• USD 64.38 -0.20
  • EUR 72.17 -0.64
  • BRENT 62.04 +1.18%

Раис Сулейманов: Учеба имамов на Востоке как метод профилактики радикализма

Раис Сулейманов. Фото: kazanweek.ru

Взаимоотношения государства и мусульманской уммы в новейшей истории России выстраиваются по модели поддержки традиционного ислама и противодействия его радикальным формам. Подобная модель государственно-конфессиональных отношений в России подразумевает, что мусульманская община будет лояльна внутри- и внешнеполитическому курсу руководства страны. Рискну утверждать, что традиционным исламом в России сегодня следует считать ту форму ислама, которая исторически была принята тем или иным коренным народом России, стала частью его национальной культуры, традиций, самосознания и мировоззрения. Традиционный ислам проповедует мирное сосуществование с представителями других религий, лояльна Российскому государству и не ставит перед собой целей изменения его политического устройства.

Исследуя механизм противодействия государства радикальным формам ислама в России, можно выделить несколько инструментов, которые используют как правоохранительные органы, так и государственные службы, курирующие религиозную сферу. Среди таковых могут быть профилактические формы (беседы, лекции, конференции, круглые столы), контроль за религиозным образованием в стране, предупреждения, выносимые прокуратурой, штрафы, уголовные наказания, включая и реальные сроки лишения свободы.

Однако доводить ситуацию до уголовного преследования и отправки в места лишения свободы какого-либо мусульманского религиозного деятеля, выступающего с радикальных позиций, порой бывает политически нецелесообразно: он может обладать большим авторитетом среди своей паствы, поэтому арест и лишение его свободы неизбежно породят в сознании его единомышленников представление о нем, как о «мученике за веру». Это чревато ростом недоверия к государству. Пассивный протест ведет к потере представления о легитимности светской власти среди определенной группы верующих. Наконец, самый негативный сценарий — это когда пассивный протест переходит в бунт, т. е. когда сторонники арестованного религиозного деятеля могут пойти на силовое сопротивление государственным органам, вплоть до организации беспорядков и иных крайних форм гражданского неповиновения.

Чтобы избежать подобных последствий, лучшим методом зачастую является не уголовное преследование лидеров исламистов, а отправка их на учебу в страны Востока. Такая мера не воспринимается паствой как репрессия. Для медиации конфликтов, имеющих религиозную основу, подобный способ в последние годы нередко применяется в России, и, на мой взгляд, несет гораздо меньше рисков для стабильности государственно-конфессиональных отношений. Для другой стороны эмиграция с целью получения образования так же лучше, чем перспектива оказаться в тюрьме: это понимают и сами религиозные деятели-исламисты. На примере некоторых представителей исламского духовенства рассмотрим несколько таких случаев.

Одним из первых можно назвать отъезд арабского проповедника Камаля эль-Занта из Татарстана в Ливан. Приехав в 1992 году учиться в Казань на врача, он вскоре обжился и стал вести проповедническую деятельность в городских мечетях, набирая популярность среди верующих. Его приезд совпал с процессом религиозного возрождения в республике, поэтому появление русскоязычного араба-проповедника привлекло огромное внимание со стороны слабо разбирающихся в тонкостях ислама татар. Эль-Зант принадлежал к сторонникам «Братьев-мусульман»: он сумел обрести большую известность не только в Татарстане, его охотно приглашали выступать с проповедями в Башкирию, Марий Эл, Мордовию, Ульяновскую, Кировскую, Тюменскую области. В 2007—2011 годах в Казани были изданы его книги на русском языке («Расскажи мне о Вере», «Нравы мусульманина»), несколько дисков с аудио- и видеопроповедями.

Однако их содержание показывало, что они далеки от традиционного для татар ислама. В итоге в 2011 году Совет улемов Духовного управления мусульман РТ признал его книги не соответствующими исламу ханафитского мазхаба. Трагические события 2012 года в Казани, когда произошли покушение на тогдашнего муфтия Ильдуса Файзова и убийство богослова Валиуллы Якупова, привели к тому, что государство уже не допускало наличия каких-то самостоятельных проповедников (официально Эль-Зант не был имамом ни в какой мечети). Летом 2012 года с поста имама казанской мечети «Кул Шариф» окончательно ушел придерживающийся ваххабитских взглядов Рамиль Юнусов, а в 2013 году за членство в рядах запрещенной в России террористической организации «Хизб-ут-Тахрир аль-Ислами» был осужден имам казанской мечети «Аль-Ихлас» Рустем Сафин.

Камалю эль-Занту посоветовали уехать домой в Ливан, чтобы завершить учебу в университете «Аль-Джинан» (Триполи), куда он поступил на заочное отделение по направлению «Коранические науки» еще в 2008 году. Но уезжать он должен был с расчетом, что уже не вернется в Казань. В начале 2013 года эль-Зант уехал в Ливан с семьей, там он завершил учебу, защитил диссертацию, в настоящее время работает по своей первой специальности врача-онколога, полученной в Казанском медицинском институте, ради чего он, собственно говоря, и приехал в Татарстан учиться. Ситуация в исламской умме Татарстана за время его отсутствия оздоровилась.

В 2015 году отправился на учебу в Иорданию имам казанской мечети «Казан нуры» Рустем Зиннуров. После отставки своего единомышленника Рамиля Юнусова с поста имама мечети «Кул Шариф» в 2012 году, Зиннуров (он подрабатывал там одно время вторым имамом «Кул Шарифа») как приверженец салафизма продолжал работать имамом мечети «Казан нуры». В 2013 году у него произошел публичный конфликт с первым заместителем муфтия Татарстана Рустамом Батровым. Зиннуров попытался оправдать хизб-ут-тахрировцев перед ДУМ РТ, а затем стал публично критиковать традиционный ислам. В итоге Зиннурова вскоре освободили от должности имама, затем какое-то время он побывал в роли имама реставрируемой, но не действующей мечети «Ак» в Ново-татарской слободе Казани, однако все же предпочел уехать на учебу в Иорданию. Его отъезд в целом пошел на пользу исламской умме столицы Татарстана: в мечети «Казан нуры» стал работать имамом Алмаз Мухлисов, ситуация оздоровилась.

В 2016 году имам мечети «Нур Ислам» города Новый Уренгой (Ямало-Ненецкий автономный округ) Мухаммад Акбаров, узбек по национальности, уехал на учебу в Стамбул. Став имамом этой мечети в 2011 году после гибели своего отца, принадлежавшего к экстремистской «Исламской партии Туркестана» и занимавшего ранее пост лидера общины, Акбаров развернул религиозно-проповедническую деятельность, однако это вызывало много вопросов со стороны правоохранительных органов. Отмечались случаи участия прихожан мечети в террористической деятельности на территории Башкирии (речь идет о Нафисе Шаймухаметове) и Дагестана (Замир Терекбаев), несколько прихожан с Ямала отправились на «джихад» в Сирию.

Мечеть «Нур Ислам» вызывала неоднократно много вопросов со стороны властей, причем не только из-за того, что посещавшие эту мечеть впоследствии становились исламскими радикалами и после эмиграции продолжали вести антироссийскую пропаганду (речь идет о главном редакторе портала «Голос ислама» Дмитрие Черноморченко, возглавлявшем общину Нового Уренгоя в 2005—2011 года до переселения в Турцию), но и из-за споров хозяйствующих объектов: в ходе самовольной реконструкции площадь мечети была увеличена без разрешения Департамента имущественных отношений Нового Уренгоя. К тому же заключенный между приходом мечети и муниципалитетом города договор о безвозмездной аренде здания истек в 2011 году. В итоге в 2015 году власти пошли даже на крайнюю меру, и здание мечети было снесено.

Мухаммад Акбаров перешел на должность второго имама достраиваемой Соборной мечети Нового Уренгоя. Однако было очевидным, что этот религиозный деятель выступает в роли проводника нетрадиционного для России ислама. В опубликованном им обращении после переезда на учебу в Стамбул Акбаров рассказал, как ему посоветовали уехать из России: «У меня дома был обыск, насколько мне известно, обыски проводят только у подозреваемых… После обыска отвели в кабинет сотрудников, они рассказали, как мне быть дальше. Предложили мне несколько вариантов и сказали, что самый лучший вариант для них, уренгойцев и прихожан — если я покину Ямал. Это, конечно, было для меня как снег на голову. (…) В данное время учусь в одном из образовательных центров Стамбула и работаю после обеда».

Т.е. этот религиозный деятель понял, что последствия для него могут быть непредсказуемы, поэтому предпочел уехать на учебу за границу. Для Ямала его отъезд позволил разрядить ситуацию в деле противодействия радикальным формам ислама.

В 2016 году из Набережных Челнов на учебу в Марокко уехал имам мечети «Тауба» Идрис Галяутдинов. Он является одним из наиболее крупных салафитских религиозных деятелей Поволжья, автором огромного числа брошюр на религиозные темы, некоторые из них написаны с позиций салафизма. В определенных кругах Галяутдинова знали как агента Министерства по делам ислама и вакуфов Королевства Саудовская Аравия (эта структура занимается в том числе и разведывательными функциями), для которого имам передавал информацию об обучении мусульман в своей мечети. Вернувшись в 2000 году после учебы в Саудовской Аравии Галяутдинов превратил мечеть «Тауба» в своего рода региональный центр салафизма. Отметим, что до 2000 года ситуация в челнинской мечети не была лучше: пока Галяутдинов учился в Саудовской Аравии, имамом в «Таубе» работал Айрат Вахитов, который позднее уехал в лагерь боевиков «Кавказ» в Чечне, а затем на «джихад» в Афганистан, участвовал в создании «Джамаата Булгар», а потом попал в тюрьму на Гуантанамо. Появившийся в 2011—2012 годах на «джихаде» в Сирии Вахитов в итоге был арестован в Турции по подозрению в причастности к теракту в аэропорту в Стамбуле в 2016 году.

Идрис Галяутдинов оставался «головной болью» для властей и традиционного мусульманского духовенства: его позиции как имама были очень сильны, у него имелось огромное количество последователей, как салафитский проповедник он был известен далеко за пределами Татарстана. Самые лестные отзывы о нем прозвучали из уст проживающего в Казахстане салафитского проповедника Абу Мухаммада Рината Казахстани (Рината Зайнуллина) в одной из проповедей.

Просто отстранить Галяутдинова, снять с поста имама мечети «Тауба» было затруднительно: возникла бы предсказуемая реакция со стороны мусульманской молодежи Набережных Челнов, попавшей под влияние салафизма. Но очевидно, что Галяутдинова необходимо было убирать с поста, чтобы прекратить салафитскую пропаганду, а вместо него ставить другого имама (сейчас это Абу Бакр Абдеев). Поэтому Галяутдинова отправили на учебу в Марокко. Конечно, при современном уровне развития коммуникаций он может вести свою работу дистанционно, однако потеря трибуны в мечети резко сузила круг его последователей.

Подводя итог, отмечу парадоксальность ситуации: если до начала 2010-х годов в среде контролирующих органов и экспертов поездка мусульман на учебу в страны Ближнего Востока воспринималась только как повод насторожиться, то сегодня власти порой сами стремятся помочь им уехать. Пусть лучше такие религиозные деятели эмигрируют, чем продолжают «нести свет ислама» в России. Таким образом, учеба в странах Востока сегодня является одним из профилактических методов по предотвращению радикализации в среде мусульман России.

Раис Сулейманов, эксперт Института национальной стратегии, религиовед

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2017/03/25/rais-suleymanov-ucheba-imamov-na-vostoke-kak-metod-profilaktiki-radikalizma
Опубликовано 25 марта 2017 в 09:41
Все новости

15.06.2019

Загрузить ещё
ТОП-10
  • Сутки
  • Неделя
  • Месяц
  1. Киев решил сдать американцам советских ветеранов Вьетнамской войны 14971
  2. Ярмарочный скандал и провал украинской паспортизации: Крым за неделю 12861
  3. «Токаев — немой президент»: баннер в Алма-Ате 9190
  4. За что Россия отдала Норвегии в 2010 году 80 тысяч км своей территории? 6233
  5. Сбербанк намерен избавиться от традиционных банкоматов 5633
  6. Олигарх Плахотнюк и его сторонники по Демпартии бегут из Молдавии — СМИ 5076
  7. Бананы «Насвай»: в Уфе конфисковали 225 кг опасной смеси 4745
  8. «Нафтогаз» сожалеет о переносе переговоров по транзиту газа на осень 4306
  9. Трампу боялись доложить, что Обама атаковал вирусами энергосистему России 3895
  10. Посол США в Грузии «сталкивает людей друг с другом» — протоиерей Исакадзе 3673
  1. Чего добилась Грузия за годы своей независимости? 65303
  2. Вучич: Позиция США и Франции по Косово мне ближе, чем позиция России 48243
  3. За что Россия отдала Норвегии в 2010 году 80 тысяч км своей территории? 43968
  4. Сотрудник Госдепа США убил свою жену-таджичку и застрелился сам 38661
  5. Ухудшилось состояние Бари Алибасова 33834
  6. «Больше ничего не болит»: гражданка Узбекистана умерла на лечении в Индии 30790
  7. «Полное изменение оси внешней политики»: Польша становится пророссийской? 29004
  8. Киев решил сдать американцам советских ветеранов Вьетнамской войны 23643
  9. Белорусского певца убило током на репетиции 22719
  10. Крах украинского «томоса» и перспектива низложения патриарха Варфоломея 21498
  1. В Татарстане суд отказался штрафовать за надпись: «Путин — вор» 139305
  2. АПЛ США USS Pittsburgh прошла по «американскому северному морскому» пути 95638
  3. Скончался российский артист Александр Кузнецов 73286
  4. Чего добилась Грузия за годы своей независимости? 65442
  5. Алина Кабаева родила двух мальчиков: СМИ 63472
  6. «Не доброе утро»: Зеленский отреагировал на гибель военных под Ровно 59002
  7. В Ингушетии распространяются листовки с антигосударственными призывами 56624
  8. Ухудшилось состояние Бари Алибасова 55028
  9. Россия решила вспомнить о долгах Белоруссии 50559
  10. Зеленский и глава Генштаба ВСУ опозорились на передовой на Донбассе — СМИ 49311
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами