• USD 63.85 -0.21
  • EUR 71.80 -0.13
  • BRENT 47.25 +1.63%

На чьи грабли наступает академик Алексей Арбатов?

Алексей Арбатов. Фото: kommersant.ru

15 августа 2016 года в журнале «Огонек» за авторством академика РАН Алексея Арбатова была опубликована статья «Осторожно, грабли!». Арбатов, всю свою сознательную жизнь занимавшийся проблемами безопасности и разоружения сначала в эпоху Советского Союза, а потом и России, более чем откровенно поставил вопрос о современной военно-политической ориентации Российской Федерации. Конкретно под «граблями» Арбатов понимает возвращение России «на проторенную дорогу особого исторического пути».

В текущей ситуации Арбатова крайне беспокоит: «То, что раньше было в центре всеобщего внимания, например вопросы сокращения и нераспространения ядерного оружия, предотвращения военных конфликтов и ядерной войны, — все это отошло на задний план». Как часто это свойственно представителям старшего поколения, наш потомственный академик и сын академика Алексей Георгиевич Арбатов списывает проблему на «молодежь» — представителей, по его словам, «непуганного поколения». «Видимо, сказывается, — пишет он, — то объективное обстоятельство, что после холодной войны пришло уже второе поколение политиков, чиновников и военных. Те, кто сейчас у власти, не ведают, что значит ежедневно считать боеголовки и отходить ко сну с мыслью, что завтра может и не настать».

Академик полагает, что вся система контроля за вооружениями, созданная в советский период вместе с США, сейчас может «посыпаться» — сначала американцы при новой президентской администрации могут выйти из договора о РСМД, потом, предположительно, будет отменен договор о СНВ, а потом и договор о запрете испытания ядерного оружия. Правда, выстраивая столь пессимистический (но неочевидный, как раз из-за позиции американцев) сценарий, Арбатов почему-то при этом забывает упомянуть выход США из договора по ПРО в 2002 году. Ведь именно это событие, на самом деле, знаменовало поворот в политике контроля за стратегическими вооружениями. Запущенная США концепция глобальной противоракетной обороны подрывает саму основу доктрины взаимного гарантированного уничтожения, что и провоцирует создание новых стратегических вооружений.

Не упомянув злосчастное американское ПРО, Арбатов, разумеется, и не указывает на то обстоятельство, что несмотря на это одностороннее решение США, Россия в 2010 году пошла на встречу Вашингтону и в режиме провозглашенной «перезагрузки» заключила с США очередной невыгодный для нее договор об ограничении наступательных стратегических вооружений — СНВ-3. Подобная «забывчивость» очевидно подчеркивает порочную методу академика — валить все на Москву и на некое «непуганное поколение». На деле же причина кроется не в забывших о проблемах глобальной безопасности представителях «непуганного поколения», под одним из которых академик очевидно подразумевает самого президента Владимира Путина (кстати, по возрасту почти ровесника Арбатова), а ту простую и известную исстари всем дипломатам и стратегам в мире истину, что международные договоры выполняются до тех пор, пока это выгодно. Договоры России с США о контроле над вооружениями стали «сыпаться» вслед за Ялтинским порядком, ролью и местом ООН в мире. Причина здесь очевидна — это не менталитет «непуганного поколения», а изменение баланса сил в мире в пользу США после уничтожения СССР.

В своей статье Арбатов, в частности, пишет: «разваливается вся система контроля над ядерным оружием — неотъемлемая часть механизма предотвращения ядерной войны, которая построена за предыдущие полвека неустанным трудом государственных руководителей, дипломатов, военных, ученых и общественных деятелей», забывая, разумеется, назвать имена Горбачева, Шеварднадзе, Яковлева и Ельцина, которые на деле и разрушили систему «неустанного труда» предшествующих поколений советских политиков и военных. Сейчас просто в проблеме безопасности и многих других проблемах пришло время платить всем россиянам по счетам за деятельность именно этих политиков.

Отметая очевидный факт, Арбатов продолжает непрямо и завуалировано обвинять президента Путина в подрыве системы международной безопасности: «Они пришли к власти в обстановке полной расслабленности отношений России и Запада, принимали это как должное и концентрировались на обидах и взаимных претензиях текущей ситуации. А когда она вновь обострилась в 2013—2014 годах, они стали легко рассуждать на тему применения ядерного оружия, забывая о последствиях». По Арбатову излишне поверхностно получается: представители российской власти «обиделись» на Запад, а надо было просто терпеть. Рецепт от Арбатова прост: следует и «испугаться», и «не обижаться».

В результате поворота 2012 года, полагает Арбатов, США превратились из «партнеров» в «противника» России. Действительно ли наш российский академик, столь долгий срок занимавшийся проблемами стратегической безопасности, верит в искренность американского дружественного «партнерства» для России после 1992 года? Ведь простой рациональный подход должен говорить любому специалисту по стратегической безопасности то, что в Вашингтоне всегда полагали, полагают и будут полагать: до тех пор, пока Россия обладает стратегическим военным потенциалом, способным уничтожить США, она представляет реальную угрозу для Соединенных Штатов. И проблему эту необходимо решать — так должен мыслить любой здравомыслящий стратег в Вашингтоне. Поэтому в качестве «вероятного противника» Россию завуалировано или открыто всегда будут числить в Пентагоне. А академик Арбатов делает вид, что не понимает этого простого подхода.

С другой стороны, Россия всегда будет оставаться противником США и потому, что именно она — незападная цивилизационно страна в ХХ веке продемонстрировала возможность противостояния Западу, не только в области глобальной идеологии прогресса, но и в технологической сфере. Этого России никогда не простят на Западе. Карфаген должен быть разрушен, а Арбатов делает вид, что он не живет в этом самом Карфагене, когда утверждает: «На Западе долго не хотели верить в то, что Россию придется зачислить в недруги». Разве можно поверить в подобную наивность?

Поэтому в ответе на вопрос «кто виноват» в нынешней конфронтации России с Западом Арбатов дает однозначный ответ: виновата Москва. «Объективности ради приходится признать, что курс на противостояние России и Запада начали не Штаты и уж тем более не Евросоюз. Его инициировала Москва в 2011—2012 годах, но не ради конфронтации как таковой, а потому что решила больше не мириться со сложившейся моделью взаимодействия с Западом, который не считался с позициями России и не строил с ней равноправные отношения. Ко всему Кремль обвинил Запад в инспирировании «цветной революции», — пишет Арбатов в своей статье в августе 2016 года после факта геополитической потери Украины в 2014 году.

Претензии Арбатова к его главному российскому оппоненту во власти сводятся к проблеме идентичности и институализации самой власти: «На протяжении двух первых сроков президент Путин, несмотря на имевшиеся претензии к Западу, проводил идею, что Россия — европейская страна и ей свойственны европейские ценности и нормы. Теперь такого не услышать… Суть не в географии, а в модели управления страной». Но что же здесь поделать, если в понимании самих европейцев Россия — это не Европа, а русские — не европейцы. И что такое, в конечном итоге, эти пресловутые «европейские нормы и ценности», на практике прикрывающие планетарный грабеж и внешнюю агрессию, если само российское общество в своей массе их не приемлет не только на словах, но и на деле?

С ХIХ века до Арбатова многие прекраснодушные российские «либеральные» академики и профессора размышляли на тему, как было бы хорошо завести в России парламент вкупе с европейским комфортом, и «как бы хорошо было, если бы вдруг от дома провести подземный ход или чрез пруд выстроить каменный мост, на котором бы были по обеим сторонам лавки, и чтобы в них сидели купцы и продавали разные мелкие товары, нужные для крестьян». После 1990-х годов Арбатов, увы, по-прежнему верит в парламентаризм и бизнес, но не видит в упор криминалитет, выросший на развалинах СССР из преступной приватизации. Руководство Российской Федерации могло сколько угодно утверждать об «европейскости» страны при том условии, что после 1991 года Россия вкупе со всем постсоветским пространством по своим цивилизационным параметрам не приближалась к Европе, а как раз удалялась от нее в Третий мир.

Характерно, что в отношении Турции Арбатов в своей статье в другом месте утверждает, что «непуганные» «почему-то упускают из виду, что Турция — не Запад, не член Евросоюза и им никогда не станет». Но тогда почему подобного рода «турецкую» оценку Арбатов не распространяет на саму Россию, если исторически с ХVI века Европа рассматривает в паре или по отдельности именно Россию и Турцию в качестве своих исторических и геополитических противников на континенте? Арбатов, получается, в пику турецким перспективам верит в то, что Россия может стать частью Запада или конкретно — Евросоюза? А если ни то и ни другое, то что тогда? И тут Арбатов утверждает: «Россия в 2012 году на политическом уровне отказалась от европейского пути развития, развернулась в Евразию и дальше — в Азию, а в 2014 году встала на путь силового противоборства с Западом из-за Украины». Но как можно было Россию «развернуть» в Евразию, если она и есть сама Евразия? Здесь в случае с Арбатовым повторяется то, что для российского вечного либерального интеллигента с его квазиевропейской идентичностью нет ничего хуже, чем обозвать Россию «азиатчиной», — своеобразном уничижительном клише для нашей страны в ситуации, когда она готова отвечать на вызов Запада.

Помимо прочего, по тексту статьи Арбатов выдумывает разные страшилки из актуальной политики для России. Так, например, он утверждает, что текущее «замирение» с Турцией не есть хорошо, поскольку де «Западом будет сделано все для консолидации других американских союзников — Болгарии, Румынии, Греции, а потом к ним присоединятся Грузия и Украина». Но здесь наш академик РАН по классу по безопасности вовсе не берет в расчет того реального факта, что США и так «консолидировали» всех перечисленных «союзников» вне какой-либо зависимости от текущей позиции Турции — враждебной или, условно говоря, «партнерской» по отношению к России. Более того, сам проект черноморской флотилии НАТО возник до нынешнего «примирения» России с Турцией, а еще ранее в феврале и марте 2014 году США нарушили условия конвенции Монтре, превысив допустимый срок пребывания в Черном море фрегата «Тейлор». Очевидно, что в отношение этой конвенции Монтре также действует актуальное правило выполнения по принципу «пока это выгодно» или пока нарушение будет стоить дороже, чем само выполнение.

Между тем, исторический опыт 1941−1945 годов свидетельствует, что Турция в условиях большой войны все-таки выполнила условия конвенции Монтре и закрыла проливы в Черное море для стран Оси. Очевидно, сейчас баланс сил сместился, если конвенция ставится под сомнение. В итоге Арбатов выражает сомнения в надежности турецкого партнерства для России. Но разве само российское руководство после всего случившегося доверяет президенту Реджепу Эрдогану? Вовсе нет. Однако, по Арбатову, «Турция в виде «нынешнего рыхлого южного фланга НАТО» заведомо лучше перспективы Турции вне блока НАТО. И, тем не менее, весь исторический опыт ХIХ-ХХ веков (до 1952 года) свидетельствует о том, что для России, с точки зрения внешней политики и безопасности, предпочтительней, чтобы Турция оставалась вне рамок какого-либо военного союза с державами Запада — в противном случае безопасность Черноморского региона и Крыма кардинальным образом подрывается: будь то злосчастная Крымская война, эпизод с английской эскадрой в Босфоре в 1878 году или германский линейный крейсер «Гебен» в водах Черного моря в октябре 1914 года. В этом отношении в конкретной ситуации конфликта России с Западом вокруг Крыма и Украины для России важна именно суверенная позиция Турции в вопросе проливов. Все остальное — это второстепенные частности или неопределенная перспектива на будущее, которого излишне старательно в случае с Турцией боится Арбатов.

Самое главное — академик Арбатов в упор не хочет замечать текущего военного противостояния у ворот Евразии. Он не верит в агрессивность продвижения НАТО на Восток. В частности, академик утверждает: «На деле, видимо, ни та, ни другая сторона (т. е. Россия и НАТО) к нападению не готовится… Возможно, наши контрмеры несколько опережают рост опасности». И это пишется в тот самый момент в августе 2016 года, когда в пятистах верстах от Сталинграда на линии Донецка идут позиционные бои, а Российская Федерация ничего не может поделать с этим. Таков дефицит военной безопасности для России. И тем не менее, Арбатов пишет: «В ответ на планы НАТО по размещению в странах Балтии и Польше четырех батальонов Россия уже создала в европейской части три армии. Это в сумме, по меньшей мере, 100−150 батальонов».

Какой примитивизм! Специалист по безопасности академик Арбатов, как в какие-нибудь достопамятные времена Фридриха Великого и Наполеона, считает батальоны, хотя главное в этой информации — создание российскими военными армейских управлений. При этом Арбатов абсолютно игнорирует тот факт, что НАТО в Варшаве развертывает свою штабную основу для фронтового управления. В отношении стратегических вооружений Арбатов пишет: «Мы, наверное, опять будем отвечать, и тогда гонка вооружений завяжется на полную катушку». Он стращает: «Кстати, СССР в 80-е разорила не СОИ. Советскую экономику СОИ могла дополнительно подорвать, но спасти ее было невозможно из-за ее неэффективности».

Как водится, в антисоветском идеологическом запале академик Арбатов пинает советскую экономику за ее «неэффективность», при этом не признавая тот очевидный для специалиста по договорам с США по стратегическим вооружениям факт, что именно эта «неэффективная экономика» и создала основу для соглашений с американцами по стратегическим вооружениям. Теперь советской «неэффективной экономики» нет, но нет и безопасности, а эти самые договора, по определению нашего академика, вот-вот «посыплются». И ответить здесь в области экономики почти нечем. Академик Арбатов числит себя «европейцем», но в данном вопросе не понимает того, что мыслит любой немец: неэффективную экономику можно сделать эффективной, если есть сама промышленность. Немец скажет: вещь плоха, но ее можно сделать лучше, но из ничего — ничего создать невозможно.

Ну, и заключительный фрагмент в статье Арбатова совершенно убийственен. Наш академик обращается к авторитету Григория Явлинского, давно уже ставшего со своим «Яблоком» alter ego Владимира Вольфовича Жириновского. Получается, опять нужен этот самый Явлинский (одна фамилия чего стоит!), чтобы явить России «пятьсот дней». Спустя четверть века после августа 1991 года круг для России замкнулся и в версии академика Арбатова. В результате его публикацией в печально знаменитом перестройкой «Огоньке» российская пятая колонна открыто сбросила свою маску.

Аналитическая редакция EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/08/23/na-chi-grabli-nastupaet-akademik-aleksey-arbatov
Опубликовано 23 августа 2016 в 11:53
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами