• USD 56.72 +0.22
  • EUR 63.37 +0.22
  • BRENT 52.52

Ливия: трудная дорога к согласию и единству

Файез Сарадж и Халифа Хафтар. Фото: s.olj.me

2 мая в столице ОАЭ, сообщает ливийское агентство LANA, состоялась очень редкая и очень важная встреча — между премьер-министром Правительства национального единства Ливии (GNA) Файезом Сараджем и фельдмаршалом Халифой Хафтаром, поддерживающим так называемое «восточное» правительство в Тобруке. Палата представителей Сирии (HoR), сменившая в начале августа 2014 года Всеобщий национальный конгресс, не признает власть центрального правительства в Триполи, которое поддерживает Запад и мировое сообщество. Россия, утверждает Кремль, контактирует со всеми участниками конфликта в Ливии, но, похоже, отдает предпочтение Хафтару.

Все ждут, что эти переговоры помогут сдвинуть с мертвой точки процесс стабилизации положения в этой североафриканской стране.

Хотелось бы встречаться чаще

Важность встречи в Абу-Даби, даже если отвлечься от ее результатов и пользы, которую она может принести измученной гражданской войной стране, очень высока. Дело в том, что до этого за полтора года, что Файез Сарадж возглавляет GNА, которое переехало в Триполи в марте прошлого года, он встретился с Халифой Хафтаром всего лишь один раз — в январе 2016 года. Под давлением ООН, мирового сообщества и арабских соседей Хафтар должен был встретиться с Сараджем в феврале этого года, однако встреча в Каире, организованная в египетским президентом Сиси, по вине фельдмаршала так и не состоялась. В последний момент Халифа Хафтар отказался приезжать в столицу Египта несмотря на то, что тогда уже была согласована и основная тема для обсуждения — изменения к поддержанному ООН в конце 2015 года Ливийскому политическому соглашению (LPA), которое и позволило образовать нынешнее Правительство национального единства. Неприязнь самопровозглашенного фельдмаршала к GNA имеет простое объяснение: соглашение 2015 года лишает его будущего несмотря на то, что Национальная армия Ливии (LNA), созданная из остатков дореволюционной армии и ряда военизированных организаций, контролирует восток страны. Он доказал, что организаторы LPA поторопились списать его со счетов. Осенью прошлого года отряды Халифы Хафтара захватили главные нефтяные терминалы и месторождения нефти. Фельдмаршал на деле показал всему миру, что он является одним из ключевых игроков в сложной и запутанной партии, которая разворачивается сейчас в Ливии.

Впрочем, официальная причина неприязненного отношения, конечно же, другая — Правительство национального единства, утверждает Хафтар и его сторонники, находится под влиянием исламистов, три года назад захвативших Триполи.

Ливийского премьера и самого титулованного военного, не скрывающего честолюбивых намерений прийти к власти, уговорили сесть за стол переговоров международные посредники, главным образом, арабские: из ОАЭ, Египта, Туниса и Алжира. Переговоры в Абу-Даби проходили в закрытом режиме, с глазу на глаз, сообщает ливийский телеканал «218». Сначала Сарадж и Хафтар, как положено по дипломатическому протоколу, сфотографировались вместе, после чего удалились и два часа о чем-то беседовали за закрытыми дверями.

На следующий день, в среду, участники переговоров опубликовали заявления. В них они обещали разрядить напряженную обстановку на юге Ливии, вместе бороться с терроризмом и пытаться объединить страну. Источник, близкий к GNA, сообщил агентству Reuters, что стороны сначала договорились выпустить совместное заявление по итогам переговоров, но затем по непонятным причинам изменили свое решение и обнародовали каждый свое заявление.

В заявлении администрации премьера Файеза Сараджа говорится, что главной задачей встречи с фельдмаршалом Хафтаром были поиски путей «достижения мирного решения ливийского кризиса». В интерпретации премьера, встреча, хочется надеяться, будет способствовать «расширению диалога с целью достижения национального согласия». В заявлении Сараджа также подчеркивалась необходимость сохранения и укрепления достижений Февральской революции, свергнувшей режим Каддафи; создания армии под контролем гражданских лиц, борьбы с терроризмом, снижения эскалации насилия на юге и принятия всех возможных мер по мирной передаче власти.

В заявлении восточных властей и прохафтаровских СМИ медиа делается упор на вопросы, связанные с армией, причем, как на ее укрепление, так и на защиту, а также подчеркивается необходимость внесения изменений в Ливийское политическое соглашение.

Официальные заявления участников переговоров в Абу-Даби схожи в одном — в них отсутствуют какие бы то ни было детали. Общих слов много, но подробностей и конкретики мало. И все же пресса узнала кое-что о конкретных результатах встречи между Сараджем и Хафтаром. Так сказать, из первых уст. Более словоохотливыми оказались источники, близкие к фельдмаршалу Хафтару. Наверное, приверженность к свободе слова здесь ни при чем. Объяснение намного проще и прозаичнее: Халифа Хафтар, очевидно, счел целесообразным в тактических, а может, и стратегических целях вбросить хотя бы часть информации по переговорам в прессу…

О чем говорили в Абу-Даби

Участники встречи в Абу-Даби не торопятся раскрывать ее итоги. Поэтому приходится полагаться на слухи и неподтвержденную официальными лицами информацию. Так, по словам одного источника, близкого к Хафтару, участники двухчасовых переговоров договорились провести в начале следующего года, не позднее марта, как парламентские, так и президентские выборы. Причем, одним из кандидатов на выборах президента, сообщает Libyan Express, будет… фельдмаршал Халифа Хафтар.

Без особого риска ошибиться можно предположить, что одним из наиболее сложных моментов переговоров был один маленький пункт Ливийского политического соглашения. Речь идет о немедленной передаче гражданской администрации полного контроля над назначением высшего командного офицерского состава в вооруженных силах Ливии. Хафтар и его окружение не без оснований опасаются, что передача полного контроля над вооруженными силами гражданским лицам ослабит хафтаровскую LNA. Если верить прохафтаровски настроенному телеканалу «218», стороны договорились отменить этот пункт и сформировать новое правительство национального единства.

«Участники переговоров договорились создать постоянные каналы связи и две рабочие группы, которые подготовят соглашение о создании правительства и достижении согласия между офицерами из всех регионов Ливии», — цитирует Reuters еще один источник, близкий к фельдмаршалу Хафтару.

Со слов источников, достигнуто соглашение и о сокращении численности Президентского совета с 9 до 3 человек. Одним из них должен быть спикер парламента в Тобруке, т. е. Агила Салах Исса; второй — главнокомандующий ливийскими вооруженными силами, а третий — глава Правительства национального единства.

Сарадж и Хафтар, похоже, договорились в Абу-Даби и о том, кого считать террористами. Они также в очередной раз хотят призвать многочисленные милиции разоружиться.

Если Хафтар и его сторонники недовольны тем, что авторы Ливийского соглашения 2015 года отодвинули его на второй план, то противники подозревают его в желании стать диктатором. При поддержке Египта, ОАЭ и России, которая, как утверждает Middle East Eye, передала фельдмаршалу в апреле российские истребители, ему удалось достигнуть многого. Сейчас Халифа Хафтар, когда-то помогавший Муаммару Каддафи, а затем поссорившийся с ним, контролирует почти две трети ливийской территории. Его поддерживают Египет, ОАЭ, с недавних пор к нему благосклонно относятся и в Москве, где неожиданно проснулся интерес к Ливии. Россия ведет себя очень осторожно: с одной стороны, формально поддерживает месте с остальными членами Совета безопасности ООН GNA, а с другой, осторожно, хотя и не очень прячась, помогает ливийскому силовику, который, к слову, много лет назад, как многие ливийские офицеры учился в Советском Союзе (причем, дважды), и даже неплохо знает русский язык.

Libyan Express сообщил со ссылкой на «Известия» о предстоящей поездке на восток Ливии Председателя комитета Государственной думы России по обороне Владимира Шаманова. Считается, что Шаманова пригласил Агила Салах, который, в свою очередь, в начале этого года уже приезжал в Москву и обсуждал с официальными лицами обстановку в Ливии.

Вспомнил о России и ливийский премьер. После переговоров в Абу-Даби Файез Сарадж на встрече с заместителем главы МИД РФ Михаилом Богдановым попросил Россию помочь в урегулировании конфликта в стране.

При помощи союзников Халифа Хафтар добился многого, но главного — отбить у исламистов второй в Ливии город — Бенгази он никак до сих пор не может несмотря на все усилия. Возможно, поэтому немало наблюдателей скептически относятся к его угрозам захватить Триполи. Едва ли, говорят они, у него хватит для этого сил.

LNA в последние месяцы действительно пытается продвигаться в западном и южном направлениях. При этом людям Хафтара часто приходится сталкиваться с отрядами, поддерживающими GNA. В основном, такие боестолкновения происходят за средиземноморские порты, через которые идет ливийская нефть, а также в пустынных регионах Сабха и Юфра на юге страны.

Лед тронулся?

«Встреча (между Сараджем и Хафтаром) внушает оптимизм, что может быть достигнута гарантия политического решения, — говорится в заявлении МИД ОАЭ, организовавшего переговоры.- Она является важным шагом на пути политического процесса в Ливии».

Значение переговоров в Абу-Даби для многострадальной Ливии переоценить трудно, но удалось ли переговорщикам сломать лед, как поторопились объявить оптимисты?

Надежда на прекращение гражданской войны, длящейся с 2014 г., конечно, есть, но сделать это будет крайне сложно ввиду очень запутанной политической обстановки в Ливии. Для того, чтобы в стране воцарился мир, потребуется если не помощь, то хотя бы не препятствование многочисленных военизированных организаций и милиций, которые прямо или косвенно срывали все предыдущие попытки стабилизировать обстановку в богатой нефтью стране.

В Ливии сейчас три главных центра власти. Это Президентский совет в Триполи, поддерживаемый ООН и Западом и руководящий Правительством национального единства.

Второй центр власти тоже находится в Триполи. Правительство национального спасения (GNS) представляет остатки Всеобщего национального конгресса, избранного в 2012 году, но распущенного через два года. Его возглавляет еще один премьер-министр — Халифа Гвелл. Впрочем, авторитетный аналитический центр «Европейский совет по международным отношениям» (ECFR) утверждает, что у GNS реальной власти еще меньше, чем у GNA.

Третий центр власти находится на востоке Ливии. Он состоит из Палаты представителей Ливии в Тобруке и избранного им правительства Абдуллы аль-Тинни в аль-Байде. Несмотря на то, что HoR является одним из подписантов LPA, он уже больше года отказывается передавать власть Сараджу и его министрам. США в прошлом году даже ввели санкции против президента (спикера) Палаты представителей Салаха за то, что он тормозит процесс регулирования в Ливии.

О том, как трудно будет достичь согласия в Ливии из-за множества центров власти и силы, к которым с полным основанием следует отнести и вооруженные милиции на местах, можно увидеть на примере заявленной борьбы с терроризмом. Например, источники утверждают, что Сарадж и Хафтар договорились внести в черный список «Совет Шуры Бенгази» и «Бригады защиты Бенгази» (BDB) из-за их связей с «Аль-Каидой». С этим едва ли согласится мощная милиция Мисраты, кстати, поддерживающая GNA Сараджа и противостоящая LNA Хафтара, а также многочисленные сторонники Великого муфтия Ливии, шейха Садика аль-Гариани.

Главным противником LNA фельдмаршала Хафтара, кроме исламистов, от которых он пообещал очистить всю Ливию, сейчас является милиция Мисраты, поддерживающая Правительство национального единства. Как сообщает новостной портал Middle East Eye (MEE), освещающий события на Ближнем Востоке, со ссылкой на источники в этом ливийском городе милиция Мисраты стремится ослабить гегемонию Хафтара в воздухе и с этой целью создает вивает свою авиацию при помощи наемников. С конца прошлого года в Мисрату зачастили зарубежные авиаинженеры и летчики. Представитель LNA Мохамед Гунаим заявил, что в первых числах мая в Мисрату прибыла новая группа из 11 иностранцев, включая 9 авиатехников и инженеров из Эквадора, а также украинского летчика и специалиста по ракетам из Грузии. MEE даже называет поставляющую наемников украинскую компанию — Glissada, специализирующуюся на поставках запасных частей и деталей для самолетов и вертолетов в разных странах. Она с февраля 2015 года ищет для милиции Мисраты летчиков, умеющих летать на Mirage F1 и МИГ, которые остались от каддафиевской авиации.

Можно предположить, что мисратовцы относятся к переговорам между Сараджем и Хафтаром как минимум без особого энтузиазма и готовятся к продолжению боевых действий с LNA. Иначе немалые расходы на создание собственной авиации не имеют смысла.

Сейчас самые серьезные бои между силами Хафтара и отрядами, лояльными GNA, идут на юге Ливии, в районе Сабхы. 12 апреля подразделения LNA атаковали расположенную в окрестностях города важную в стратегическом отношении военно-воздушную базу Таменант. По Сабхе проходит линия разграничения между силами LNA Хафтара и силами, поддерживающими GNA.

Люди гибнут за нефть

Все, что происходит в Ливии, вращается, если можно так сказать, вокруг нефти. Нефть является и богатством и, одновременно, проклятьем Ливии. В пятидесятые годы прошлого века, когда в стране была найдена нефть, король Идрис произнес пророческие слова: «Я бы предпочел, чтобы нашли воду, потому что вода заставляет людей работать, а нефть — мечтать».

Большинство событий в Ливии напрямую или косвенно связано с «черным» золотом. В центре борьбы так называемый «нефтяной полумесяц», район месторождений на средиземноморском побережье Ливии, где находится свыше 70% нефтяных богатств Ливии и терминалы, через которые нефть уходит покупателям.

С 11 сентября 2016 года главные нефтяные терминалы в портах Рас-Лануф, Эс-Сидер и Брега перешли под контроль LNA. Несмотря на неоднократные заявления HoR о том, что сильно сократившиеся после революции доходы от продажи нефти полностью уходят в Триполи парламент в Тобруке и Хафтар все же пообещали не забирать деньги у центрального правительства, которое не контролирует даже всю столицу. Свое обещание они, в целом, полгода выполняли. Однако GNA или, вернее, его вооруженным сторонникам такое положение вещей не понравилось. В марте «Бригады защиты Бенгази», созданные в прошлом году для борьбы с Халифой Хафтаром, неожиданно напали на Лануф и Сидер и вытеснили отряды LNA. Файез Сарадж от действий милиции из Бенгази открестился. В ООН и на Западе ему поверили. На востоке Ливии однако считают, что исламисты из Бенгази действовали по указке GNA, которому возврат нефтяных терминалов, конечно же, на руку. Если Правительство национального единства волнует, в первую очередь, нефть и контроль над терминалами, то главная цель BDB даже не столько нефть, сколько контроль над Бенгази, который рано или поздно все же будет взят войсками Хафтара и очищен от исламистских боевиков.

В связи с нефтяными и околонефтяными делами большое значение имеет позиция Мустафы Саналлы, президента ливийской National Oil Corporation (NOC), единственной компании в стране, которая несмотря на все катаклизмы последних пяти лет все это время продолжала работать. NOC и ее президент лавируют между многочисленными центрами влияния и силы, пытаясь при этом в целом сохранить политический нейтралитет. Однако симпатии главного нефтяника Ливии, похоже, не на стороне GNA. Мустафа Саналла предупредил правительство в Триполи, что оно превысило свои полномочия, закрыв министерство нефти Ливии и попытавшись забрать часть прерогатив NOC. Неожиданная атака Саналлы, одного из немногих в стране, которого, похоже, уважают все стороны конфликта и за рубежом, на центральное правительство может значительно ослабить его позиции. Здесь следует отметить, что в последние месяцы отношение ООН и западных стран к GNA начало становиться более критичным.

Послы пяти постоянных членов Совета безопасности ООН опубликовали редкое совместное заявление, в котором полностью поддержали Саналлу и призвали все стороны конфликта к сдержанности. В заявлении подчеркивается, что нефтяная инфраструктура, добыча нефти и доходы от ее продажи принадлежат всему ливийскому народу и должны оставаться под контролем NOC…

Говоря об урегулировании конфликта в Ливии, следует заметить, что ООН играет в этом процессе заметную роль. Поэтому так важна быстра и правильная замена спецпредставителя генсека ООН по Ливии, немецкого дипломата Мартина Коблера, который слагает с себя полномочия. Между тем, разногласия в международном сообществе тормозят это важное дело. В начале февраля 2017 года новый Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерреш написал письмо в Совбез ООН, в котором сообщил о своем намерении назначить на место Коблера бывшего премьер-министра Палестины, уважаемого экономиста и технократа Саляма Файада. Однако против этого назначения категорически выступил Израиль. Тель-Авиву без особого труда удалось уговорить Дональда Трампа, который обещал перед выборами больше заниматься внутренними делами, заблокировать назначение Файада.

Все это и многое другое показывает, что ситуация в Ливии, как минимум, не менее сложная и запутанная, чем в Сирии. Конечно, найти компромисс многочисленным центрам силы очень нелегко, но все сложности не означают, что этого не стоит хотя бы пытаться делать. Поэтому следует признать, что начало переговоров между GNA и HoR является шагом в правильном направлении. Хочется надеяться, что в этот раз попытка стабилизировать обстановку в стране окажется удачной.

Сергей Мануков

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2017/05/08/liviya-trudnaya-doroga-k-soglasiyu-i-edinstvu
Опубликовано 8 мая 2017 в 09:36
Все новости

28.05.2017

Загрузить ещё
Аналитика
Twitter
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами