• USD 62.49 -0.78
  • EUR 66.05 -1.11
  • BRENT 54.33 +0.81%

Этика против «ясности жертвы» под игом Запада: ответ академику Арбатову и журналу «Огонёк»

Тушинский лагерь. «Европейские ценности» под Москвой в 1609 году.

5 сентября 2016 года в ответ на наш комментарий к статье «Осторожно, грабли» академика РАН Алексея Арбатова в журнале «Огонёк» появилась его ответная статья — «Хочу внести ясность».

Академик Арбатов захотел внести ясность. Но по содержательной стороне у него этого сделать как раз и не получилось. В частности, господин Арбатов написал: «Я мог бы дать подробный ответ по всем пунктам критики…», но далее он не стал этого делать, отослав читателей ко всем своим «статьям, интервью и книгам», хотя в рассмотренной нами публикации Арбатова речь шла об оценке им конкретного текущего политического момента. Дополнительный аргумент уклонения академика от дискуссии — Арбатов пишет: «Я привык к научной дискуссии, причем с теми, кто меня уважает, и кого уважаю я сам». Но целью любой научной дискуссии является определение истины, а не выяснение отношений на тему «ты меня уважаешь». Между тем, опять повторимся: в рассматриваемой публикации Арбатова речь шла вовсе не о «науке», а об идеологии и прикладной под текущий момент политике.

В своем «Ответе» Арбатов пишет, что его позиция «неизменна последние 30 лет», сделав при этом характерную оговорку — «когда стало возможно открыто писать и говорить на политические и военные темы». Очевидно, что до этого периода Арбатов все-таки «колебался» и «колебался вместе с генеральной линией», держа при этом, выражаясь фигурально, фигу в кармане. Это было бы и понятно, если бы в другом его кармане не лежал членский билет. Числился он в то время в КПСС. Теперь — в партии «Яблоко». Таков современный московский потомственный истэблишмент: радоваться размену СССР на РФ, а КПСС («Орден меченосцев») на ммм… невкусное «Яблоко».

Но, тем не менее, из «Ответа» Арбатова, на самом деле, все-таки выясняется, что после того, как руководство КПСС в 1986 году избрало новую «генеральную линию», Арбатов стал держаться ее и придерживается этой «линии» вплоть до сегодняшнего дня. Завидное постоянство. Здесь академик весьма кстати в своем «Ответе» разъяснил, что к Горбачеву, Шеварднадзе, Яковлеву и Ельцину он относится «с глубоким уважением». Впрочем, в отношении последнего — «с уважением, но с очень большими оговорками». А это как?

И вот здесь мы спросим: как Арбатов, числящий себя «ученым» политологом, может с «уважением» относиться к полным и окончательным политическим банкротам — конкретно к Горбачеву и Шеварднадзе — государственным руководителям, лишенным верховной власти в результате банальных государственных переворотов? Ведь государственных деятелей следует оценивать по результатам их трудов на государственном поприще, не так ли? Нужно ли перечитывать «Государя» Макиавелли? Высокая оценка Арбатовым разрушителей России — это характерный штрих к личности самого академика, а не этих личностей.

Конкретно Арбатов дает высокую оценку вышеназванным руководителям за их «огромный вклад в безопасность СССР и России» посредством их «великих исторических договоров» по контролю за вооружениями. Это серьезно? Чего стоят все эти «великие исторические документы», если была разрушена сама государственность, а система безопасности сейчас сыплется, и на территории исторической России (не на ее периферии) уже третий год идет кровавая война?

По части концептуальности Арбатов считает Россию «великой державой европейской цивилизации и неотъемлемой частью ее культуры». Принадлежность России к европейской цивилизации, по Арбатову, определяется через культуру, и не зависит ни от экономического уклада, ни от политического строя. Очевидно, академик полагает, что и Московское царство, и СССР — все это было частью европейской цивилизации и «неотъемлемой частью ее культуры». Он это серьезно? Как выясняется, здесь у академика не все в порядке с формальной логикой. В своей статье «Осторожно, грабли» Арбатов сетует: «Россия в 2012 году на политическом уровне отказалась от европейского пути развития». И где же здесь тогда проблема, если Россия при любом раскладе и повороте и при любой «дороге» — это все равно «великая держава европейской цивилизации» и «неотъемлемая часть ее культуры»? Формально по Арбатову получается, что Россия при любом условии, базово принадлежа к европейской цивилизации, в силу различных обстоятельств может либо идти «по европейскому пути развития», либо — «по проторенной дороге „особого исторического“ пути». Но, если Россия большую часть своей истории шла именно по «особому историческому пути», то почему тогда ее следует относить к европейской цивилизации? В конечном счете, по Арбатову, «европейская цивилизация» выглядит как взвод солдат, в котором все идут в ногу, одна лишь Россия большую часть пути идет не в ногу и даже не в ту сторону. А если не в ту сторону, то тогда при чем здесь «общий строй»? Ну, не за балет же Большого театра следует относить Россию к европейской цивилизации. Арбатов хоть знает, что с точки зрения многих современных немцев и австрийцев Европа заканчивается сразу же за восточной заставой Вены?

Арбатов пишет совершенно смешное, пытаясь доказать от противного: «нет никакой „евразийской“ литературы, музыки, живописи, моральных ценностей и государственного устройства». Разумеется — нет. Но от этого и без наклеенного евразийского ярлыка — русская классическая литература, музыка, живопись, моральные ценности, а тем более государственное устройство, не идентичны европейским. И это факт. По форме внешне похоже, а содержательно — нет. Отличие фундаментально.

Арбатов в своем «Ответе» поет осанну пресловутым европейским ценностям, некоторым из которых по историческим меркам без году неделя. И вот здесь достаточно прочитать «великое пятикнижие» Федора Михайловича Достоевского, чтобы понять неевропейский культурный код России. По форме похоже, а содержательно — нет. Писатель-пророк (а таковых нет и не будет у европейцев) дал такую фундаментальную критику, по всем институтам и сущностям прошел камня на камне не оставив от этих самых европейских ценностей, что единственная остающаяся возможность его опровержения для европейских оппонентов — это обвинение в антисемитизме и национализме. Заметим здесь, что национализм — это чисто европейское изобретение.

В отношении морали можно, например, и нужно вспомнить такую важную сущность, но и частность, как протестантскую этику. Есть она у русских, или нет? Бессмысленный риторический вопрос. В конечном итоге — главное цивилизационное отличие, которое не позволяет относить Россию к европейской цивилизации — это остающийся традиционный характер ее общества. В этом фундаментальном свойстве Россия сближается с Азией, хотя правильней было бы говорить о незападном типе общества.

Другое главное в отношении цивилизационной идентичности России отличие — это признание самими европейцами неевропейского характера России. Европейцы считают Россию — не Европой, и это глубоко укоренившаяся ментальная сущность европейской цивилизационной идентичности, выражаемой, как на коллективном, так и индивидуальном уровне. Для европейцев Россия — это «другая Турция». Русские чужды цивилизационно европейцам, пусть они и оденутся в европейские наряды, заведут у себя «бизнесы» и «парламенты», станут похожи в масс-культуре и между собой даже разговаривать в некоторые периоды исключительно будут по-французски. Аналогичным образом Мустафа Кемаль Ататюрк в 1920-е годы запретил туркам носить фески, указал носить вместо них котелки, переодел турок поначалу в дурно сшитые пиджаки и брюки и даже ввел с заменой традиционного письма латиницу (!). Но от этой всей поверхностной мишуры и внешней европеизации Турция отнюдь не стала частью европейской цивилизации, а сами турки — европейцами. Президент Эрдоган сейчас опять подтвердил эту понятную европейцам истину. До Ататюрка за два века подобную внешнюю европеизацию с Россией проделал и царь Петр, за что страна, заметим, поплатилась революцией 1917 года. Европеизация была размазана тонким поверхностным слоем по императорской России. Характерная для России с ХVII века догоняющая модернизация может быть еще одним доказательством в пользу того, что Россия не принадлежит к европейской цивилизации или принадлежит, но лишь в какой-то определенной степени.

Намеренно или по невежеству академик Арбатов совершенно ложно рисует западную демократическую систему по формуле: «Государство служит народу, контролируется им посредством демократических институтов и норм с периодической сменой власти через выборы». Государство, заметим мы, на Западе служит не народу (правильней было бы — демосу), а финансовым и промышленным группам, которые приобрели транснациональный характер. А сам контроль на практике осуществляют «большие деньги», для которых процедура выборов и риторика «свободных» СМИ служат лишь ширмой. Ну, и потом, как быть, например, с демократией на уровне Европейского союза в столь любимой Европе, если шесть из имеющихся семи институтов не имеют связи с гражданским обществом? А оставшийся один — Европейский парламент, пусть и избирается всеобщим голосованием, но не имеет права законодательной инициативы.

И потом, как выясняется из «Ответа», Арбатов не понимает сущности демократии. В теории государство в демократическом обществе служит не «народу» (как утверждает Арбатов), а гражданскому обществу — демосу. Не надо подменять сущностные категории. Понятия «демос» и «народ» не тождественны, особенно если мы говорим о России. И главная проблема тупиковых попыток «европеизации» России с ее традиционным обществом, в том, что «народ», существующий в дихотомии с «начальством», никак не может стать «демосом» — «гражданским обществом». Вместо демоса в РФ «строится» квазигражданское общество. Например, прошло 30 лет с экспериментаторством по демократизации России, но до сих пор в ней так и не появилась реально работающая многопартийная система. Вместо нее — карикатура. Что здесь поделаешь, если «народ» на персональном уровне никак не хочет соотносить свои интересы и ценности с партийными программами.

Но, как выясняется, в отношении России Арбатов и признает ее неевропейский цивилизационный характер. Он пишет: «Часть общества по привычке надеется на милость и мудрость государства, но другая часть проявляет растущую решимость это государство контролировать и заставить служить не самому себе, а народу — посредством демократических институтов и через самоорганизацию гражданского общества». Здесь надо уточнить, что одна — патерналистская часть общества составляет 85%! А другая, назвавшая себя по недоразумению «гражданским», а на практике это классический «малый народ», хочет чего-то там «контролировать», не имея ни «демократических институтов», ни демократического сознания (вместо него тоталитарное), ни «самоорганизации», ни вкуса вообще к серьезной деятельности. Хотите это опровергнуть — попробуйте создать всероссийскую политическую партию европейского типа. Не получится. Современная Россия слишком много ресурсов и энергии тратит на имитацию чуждой ей системы.

Арбатов в своем «Ответе» пишет: «Европейские ценности возобладали далеко за пределами европейского континента: в США, Японии, Южной Корее, на Тайване, которые достигли феноменального процветания при всей своей национальной самобытности». Если США оставить за скобками, то конкретное «процветание» Японии, Кореи и Тайваня никак не связано с «европейскими ценностями». И Арбатов, как американист, это должен знать. Просто США из-за геополитических соображений открыли в свое время этим странам свой обширный рынок, передали современные технологии и обильно кредитовали. За внешне европеизированным фасадом местных обществ, на самом деле, скрываются глубоко традиционные отношения с их закрытостью, общинами, кланами, в целом, со всей известной спецификой неевропейской организации общества. В реальности и Япония, и Корея, и Тайвань имитируют европейские институты и нормы, наполняя их совсем иным собственным культурным содержанием. Более важное значение в этих странах приобретают не квазиевропейские институты, а этика. Аналогичным образом в России с ее незападным обществом первенствующую роль в преобразованиях должна играть именно этика.

В своем «Ответе» Арбатов пишет: «Евразийство» — надуманная теория, призванная обосновать непреодолимую пропасть между Россией и остальной Европой". На практике же, укажем мы, евразийская теория призвана была не «обосновать», а объяснить возрождение Российской империи под личиной СССР. Евразийство было другой стороной сменовеховства. И потом, сам Арбатов, как демонстрирует его «Ответ», вовсе не чужд евразийству и наоборот даже следует его постулатам. В частности, он пишет: «в XV веке монголы ушли [из России], но иго осталось». Вот это — чистое евразийство. Какие монголы? Куда ушли? Но выясняется другое: личное мироощущение квазиевропейца Арбатова — в России он до сих пор живет под игом!

Арбатов пишет: «Европейский курс — единственно возможный для перестройки экспортно-сырьевой экономики России на инновационную и высокотехнологичную модель, для возрождения и репопуляции Сибири и Дальнего Востока». Но разве, спросим мы, не этот самый «европейский путь» и привел Россию к ее экспорто-сырьевой модели? Вспомним конкретно хотя бы то, с чего начиналось — «сделку века газ-трубы». Сейчас, спустя четверть века окончательно выясняется, что именно «европейская модель» и ответственна за экономическую деградацию, деиндустриализацию, распад образования, науки, культурную деградацию и депопуляцию России. Если Россия и дальше продолжит «европейский путь» своей экономики, то исход заранее определен на Западе. Об этом недавно писал Stratfor. Россия просто не сможет поддерживать созданную инфраструктуру и поэтому утратит связность своей территории.

Теперь о врагах. Академик Арбатов записал нас в «проповедников вечной вражды России и Запада». Он обвиняет нас в том, что мы ратуем за наращивание конфронтации. Здесь Арбатов лжет. Не мы, а они наступают. Не мы, а они наращивают конфронтацию. Не их государственность, а нашу будут ликвидировать. Арбатов пишет о «мрачном прошлом» России при том условии, что, по их планам — будущего у нее нет.

Арбатов утверждает: «В войнах на западном направлении Россия всегда воевала с одними европейскими государствами (и даже с США) против других. Исключением явилась лишь Крымская война 1853−1856 годов». В этом пункте Арбатов демонстрирует элементарное историческое невежество. Он забыл главное событие — Ливонскую войну (1558—1583), закончившуюся катастрофой для России. Она дала исторический урок, что Россия со своей военной системой не может справиться с коалицией европейских государств или даже одним «передовым» протестантским государством из-за имеющихся у них очевидных экономического, технического и культурного превосходства. Арбатов «изображает», что он ждет врагов для России не с Запада, а с Юга. Он пишет: «Были 12 войн с Турцией на протяжении 350 лет». Но при этом как бы забывает, что в этот же период были еще 11 русско-шведских и 12 русско-польских войн. И многие из этих конфликтов проходили «один на один» без союзнической поддержки России «другими европейскими государствами». В своем «Ответе» ученый американист Арбатов элементарно продемонстрировал всем, что он не знает отечественной военной истории.

Но на тему «Россия и ее войны» можно посмотреть не только глазами Арбатова, но и глазами европейцев. Их понимание дела: Россия использовала противоречия между европейскими государствами в своем наступлении на Европу и для вмешательства в европейские дела. Но когда Россия сталкивается с сильным европейским военным государством или коалицией государств, она отступает. Из этого и родилась идея «сдерживания». Идеальной ситуацией для европейцев (и это неоднократно прокламировалось на разных уровнях) стало бы «изгнание» России из Европы и прекращение ее вмешательства во внутренние европейские дела. И вот здесь академик Арбатов утверждает ложное: «Никакой извечной вражды и войны между Россией и Западом не было и нет». И это после 1812 года и 1941—1942 года! Что толку для России были ее тогдашний союз с Англией, а во втором случае — с Англией и США, если соединенные европейские вторжения ставили под вопрос само существование российской государственности, подвергая население Геноциду? Наша история свидетельствует, что все опасные военные конфликты шли к нам с Запада из Европы, а не с юга или востока. В последнем случае надо сделать оговорку, что Древняя Русь не была Россией. Ни китайская, ни исламская цивилизации ни в одном случае не ставили под вопрос само существование России. И это пока наш главный исторический урок безопасности.

Арбатов доказывает, что предлагаемая им грядущая капитуляция России перед силами соединенного Запада не опасна для России. Здесь он использует смешной аргумент, поскольку «это в корне подорвало бы существующий миропорядок, оставило бесхозными десятки тысяч единиц оружия массового уничтожения и повлекло для всех катастрофические и непредсказуемые последствия». Однако подрыв «в корне» означал бы одновременно абсолютную военно-политическую гегемонию США в мире. Что касается «бесхозного ОМП», то это, как показали 1990-е годы, вопрос достаточно простого технического решения: самим (все самим!) ракеты попилить, заводы и конструкторские бюро закрыть, документацию уничтожить, а плутоний отвезти в США с тем, чтобы сжечь в тамошних ядерных реакторах. Дальнейшая деиндустриализация России окончательно решит эти «страшную» для Арбатова проблему.

Опасность Запада в том, что это самая агрессивная в истории человечества цивилизация. Именно она стала источником самых кровавых и глобальных по масштабам войн. Именно она создала военные технологии, способные уничтожить высокоорганизованные формы жизни на планете Земля. Именно она попрала Бога и утвердила принцип вседозволенности.

Опасность Запада исходит и в продвигаемой им агрессии в сферу сознания. На примере академика Арбатова хорошо видно разрушение на уровне индивида цивилизационной идентичности. В подобном состоянии рациональность покидает ум человека. Индивид превращается в «котлету», годную для заглатывания и переваривания, как в культурном плане, так и в отношении безопасности. Сопротивляться не будет.

Чувство самосохранения покинуло разум, а сон разума, как известно, рождает чудовищ.

Аналитическая редакция EADaily

PS. В статье «Хочу внести ясность» академик Алексей Арбатов попытался пристыдить нас за то, что мы «не осмелились» опубликовать свой ответ на страницах журнала «Огонёк». Странное обвинение. Тем не менее, мы отправили наш ответ на «ясность» г-на Арбатова в редакцию «Огонька». У последней не хватило смелости даже подтвердить получение материала. Видимо, слишком высока оценка г-ном Арбатовым степени плюрализма и свободы данной редакции. Да и зачем информационному агентству обращаться в какой-то журнал, когда наша редакционная позиция доходит до широкого читателя и без его помощи. Важна суть информации, а не ее носитель. А возможность «освежить в памяти» эволюционирующие идеалы и подходы академика Арбатова у читателя есть всегда — мы всегда сопровождаем свои комментарии гипер-ссылками на источник с комментируемым материалом.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/09/12/etika-protiv-yasnosti-zhertvy-pod-igom-zapada-otvet-akademiku-arbatovu-i-zhurnalu-ogonyok
Опубликовано 12 сентября 2016 в 13:09
Все новости

09.12.2016

Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
ВКонтакте
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами