• USD 58.77 +0.16
  • EUR 69.60 +0.34
  • BRENT 62.31

Чем слабее экономически СМИ, тем мощнее влияние на нацию: Израиль в фокусе

Политолог и востоковед Гай Бехор. Иллюстрация: israelandstuff.com

Председатель Палестинской автономии Махмуд Аббас согласился встретиться с израильским премьер-министром Биньямином Нетанияху под патронатом Дональда Трампа в форме очередной попытки возобновить палестино-израильские мирные переговоры, которую американский президент предпримет во время своего визита в Израиль в конце этого месяца.

В среду (10 мая. Ред.) официальный представитель ПА подтвердил 2-му каналу ИТВ информацию, ранее опубликованную в арабской газете «Аль-Хайят», о том, что Трамп объявит о проведении трехстороннего саммита с Абу Мазеном и Нетанияху во время своего визита в Израиль и ПА 22−23 мая. Согласно информации 10-го канала, Аббас принял предложение о встрече, чтобы продемонстрировать свою готовность немедленно возобновить переговоры без предварительных условий и выставить израильского премьера единственным препятствием на пути к миру.

Сам Аббас заявлял о готовности встретиться с Нетанияху в том числе и в ходе встречи с президентом Германии Франком-Вальтером Штайнмайером во вторник, 9 мая. (mignews.com)

Комиссия министров по законодательству утвердила законопроект депутата Кнессета от партии «Наш дом Израиль» Одеда Форера, в соответствии с которым День Победы над нацистами во Второй мировой войне будет официально отмечаться 9 мая на государственном уровне, и его внесут в реестр государственных праздников.

Напомним, на прошлой неделе министры от коалиционных партий отказались поддержать этот законопроект, вследствие чего его рассмотрение было отложено. В НДИ выразили крайнее возмущение произошедшим, а Одед Форер заявил, что не было никакой объективной причины откладывать рассмотрение законопроекта, не имеющего никакой бюджетной стоимости, весь смысл и цель которого — восстановление исторической справедливости и увековечивание подвига воинов-евреев Второй мировой войны. Давление со стороны НДИ, а также поднявшееся общественное возмущение способствовали тому, что в итоге законопроект о Дне Победы был вновь поставлен на голосование и утвержден.

«Для ветеранов Второй мировой войны, живущих в Израиле, эта дата имеет символическое значение. Необходимо для будущих поколений сохранить память об этом судьбоносном дне, о великой победе, которая для евреев и Израиля имеет особое значение», — подчеркнул Одед Форер. (mignews.com)

Портал GPLANET опубликовал аналитическую статью политолога и востоковеда Гая Бехора в переводе Александра Непомнящего, под заголовком «О слабостях самурая: несколько техник для адекватного восприятия израильских СМИ».

Тем, кто по ошибке внимает новостям по израильскому радиоканалу «решет бет», финансируемому, кстати, за наш счет, может показаться, что любимым израильским президентом является Аббас. Мы регулярно узнаем, что он еще сделал и какую очередную чепуху произнес. Наше внимание приковывают к нему отнюдь не случайно. Это часть стратегии распространения «пластелинской» пропаганды.

Может, в США столь же усердно внедряют пропаганду Аль-Каиды, Северной Кореи или ИГИЛа? Да еще с таким пафосом и помпезностью? Нет, конечно.

Нам же следует помнить — это всего лишь надуманная фата-моргана, которую пытаются внедрить нам в сознание под видом реальности.

Статья ниже написана четыре года назад, но по-прежнему столь же актуальна.

Умение предсказать действия врага всегда было для самураев важнейшим искусством. Особенно для тех, кто принадлежал к школе фехтования мечом Синкагэ-рю (新陰流). Там воинов учили предугадывать намерения противника, занесшего меч, по напряжению его мышц, движению его глаз (это было особенно важно), углу, под которым тот стоит, и даже по оставляемой им тени. Знаменитый девиз школы Синкагэ звучал так: «Дабы задействовать тело, действуй головой». Например, техника Кацучи-кен (活治剣) учит перенимать ритм движения противника, проникая в ход его мыслей, и, таким образом, узнавать о его слабостях.

Как-то весенним вечером один из мастеров школы Синкагэ вышел в сад насладиться цветением сакуры. За ним шагал слуга, обнажив, как и предписано уставом, меч. Внезапно мастер почувствовал серьезную угрозу. Он тотчас огляделся по сторонам, но не заметил ничего подозрительного. Крайне обеспокоенный, он вернулся домой и погрузился в горестные раздумья.

— Что вас беспокоит? — спросил его слуга спустя некоторое время.

Мастер признался, что почувствовал опасность, которой, как оказалось, не было и в помине. Для того, кто постоянно должен оставаться начеку, это означало утрату жизненно необходимого инстинкта обнаруживать угрозу, а значит, конец карьеры.
И тут слуга упал перед ним ниц. Он признался, что именно в тот момент в его мозгу промелькнула безумная мысль внезапно ошеломить мастера нападением сзади и убить его. Иными словами, выяснилось, что мастер отнюдь не утратил умения, спасая свою жизнь, проникать в мысли противника.

***

Израильские СМИ стали средоточием могучей силы. Именно они, определяя надуманную повестку дня, подставляют нас всех, весь Израиль под град международной критики, наносят ущерб имиджу страны, туризму, конкретным людям… Именно они, выбирая нам лидеров (частично, к слову, бывших журналистов), по сути, решают, как и что нам думать.

Парадоксально, но чем слабее экономически становятся СМИ, тем мощнее оказывается их влияние на нацию.

Как же нам разобраться в кодах, используемых ими? Как обнаружить знаки, с помощью которых мы сможем критически подходить к тому, что они нам преподносят?

Воспользуемся же техникой Кацучи-кен, чтобы научиться совершенно иначе воспринимать все, что они печатают или транслируют. Распутаем их оруэлловские эвфемизмы, с помощью которых они пытаются сформировать ложное национальное самосознание. И речь здесь пойдет вовсе не о публицистических статьях, а о самой форме подачи новостей и представлении событий. Иными словами, перед нами — лексикон новояза, при помощи которого они формируют национальное самосознание.

***

1. «Опасения в Израиле»

Это понятие особенно обожаемо создателями надуманной реальности в СМИ. Опасаемся ООН, опасаемся ситуации в сфере безопасности, в экономике и еще Бог весть где. Но чьи это опасения? Кто он и почему, кстати, опасается?

«Опасающийся» — это сам журналист, который за неимением реальных источников информации создает очередной новостной пузырь. Так он формирует повестку дня, не нуждаясь ни в фактах, ни в источниках, относясь к нам, как к безответному листу, упавшему с дерева и несомому волею волн по поверхности ручья.

В следующий раз, увидев это выражение в одном из новостных заголовков, будьте уверены — того, что под ним написано, не существует в природе, оно живет лишь в путаных фантазиях самого репортера.

2. Экстремист-радикал

Если правые всегда «экстремисты», то левые только «радикалы». Этот эвфемизм скрывает тоску по «радикальным» левым движениям, по «романтической» идеологии Франца Омара Фанона, по «Баадер-Майнхоффу», по «национальному освобождению» — безжалостному, но возвышенному. Другими словами, в глазах создателей информационного контента это что-то вроде почетного титула, свидетельства о связи с широкими мировыми кругами, идеологией и прогрессом. Все же остальные — просто «экстремисты» и «хулиганье».

3. Отношение к «территориям»

Удивительным образом «Иудея и Самария» стали просто «Западным берегом», будто время откатилось назад к 70-м. Со стороны СМИ это, разумеется, однозначное заявление своей политической позиции. Это пропаганда. И именно так к ней следует относиться. По этой же причине они всегда говорят о «возвращении» Голан, используя глагол, как бы подтверждающий, что эти земли нам якобы не принадлежат. Вместо того чтобы (если уж вообще заводить об этом разговор) употреблять глагол «передать».

А посмеет ли кто-нибудь в описании актуальных событий применить фразу «родная земля»? Подобная дерзость немедленно повлечет за собой увольнение и всеобщие насмешки. Сам же автор будет заклеймен термином «спорный».

4. «Спорный»

Это такое особое обозначение для тех, кто «спалился» в глазах левых СМИ и перешел на другую сторону. Это способ обозначить его в отрицательном контексте, без какой-либо аргументации или объяснений. Достаточно лишь сказать, что некто «спорен», чтобы забраковать его для любой общественной должности. Притом что разве найдется хоть один человек в Израиле, кто не был бы «спорен» в глазах кого-нибудь другого? Этот термин подразумевает, что есть некто, определяющий стандарт — что относится к статус-кво, а что выходит за его пределы и вызывает споры.

5. Слова, без остатка изъятые из лексикона цензорами национального сознания

Вот они: «сионизм», «патриотизм», «оптимизм». Если же нет иного выбора, их подают как нечто чуждое, почти враждебное. Из аббревиатуры ЦАХАЛ полностью выхолощен первоначальный смысл — «Армия обороны Израиля», теперь она скорее обозначает нечто полностью противоположное. Как и другая аббревиатура — ШАБАК, которую ни за что не пишут в развернутом виде: «Общая служба безопасности». «Алия» — тоже исчезла, став «иммиграцией» или «передислокацией».
Выражение «заселение страны», похоже, слишком обжигает пальцы создателям дискурса национального самосознания. Как, впрочем, и другие, схожие с ним: «еврейское заселение Галилеи и Негева», «Земля Израиля», «Еврейская родина» или «акции возмездия».

Словосочетание «силы нашей армии» превратилось в отстраненное — «армия Израиля», как будто это не мы сами и не наши дети. Слово «еврейский» вообще исчезло (оставшись разве что в «неделе еврейской книги», откуда его тоже уже хотят изгнать). Понятие «еврейская работа» под запретом. И слово «патриотизм», тоже, разумеется, давно изъято из употребления, вымерло, подобно птице Додо.

На радиостанции «Решет бет», правда, есть еще коротенькая программа о моментах из истории Израиля, но музыкальный проигрыш, с которой она начинается, больше походит на реквием и скорее подошел бы траурной церемонии. Так, будто мы стали очевидцами похорон сионизма, а не свидетелями его потрясающего успеха.
Слово «отечество» уже давно стало бранным. Поэтому американское понятие «отечественной безопасности» (Homeland security) даже не упоминается в израильских СМИ. А что с культовой песней 30-х «Мы поем тебе, Родина»? Нет, дорогуша, такому у нас места нет! «Возвращение к Сиону»? Ну что вы! «Возвращение» оставлено только для «палестинцев». И даже слова «еврейство» и «евреи» потихоньку изымаются из лексикона. Радиостанция «Армейская волна» стала именоваться просто безликой аббревиатурой ГАЛАЦ — «армию» оттуда уже удалили.
Другая упраздненная категория относится к словам из семейства «террорист» и «диверсант». Они превратились просто в «активистов ХАМАСа» или «бойцов ФАТХА».

6. Зато новые угрожающие слова внедряются в любой контекст, просовываются в каждый угол:

«Беженцы» — кодовое слово, цель которого утвердить требования ООН и разных «общественных организаций» (еще одного, кстати, вида оружия, применяемого в войне с нашим самосознанием). «Беженцы» могут быть какими угодно: африканскими, палестинскими, сирийскими, алавитскими. Но только никогда не еврейскими. Таких ведь никогда не было, правда? Разве кому-то интересна судьба еврейских беженцев из стран ислама? Их просто стерли из общественного сознания, без признания их трагедии, без компенсаций, без увековечения памяти. Беженцы нужны лишь такие, которые будут драться с нами за крошечный клочок родной земли, что мы сумели себе отстоять.

Или «социальный протест», в котором, как мы сегодня уже хорошо знаем, нет ничего «социального» — одна лишь плохо скрываемая политика.

А еще «борьба против разделительного забора» или «оккупация» — особенно любимое и востребованное слово, можно сказать, беспроигрышное. Ведь весь Израиль, по сути, одна большая «оккупация». Вот уж где открывается поистине бесконечное поле деятельности для неиссякаемых статей с упреками, укоризненным цоканьем, подстрекательством изнутри и снаружи, обязательно сопровождаемым «прогрессивным» антиколониальным нарративом.
Вместо «поселенчества» (слова, давно закрепленного исключительно в отрицательном контексте и превращенного в ругательство) выскочили как черти из табакерки «угнетение» и «отчуждение». Вместо «безопасности» возникло словосочетание «разделительный забор» — очередной хитрый код для внедрения в общественное сознание отрицательного контекста о якобы существующем расистском «разделении».

7. И это подводит нас к хиту сезона — слову «расизм»

Арабы совершают теракты против евреев исключительно из «национальных», в крайнем случае «националистических» побуждений. А вот евреи атакуют арабов только на почве «расизма». Вроде как в первом случае есть некое невнятное оправдание, ведь арабы действуют исходя из благородного «палестинского нарратива» (еще один эвфемизм). А вот евреи творят то же самое из презренной личной ненависти. И как никогда арабы не будут названы «расистами», так о евреях ни за что не скажут, что они действовали из «национальных интересов». Иными словами, в зависимости от жульнических целей пропагандистов, одно и то же насильственное действие будет описано двумя совершенно противоположными способами.
Понятие «антисемитизм» стремительно исчезает из израильских СМИ, ведь в нем заключено обвинение против тех, кто вредит евреям. Пропагандисты предпочитают говорить о «критике Израиля» или «критике сионизма», словосочетаниях, будто бы указывающих на нашу вину. Если бы мы не были «оккупантами» и «угнетателями», не было бы и ненависти к нам, наоборот, мир бы нас сразу полюбил. Так что именно мы сами и виноваты.

Само слово «сионизм» приобрело отрицательную коннотацию. До такой степени, что за введение рубрики по вопросам «сионизма» один из новостных сайтов даже счел нужным объясниться, как бы оправдаться, почти извиниться, как нищий, просящий милостыню на пороге дома. Израильские СМИ фактически переняли отношение к сионизму от арабских. А ведь что такое сионизм? Просто еврейский национализм. И что, у нас, в отличие от всех других народов, нет на него права? В общем, подобное отрицание сионизма — это, по сути, просто автоантисемитизм, ненависть к самим себе.

Понятие «сионизм» в израильских СМИ прошло последовательную метаморфозу. Вначале оно несло в себе энтузиазм и вдохновение. Затем стало будто бы устаревшим, выродившимся («прежде, чем я родился, здесь было весело»). А теперь и вовсе превратилось в ругательство, оскорбление, слово, которого следует стесняться. Так «пост-» стал «анти-». И, в соответствии со СМИ, еврею пристало вновь начать стесняться себя самого.

Как нам понять тех, кто нас окружает? Зигмунд Фрейд считал: «правда вытекает с потом». Чего не расскажет тело, подскажет посадка, а уж взгляд и подавно признается. Тут главное — обращать внимание на скрытые противоречия. Ведь иногда, говоря о чем-либо, имеют в виду нечто полностью противоположное. И тогда лесть скрывает враждебность, напускной героизм — трусость, притворный аскетизм — гедонизм, а нарочитая скромность — высокомерие. Порой люди и сами готовы поверить в тот образ, который играют. Помните мудрого страшилу, железного дровосека и отважного льва?

Поэтому один из лучших способов понять, что собой представляет тот или иной человек, — застать его в момент кризиса, когда настоящая личность вырывается наружу. Или в тот момент, когда он злится. Еще наши мудрецы говорили о том, что в трех вещах проявляется суть человека: «в стакане (когда он пьян), в кармане (по его отношению к деньгам) и в гневе».
У самураев и, как вы знаете теперь, не только у них, умение определить намерения противника является насущной потребностью. Либо ты способен мгновенно понять, кто друг, а кто враг, либо ты просто не останешься в живых.

8. Отношение к местным арабам

Термин «арабы Земли Израиля» постепенно превратился в «палестинцы». Более того, если поначалу на иврите его еще писали через буквы «шин» и «тав», то есть как производное от еврейского географического термина «Плешет» (прибрежная область к югу от современного Тель-Авива), то теперь стали использовать исключительно написание через «самех» и «тэт», тем самым будто подчеркивая, что это перевод арабского национального термина. Признавая таким образом их надуманные политические претензии и поддерживая фальшивое самоопределение.

То же самое произошло и с названием города Рабат-Амон, ставшего столицей Иорданского королевства. Настоящее название подчеркивает его библейское происхождение, то есть связь с нами, поэтому в СМИ его предпочитают называть на арабский манер Амманом, а Шхем — Наблусом. Не исключено, нам скоро предложат и Хеврон под названием Эль-Халиль.
Схожим образом, и название иерусалимского квартала Элазария, происходящее от еврейского имени Элиэзер (Лазарь), последовательно называют по-арабски — аль-Азария.

Одним словом, любое понятие, способное поддержать еврейскую традицию или еврейский национальный подход, безжалостно выхолащивается, заменяется арабским. Пусть даже в ущерб здравому смыслу или истине.
Именно поэтому израильские СМИ с таким наслаждением внедряют нам арабские термины, определяющие сознание: «интифада», «худна» («перемирие»), «техада» («успокоение»), «шахид», а заодно названия ракет: «кассам», «фаджер» или террористических групп — «Бригады аль-Кудса» и т. д. Любое из них можно было бы сказать и на иврите, но нет… Так вместе с арабскими терминами мы перенимаем и базовые принципы арабского мировоззрения, признаем его и обеспечиваем легитимацию в мире.

Эти арабские слова особенно любимы теми израильтянами, кто год за годом отправляет свои пропагандистские ролики на соискание премии «Оскар».

Зато, когда подчеркивать арабскую сущность террора им не хочется, они запускают словесную прачечную в обратную сторону. И вот уже не арабы, а «молодежь» закидывает еврейские машины камнями. Вообще по поводу арабов в израильских СМИ царит навязчивая идея, не поддающаяся рациональному объяснению. Арабы всегда являются жертвой, а мы — злодеями и угнетателями. К несчастью для этих СМИ, «арабская весна» ясно показала, кто на Ближнем Востоке настоящий злодей и представляет реальную опасность.

В первые месяцы всего этого «тахрира» его еще пытались представлять как возвышенный порыв демократии. А когда реальность взорвалась прямо в лицо исламским террором, привычно обвинили во всем Израиль.

Все эти шаманы в «СМИ» ведь по-прежнему надеются, что если нынешнего рамалльского «Мумбу» заменит какой-нибудь другой «Юмба», то «политический процесс» еще сменится «мирными переговорами», а «конец конфликта» заменит «израильское упрямство», и «сосуществование» будет изгнано в пользу «мультикультурализма».

Как работает техника Кацучи-кен? Ты должен забыть о том, кто ты, и стать частью своего врага. И головой и телом. Не только ожидать его последующих шагов, но действительно превратиться в его часть. Ты победишь его, когда он станет прозрачен для тебя. Это относится и к нам — не просто опередить наших врагов на Ближнем Востоке, но и попытаться думать так, как они.

9. Выхолащивание семитских звуков

Поскольку возрождение иврита стало едва ли не самым значительным успехом сионизма и крепчайшей связью с Родиной (ой, простите, с «этим местом»), СМИ с маниакальной настойчивостью изгоняют некоторые присущие еврейскому языку характерные семитские звуки. Возможно, лелея надежду стать частью Европы, а может, и просто из презрения ко всему «национальному» — ведь этот термин допустим лишь в арабском контексте.

Я даже не имею в виду давным-давно исчезнувшие из языка гортанные звуки вроде «хэт» и «аин» или звук «тэт». Я говорю о звуках «юд» и «хей», буквально растворившихся в последнее время из произношения дикторов и написания в электронных СМИ.

В то время как честь арабского и английского языков тщательно соблюдается (и тот, кто посмеет спутать в арабском гортанный «х» с обычным, будет немедленно уличен в грубой ошибке), над ивритом идет каждодневное издевательство и надругательство. Уважения, похоже, заслуживает лишь другая сторона, но не мы.

Я уже не говорю об «академическом» общении в Израиле, где электронная переписка вообще часто происходит на английском языке, а многие исследования и пишутся только на английском. Иврит стал частью «сионизма», с которым следует бороться, притеснять, и если у еврейского национализма завелись какие-то этнические корни, следует немедленно их вырвать.

10. «Израильтянин» как самоопределение там уже полностью исчезло

«Мы» вычеркнуто, подчеркивается преимущественно «я», одинокое и потерянное. Положительные слова и словосочетания вроде «хорошо», «успешный», «израильский успех», «национальная честь» безжалостно изгоняются при редактуре. Вместо них приходят исключительно угрозы и запугивания. «Апартеид» еще одна злодейская находка пропагандистов, нацеленная на нашу изоляцию от остального мира, хромая сестрица «делигитимации», которую теперь стали реже употреблять.
Все это в чистом виде ненависть к самим себе с одновременным преклонением перед другой стороной. Это, безусловно, опасная фобия.

И вот несколько кодовых фраз, позволяющих по-новому воспринять израильские СМИ, просачивающиеся в наше сознание, проникающие прямо к нам домой. Впредь, как только мы столкнемся с одной из них, в голове немедленно зажжется красная лампочка, предупреждающая о том, что перед нами — пропаганда, подмена понятий, внедряемая в сознание через «новости».
Это вовсе не реальность, но лишь то, что кое-кто хотел бы сделать ею. Et ipsa scientia potestas est — «знание — сила», как сказал знаменитый Фрэнсис Бэкон. Теперь же, применяя технику самураев, мы проникнем в голову врага и узнаем о его слабостях. Точно так, как пытался проделать это он сам, закрадываясь в наши головы. И как только мы осознаем, что перед нами не реальность, а морок, враг сразу же утратит свою силу.

В таком случае у него действительно появится причина для заголовка аршинными буквами «опасения в Израиле», потому что, о ужас, его замыслы оказались раскрыты… (gplanet.co.il)

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2017/05/18/chem-slabee-ekonomicheski-smi-tem-moshchnee-vliyanie-na-naciyu-izrail-v-fokuse
Опубликовано 18 мая 2017 в 09:22
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
ВКонтакте
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами