу понял, что его израильское начальство не просто интересуется, как он провел время в Каире, — нет, его, по сути дела, допрашивают, чтобы убедиться, не раскололи ли его на допросе и не перевербовали ли обратно. И хотя все говорило за то, что Ятед прекрасно сыграл в Каире отведенную ему роль и египтяне по-прежнему ему доверяют, с этого времени ШАБАК все реже и реже начал пользоваться его услугами. А в 1972 году руководство Общей службы безопасности пришло к выводу, что Ятеда пора отправлять на пенсию: 18 лет — неимоверно долгий срок для деятельности разведчика. А если учесть, что Ятед был двойным агентом, то он поистине побил все рекорды долгожительства в разведке…

* * *

Когда Жаку Битону сообщили, что его отправляют «на пенсию», и спросили, какую компенсацию он хотел бы получить, то он попросил… один миллион долларов на создание компании по разработке нефтяных месторождений в Синае. И хотя в ШАБАКе действительно высоко ценили заслуги Битона, сумма в миллион долларов все же показалась чрезмерной. Когда же ему на это намекнули и посоветовали назвать более реальную сумму, Битон обиделся.

Нужно сказать, что со временем он все больше превращался в законченного мизантропа и ипохондрика. И, в общем-то, это было закономерно: на протяжении многих лет ему приходилось вести даже не двойную, а тройную жизнь, опасаясь как египетских, так и израильских хозяев. Расслабляться ему помогали выпивка и женщины: офицеры ШАБАКа не раз наблюдали через установленные в его квартире скрытые видеокамеры безудержные оргии, которые Ятед устраивал с дорогими проститутками. Впрочем, в 1963 году во время поездки в Германию он познакомился во Франкфурте с 27-летней немкой, женился на ней и привез ее вместе с четырехлетней дочерью от первого брака в Израиль. Жена подарила Битону сына Даниэля и очень удивилась, когда тот отказался сделать ему обрезание…

Вообще, полное неприятие мужем еврейской традиции, ее — набожную христианку — немного пугало, но до последних дней Битона она так и не узнала о том, что на самом деле он был мусульманином.

В 1974 году Жак Битон тяжело заболел и заявил, что намерен лечиться за границей. К этому времени он уже известил и египтян о том, что хочет уйти в отставку и поселиться вместе с женой на ее родине во Франкфурте. В ШАБАКе ему предложили пройти курс лечения в лучшей клинике Израиля, но он отказался: Битон-Эль-Гамаль явно опасался того, что теперь, когда он стал не нужен, ШАБАК постарается избавиться от него, а удобнее всего, как известно, умертвить человека именно в процессе «лечения».

Когда же в ШАБАКе заметили, что в Израиле он может себя чувствовать в полной безопасности, Битон возразил, что, скорее, наоборот: если он останется в Израиле, то египтяне заподозрят его в измене и пришлют наемного убийцу. Как бы то ни было, в 1974 году почетный пенсионер Израиля и Египта Рафат Али Эль-Гамаль обосновался во Франкфурте под именем Жака Битона и открыл здесь небольшое туристическое агентство, специализирующееся на турах в арабские страны и прежде всего в Египет.

А в 1982 году Жак Битон скончался от рака легких… В 1987 году египетский журналист Салах Мураси, специализирующийся на книгах и статьях, посвященных египетской разведке, написал первую статью о великом арабском разведчике, национальном герое Египта, который почти 20 лет действовал в Израиле, но так и не был раскрыт израильскими спецслужбами. Затем на свет появился роман, посвященный этому национальному герою, потом — многосерийный художественный фильм. Ну, а когда египетская цензура разрешила предать гласности подлинное имя разведчика, на семью Эль-Гамаль обрушилась самая настоящая слава. Братья и племянники Рафата Али Эль-Гамаля то и дело давали интервью различным египетским СМИ. Его вдове, которая решила переехать с детьми в Египет, была назначена персональная пенсия. Когда новорожденных мальчиков называли Рафатами, то все знали, что это имя дается в честь великого Рафата Али Эль-Гамаля. В Каире планировалось назвать в честь него улицу, в центре которой будет стоять памятник Великому Разведчику…
И все это внезапно закончилось в 1997 году — вскоре после выхода в Израиле мемуаров Авраама Ахитова.

В них он, в частности, мельком вспоминает о том, как ему удалось перевербовать одного египетского разведчика, который затем сослужил добрую службу Израилю. И хотя имени этого разведчика названо не было, египтянам все стало ясно.
Улицы имени Рафата Али Эль-Гамаля в Каире так и не появилось. Его жену вместе с детьми лишили персональной пенсии и попросили покинуть страну. Многие египтяне искренне жалеют о том, что по телевидению давно уже не повторяют фильм «Человек с улицы Бреннер». А ведь такой был замечательный фильм! (9tv.co.il)

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2017/06/24/podlinnaya-istoriya-egipetskogo-shtirlica-izrail-v-fokuse
Опубликовано 24 июня 2017 в 09:57
Все новости

21.07.2017

Загрузить ещё
Аналитика
Twitter
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами