• USD 59.00 -0.23
  • EUR 69.42
  • BRENT 52.72 +3.21%

Глава НБУ — «токсичный актив» финансовой системы Украины: мнение

Валерия Гонтарева. Иллюстрация: freshnews. media

Коррупционный скандал внутри Национального банка Украины (НБУ) и регулярные слухи об отставке его председателя Валерии Гонтаревой, одной из близких соратниц президента Петра Порошенко, свидетельствуют об очередном обострении борьбы внутри украинской элиты. Но гипотетическому преемнику Гонтаревой, кто бы им ни стал, неизбежно придется вписываться в ту модель третьеразрядной финансовой системы, полностью зависимой от внешних сил, которую руководство НБУ своими руками создало за последние три года.

Валерия Гонтарева сегодня занимает первое место в списке наиболее вероятных претендентов на отставку среди высших руководителей Украины. Во многом логика, которая ведет к ее отставке, подчиняется ключевому закону украинской политики: чем меньше «кормовая база», тем выше накал политической борьбы. Уменьшение внешней поддержки Украины, усиление политической турбулентности внутри страны и нарастание социально-экономических неурядиц подталкивают элиты если не к досрочным выборам органов власти, то как минимум к кадровым ротациям, а претензий к главе Нацбанка накопилось немало.

Тучи вокруг Гонтаревой начали сгущаться полгода назад, когда «крестовый поход» против нее объявил бывший донецкий олигарх и нардеп Сергей Тарута. На ежегодном собрании МВФ, проходившем 6−10 октября в Вашингтоне, Тарута лично раздавал делегатам подготовленную Ассоциацией украинских банков брошюру о Гонтаревой под названием «Угроза экономической безопасности Украины». В брошюре, помимо темных пятен в биографии Гонтаревой (начиная с почти полного отсутствия информации о ее происхождении), указаны различные схемы, с помощью которых банкротились украинские коммерческие банки, а капитал выводился за пределы страны.

Кроме того, в брошюре Таруты было указано, что при существующей власти нет никакой возможности отстранить Гонтареву от должности, так что единственным выходом является вмешательство США «как гаранта демократических изменений на Украине». Посыл этого высказывания вполне обоснован, учитывая предыдущее место работы Валерии Гонтаревой — инвесткомпанию ICU, которая считается весьма близкой к Петру Порошенко.

После этого демарша Сергея Таруты руководство НБУ оказалось под постоянным прицелом созданных с подачи Запада антикоррупционых структур (как одного из инструментов управления туземной «элитой») — Национального антикоррупционного бюро Украины (НАБУ) и Специализированной антикоррупционной прокуратуры (САП). Против Гонтаревой, ее заместителя Екатерины Рожковой, а также главы Фонда гарантирования вкладов физических лиц Константина Ворушилина были начаты уголовные производства по статье «злоупотребление полномочиями лицами, которые предоставляют публичные услуги». Речь идет о возможной причастности перечисленных лиц к махинациям с активами ликвидированных банков на сумму около 315,6 млрд гривен (более $ 11 млрд по сегодняшнему курсу). В офисе НБУ и личном жилье его руководства происходят периодические обыски — последний из них состоялся 29 марта, когда детективы НАБУ провели выемку документов в Нацбанке.

Сама Валерия Гонтарева в последнее время сделала немало заявлений в духе «я устала, я ухожу». Скорее всего, она считает свою миссию выполненной. С того момента, как она возглавила Нацбанк в июне 2014 года, произошли переход к гибкому курсу гривны и политике инфляционного таргетирования, а также очистка банковской системы от неплатежеспособных банков (примечательно, что такие же задачи параллельно решала глава российского ЦБ Эльвира Набиуллина).

Впрочем, каждый из указанных пунктов не выдерживает ни малейшей критики, если рассматривать их с точки зрения интересов украинского общества и национальной экономики. Прежде всего, под эгидой перехода на гибкий курс была проведена обвальная девальвация гривны — с 11,7 за доллар на момент прихода Гонтаревой в НБУ до нынешних 27. Помимо того, что на валютных качелях, обладая инсайдерской информацией, зарабатывала верхушка киевского режима, падение гривны никоим образом не способствовало поддержке экспорта и замещению импорта (последний по-прежнему занимает в структуре потребления домохозяйств 50%).

Ключевой экспортной позицией Украины к настоящему времени стала продукция сельского хозяйства (в 2016 году на нее приходилось 42% от общего товарного экспорта против 26,5% в 2013 году), для производства которой требуется валютный импорт (в том числе благодаря «декоммунизации» украинской промышленности) — техника, удобрения, топливо. Поэтому как ни девальвируй гривну, а выровнять подобным способом платежный баланс и закрыть бюджетный дефицит в рамках политэкономической модели под названием «аграрная сверхдержава» возможным не представляется.

Кроме того, резкое падение гривны было спровоцировано рефинансированием коммерческих банков на сумму более 400 млрд гривен за три года — эта денежная масса направлялась на валютный рынок, а затем, после конвертации в валюту, выводилась за рубеж. Очевидно, что здесь не обходилось без «откатов» руководству НБУ — учитывая системную политическую коррупцию на Украине, невозможно поверить в чистоту рук верхушки финансового регулятора.

Справедливое возмущение в украинском обществе вызывает и политика перехода к инфляционному таргетированию. Киевские «реформаторы», являющиеся в действительности настоящими социал-дарвинистами, тем самым проводят экономический геноцид украинского народа, прикрываясь неолиберальной рыночной риторикой. В значительной степени инфляция на Украине (по итогам 2014−2016 годов натергетировали более чем на 100%) была вызвана резким увеличением тарифов естественных монополий для населения и остатков промышленности. В частности, тарифы на природный газ для населения выросли в 8 раз, а на электроэнергию, в зависимости от объема потребления, в 4−6 раз. Да и о каком таргетировании можно говорить, если правительство использовало печатный станок НБУ для покрытия бюджетных дыр со всеми вытекающими последствиями?

Но наиболее интересен третий пункт «программы Гонтаревой» — очистка банковской системы. В период правления Гонтаревой «под нож» во имя «консолидации банковской системы» отправились более 90 коммерческих банков, притом далеко не только организации с сомнительной репутацией, но и крупные системообразующие учреждения. Подобные шаги нанесли серьезный удар по малому и среднему бизнесу, который лишился средств в ликвидированных банков. Сработала цепочка взаимных неплатежей: одни юридические лица стали банкротами, а другие не смогли рассчитаться со своими контрагентами и обязательствам по кредитам. Вместе с тем долги банков перед физическими лицами по депозитам (до 200 тысяч гривен) «повесили» на бюджет, а выплачиваемые компенсации стали дополнительным фактором давления на валютный курс.

Таким образом, доверие к банковской системе Украины подорвано на многие годы. Сами же активы банковской системы «похудели» за три года более, чем втрое — со $ 160 до $ 50 млрд, а размер депозитов физических и юридических лиц просел с $ 54 до $ 16 млрд. На этом фоне примечательно, что за период пребывания Гонтаревой во главе НБУ существенно улучшились финансовые показатели у близкого к ней банка «Авангард» и порошенковского Международного инвестиционного банка.

Поэтому можно утверждать, что под лозунгами плавающего курса и таргетирования инфляции, хорошо понятными мировому финансовому сообществу, руководство НБУ на самом деле преследовало совершенно иные цели. Во-первых, это контроль действующей власти над банковской системой страны (сюда прекрасно вписываются недавние акции в отношении «дочек» российских банков). Во-вторых, решалась задача выбить финансовую базу из-под оппонирующих власти финансово-промышленных групп (активы ряда банков были захвачены в результате рейдерских действий верхушки НБУ). В-третьих, велась подготовка банковского сектора Украины к передаче в руки транснационального капитала. Пожалуй, наиболее показательна в последнем случае ситуация с национализированным ПриватБанком — после закрытия дыры в балансе на 150 млрд гривен деньгами украинских налогоплательщиков банк будет выставлен на приватизацию. Помимо этого, на приватизацию выставлены пакеты акций государственных Ощадбанка и Укрэксимбанка.

Иными словами, поставленные киевской властью и ее западными кураторами задачи Валерия Гонтарева действительно выполнила — мавр сделал свое дело, мавр может уходить. При этом сама Гонтарева превратилась в «токсичный актив» как внутри страны (ее рейтинги доверия еще в конце 2015 опустились ниже уровня жирности самого дешевого кефира, а отставка позволит несколько выпустить пар социального недовольства общества), так и за рубежом. Как сообщало американское издание PR NewsChannel, Валерия Алексеевна, наряду со многими видными представителями властного картеля Украины, попала в список лиц, коррупционную деятельность которых будут рассматривать в комитетах Палаты представителей США. Таким образом, отставка Гонтаревой — дело лишь времени, а не принципа.

Но едва ли новый глава НБУ, даже если предположить, что это будет финансист экстра-класса, станет проводить финансовую политику, отличную от гонтаревской. Причина проста: украинское государство стремительно теряет экономический суверенитет и не может выполнять свои функции без финансовой подпитки извне. Следовательно, должность главы НБУ, как и многие другие высокие посты, в скором времени станет лишь технической. Из «суверенных» функций за обладателем этого поста останется лишь возможность взимать незначительную коррупционную ренту.

Денис Гаевский, Киев

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2017/04/04/glava-nbu-toksichnyy-aktiv-finansovoy-sistemy-ukrainy-mnenie
Опубликовано 4 апреля 2017 в 12:10
Все новости

19.08.2017

Загрузить ещё
Аналитика
Twitter
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами