• USD 62.77 -0.51
  • EUR 66.19 -0.97
  • BRENT 54.20 +0.57%

«Формула успеха» Баку: военные учения держат Карабах под напряжением

Иллюстрация: minval.az

12 ноября в Азербайджане дан старт самым масштабным за последние годы военным учениям. В недельных маневрах примут участие 60 тысяч военнослужащих, более 150 единиц тяжёлой бронетехники, свыше 50 вертолётов и самолётов. К стрельбам в приближённых к боевым условиях планируется привлечь 700 ракетно-артиллерийских систем. Таким образом, под ружьё учений будут поставлены практически весь личный состав вооружённых сил республики и большая часть её ударных систем. Как сообщало Минобороны Азербайджана ещё в начале этого месяца, учения проводятся «с целью проверки системы управления войсками и вооружением в полевых условиях». План маневров утверждён главнокомандующим ВС Азербайджана, президентом Ильхамом Алиевым.

На октябрь-ноябрь каждого года традиционно выпадает военная активность сторон карабахского конфликта. В этот период не только Азербайджан, но и Армения совместно с Нагорным Карабахом старается освоить планы боевой подготовки в полевых условиях. Но нынешняя осенняя активность сторон затяжного конфликта примечательна по многим причинам. Прежде всего, в связи с тем, что у Баку, Еревана и Степанакерта несколько месяцев назад уже была возможность проверить свою боеспособность в условиях скоротечных, но достаточно интенсивных военных действий.

Для азербайджанского военно-политического руководства имеется ещё один немаловажный повод отметиться беспрецедентно масштабными учениями. В сентябре, после военного парада в Ереване, где были продемонстрированы последние сверхсовременные приобретения армянской армии, баланс сил вокруг Нагорного Карабаха заметно выровнялся. Аргумент Баку о его военно-техническом превосходстве над противником потерял былую актуальность. Ответить Армении в «симметричном режиме», покупкой у России тех же оперативно-тактических ракетных комплексов «Искандер-Э», Азербайджан пока не может. Однако держать высокий темп милитаризации региона, инициатором которого и стала когда-то нефтеносная республика, азербайджанским властям видится необходимым. Парадов в ближайшее время в Баку не предвидится, поэтому остаётся среагировать на армянский оружейный рывок вперёд масштабным показом собственного боевого потенциала.

На азербайджанские маневры у карабахских армян нашёлся свой «превентивный ответ». 8 ноября пресс-служба Армии обороны Нагорного Карабаха сообщила о проведённых ранее полковых тактических учениях. 8 ноября на полигоне «Тигранакерт» состоялся заключительный этап учений — боевые стрельбы. За их ходом следили президент непризнанной Нагорно-Карабахской Республики (НКР) Бако Саакян и командующий ВС НКР генерал-лейтенант Левон Мнацаканян.

Возможно, это просто совпадение, но 12 ноября содержит в себе определённый символизм для азербайджанских военных. Ровно два года назад в ходе учений в Карабахе был подбит вертолёт армянских ВВС. «Вертолётная история» двухлетней давности в миниатюре продемонстрировала натянутый до предела нерв новой карабахской войны (1). В апреле 2016 года произошло то, что было уже предопределено после 12 ноября 2014-го и даже намного раньше.

Россия не позволила Армении и Азербайджану скатиться в бездну очередной полномасштабной войны. Президент России Владимир Путин приложил личные усилия, дабы не допустить непоправимого. Впрочем, на этом апрельский миротворческий успех Кремля, по сути, и завершился. Майские переговоры в Вене и июньская трёхсторонняя встреча президентов в Санкт-Петербурге не привели к качественным подвижкам. Напротив, закравшаяся было надежда на реализацию первых шагов на пути установления мер доверия и отхода от воинственных заявлений/действий сторон, продержалась недолго. С совместного заявления президентов Азербайджана, Армении и России от 20 июня прошло почти пять месяцев, но даже такой весьма скромный шаг, как увеличение числа международных наблюдателей в зоне конфликта, прописанный в северной столице РФ, оказался нереализуем. Не говоря уже о такой вымученной на переговорах теме, как создание механизма расследования инцидентов на линии соприкосновения войск.

Мирный процесс откровенно пробуксовывает. Зато военная составляющая конфликта переживает чуть ли не «золотые времена». Апрельская «мини-война» дала богатую пищу для анализа военным и политикам в Баку, Ереване и Степанакерте. Если брать только азербайджанский взгляд на события минувшей весны, то, похоже, выводы сделаны в пользу подготовки к новому выяснению отношений военным инструментарием и на более высоком витке региональной эскалации.

Азербайджан пошёл на ряд мер, которые не стыкуются, даже противоречат ожиданиям новой войны за Карабах. Во многом это вынужденные шаги, обусловленные экономическими проблемами в республике, которая годами выстраивала своё благополучие на поступлениях от продажи нефти. Военный бюджет Азербайджана на 2017 год подвергся кардинальному сокращению, до около $ 1 млрд. При этом Армении удалось не только удержать планку своих расходов на оборону в прежнем диапазоне ($ 420 млн − $ 450 млн), но и немного прибавить в следующем году, по сравнению с нынешним.

Баку однозначно экономит, в том числе и на приоритетной для него военной сфере. Нынешние сложные времена дешёвой нефти явно не благоприятствуют росту азербайджанских аппетитов в плане взятия реванша в Карабахе. Но от решения этой сверхзадачи азербайджанская сторона не отказалась. Пока приходится довольствоваться малым, например тем, что удалось отбить у армянского противника в апреле. Ценой зашкаливающих потерь в личном составе и технике, но отбить. Даже этот мизер важен для азербайджанского руководства, ведь ему надо как-то отрабатывать годы наращивания военных мускулов и внушения собственному народу скорой победы в Карабахе.

Президент Азербайджана не так давно «опроверг» своего армянского коллегу Сержа Саргсяна в оценке «территориальных потерь» Армении в зоне конфликта по итогам боёв 2−5 апреля. Согласно Алиеву, азербайджанцы отвоевали не 800 гектаров армянских позиций, а целых (!) 2000 га. В связи с этим, предлагаем заняться простой арифметикой. В ходе «четырёхдневной войны» азербайджанская сторона одних только танков, не считая другой бронетехники, потеряла 24 единицы. Если при «освобождении» пусть и 20 кв. км территории (хотя это далеко не так) Азербайджан понёс 24 танковые потери, то что останется от его бронетанковых войск после «зачистки», например, 200 кв. километров. Это примерно 10% площади одного только Мартакертского района НКР. Получается, чтобы отбить у армян лишь десятую часть северо-восточной области Нагорного Карабаха азербайджанские механизированные бригады рискуют столкнуться с абсолютно неприемлемым для себя ущербом, коим вполне может стать потеря 240−250 единиц тяжёлой бронетехники. До апрельской эскалации у Азербайджана было до 500 современных танков (100 Т-90, около 380 Т-72 различных модификаций), а значит, половина из них находится в «зоне вероятного поражения» при одном только крупном сражении в Мартакерте, если вдруг из Баку будет отдана команда наступать по всем фронтам.

Конечно, приведённые расчёты страдают «линейностью», во многом носят упрощённый характер. Между тем, итоги боевой четырёхдневки укрепили военных экспертов, да и самих азербайджанских генералов и политиков во мнении, что потери со стороны наступающих войск при любой масштабной дестабилизации будут зашкаливать.

Руководство в Баку не перестало быть прагматичным, когда это касается любого судьбоносного решения на карабахском направлении. Очевидным индикатором сохранения Ильхамом Алиевым и большей частью азербайджанского генералитета прагматичного взгляда на расклад сил стала, помимо прочего, воздержанность Баку от подключения к военным действиям в апреле боевой авиации. Плотная противовоздушная завеса армянской армии над Карабахом явно не способствовала принятию в азербайджанской столице опрометчивых решений. Одно дело, когда теряешь 24 танка, совсем другое, если лишаешься двух эскадрилий боевых самолётов и вертолётов. Военно-политические последствия от потерь в составе ВВС на порядок значимее в любом вооружённом конфликте.

Азербайджанский главком и политический лидер остаётся прагматиком, и стартовавшие 12 ноября учения тому наглядное подтверждение. Учебно-боевые маневры плавно вписываются в легко предсказуемый военно-политический алгоритм действий Алиева на ближайшие месяцы. Азербайджан настроен и впредь не идти на реализацию достигнутых с Арменией договорённостей по снижению градуса военного противостояния в зоне конфликта. Будь то уплотнение наблюдательной миссии ОБСЕ на линии соприкосновения, запуск работы механизма расследования инцидентов, отвод снайперов с карабахской передовой, везде Баку продолжит уклоняться от применения на практике этих и других мер доверия. «Формула успеха» представляется президенту прикаспийской республики примерно так: держать противника в постоянном напряжении, изыскивая удобной момент для обнуления наработок в процессе карабахского урегулирования.

Азербайджану нужно время разобраться в двух очень значимых для него на сегодня вопросах. Первое — в каком состоянии, под внутриполитическом углом зрения, подойдут армянские власти к парламентским выборам в начале апреля? Пока позиции президента Сержа Саргсяна и возглавляемой им правящей Республиканской партии Армении (РПА) достаточно крепки, чтобы с уверенностью смотреть на избирательную перспективу. Но РПА и её лидер не гарантированы от очередной внутриполитической турбулентности, если окажется, что в выборах, которые попадают на 2 апреля (годовщина начала «четырёхдневной войны»), власти переоценили свои возможности. Другими словами, в Армении могут иметь место новые антиправительственные выступления сразу за представлением общественности итогов выборов, если местная радикальная и не очень оппозиция сочтёт действия властей «тотальной фальсификацией».

Азербайджан никогда не упускал случая напомнить о себе на карабахской передовой по факту возникновения в глубоком политическом тылу Армении опасных для тамошних властей внутренних процессов. Не упустит он такого шанса и в этот раз, тем более, когда всплывают символические сюжеты вокруг даты «2 апреля».

Второй вопрос, который азербайджанское руководство постарается прояснить для себя, — новый расклад сил и интересов между Россией и США в Закавказье с поправкой на результаты недавних американских выборов. Баку, да и всем закавказским столицам, необходимо время, чтобы разобраться с тем, какие изменения для региона несёт в себе приход в Белый дом Дональда Трампа и его команды. Диапазон оценок в этом плане весьма широк: от ожидания того, что новая американская администрация потеряет интерес к Южному Кавказу до менее вероятного, но вовсе не исключаемого роста конкуренции России и США на стыке Чёрного моря и Каспийского бассейна. Пока бакинские эксперты (далеко не только они) склоняются к мнению, что «трамповская» администрация существенно снизит уровень внимания к закавказской повестке, в том числе и по «карабахскому досье». Из этого делается вывод о ещё большем повышении российского влияния в регионе, от которого производны рекомендации азербайджанским властям делать основную ставку на Москву. При этом, вовлекая российскую столицу в трёхсторонний формат Россия — Азербайджан — Турция, о целесообразности формирования которого в Баку заговорили с особой настойчивостью.

У Азербайджана появились серьёзные основания надеяться на лучшую для себя внешнеполитическую конъюнктуру на западном направлении. США и Европа погружаются в собственные проблемы, правозащитная тема, излюбленный конёк Вашингтона и Брюсселя во времена правления Барака Обамы, отходит на задний план. Давление Запада на Азербайджан снижается, отношения России и Турции постепенно выравниваются. В сумме с другими внешними факторами перед Баку вырисовывается перспектива повысить свою значимость для Москвы, а это, в понимании азербайджанской стороны, прямая дорога к выходу на устраивающие его решения по Карабаху.

На выяснение новых раскладов потребуется время. Однако его следует посвятить не только внешнеполитическим изысканиям, но и заполнить определённой военной активностью на подступах к зоне конфликта, считают на Апшеронском полуострове. Тогда — учения, учения и ещё раз учения. Демонстрацией собственной военной мощи Азербайджан напоминает о себе мировым державам, не даёт им подзабыть неприемлемость для него нынешнего статус-кво в зоне конфликта. Армянам же из Баку посылают очередной «пламенный привет» с внушением о том, что война не вычеркнута из стратегических планов Азербайджана. Она лишь отложена во времени.

(1) 12 ноября 2014 года ударный Ми-24, по версии армянской стороны, выполнял учебно-тренировочный полёт. Машина летела вдоль карабахской передовой, на большом удалении от неё над территорией, контролируемой армянскими войсками. На внешней подвеске Ми-24 не было никакого вооружения. Вертолёт был подбит выпущенной с азербайджанских позиций ракетой. Экипаж погиб, армянскому спецназу потребовалось 10 дней, чтобы провести операцию по эвакуации тел пилотов, так как место крушения простреливалось азербайджанцами.

Вячеслав Михайлов, специально для EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/11/12/formula-uspeha-baku-voennye-ucheniya-derzhat-karabah-pod-napryazheniem
Опубликовано 12 ноября 2016 в 15:12
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами