• USD 63.88 -0.07
  • EUR 71.67 -0.27
  • BRENT 46.82

Мирный атом долгосрочной стратегии России на Ближнем Востоке

Иллюстрация: ria.ru

Портфель зарубежных заказов «Росатома» в Ближневосточном регионе текущим летом фиксирует высокую активность. На всех направлениях ощущается продвижение проектов российской атомной корпорации, правда, с той или иной степенью успешности.

Наибольшим прогрессом отмечено сотрудничество с Ираном, где «Росатом» уже три года (в конце июня 2013-го АЭС «Бушер» была выведена на 100% мощности), как заложил базу для развития мощностей мирного атома Исламской Республики. Госкорпорация может начать работы по строительству второго и третьего энергоблоков АЭС «Бушер», контракты по которым уже подписаны. По информации российского Минэнерго, на нынешнем этапе ведутся подготовительные работы, идёт согласование «определённых моментов».

Напомним, перед визитом в Баку, где 8 августа прошёл трёхсторонний саммит Азербайджана, России и Ирана, президент России Владимир Путин сообщил, что Москва и Тегеран согласовали строительство восьми новых атомных энергоблоков. В ноябре 2014 года, заметим, ещё когда Иран пребывал под международными и односторонними санкциями в связи с его ядерной программой, был подписан протокол к российско-иранскому межправительственному соглашению. Документ зафиксировал намерение сторон сотрудничать в сооружении 8 энергоблоков с реакторами ВВЭР «под ключ» на территории Ирана (из них 4 энергоблока на площадке действующей АЭС «Бушер»).

Далее, в порядке очерёдности по критерию продвинутости в реализации атомных проектов следует отметить турецкое и иорданское направления. В первом случае, после резкого улучшения отношений Москвы и Анкары на отрезке июнь-август, можно говорить об открывшемся у проекта АЭС «Аккую» втором дыхании. При этом вопрос выгодности для «Росатома» условий возведения первых на территории Турции 4 энергоблоков суммарной мощностью 4800 МВт (площадка в средиземноморской провинции Мерсин) остаётся спорным. EADaily уже знакомило своих читателей с наличием множества политических и экономических «подводных камней» на пути реализации данного масштабного начинания стоимостью свыше $ 22 млрд. Между тем, геополитические обстоятельства могут затребовать принятия российскими атомщиками избыточных финансовых и других технико-экономических обязательств по АЭС «Аккую» для усиления позиций России в Ближневосточном регионе. Проект «Росатома» в Турции изначально отличался наличием существенной политической начинки, подстраивался, например, к параллельному строительству в начале газопровода «Южный поток», а потом и «Турецкий поток»

В атомной плоскости отношений с Египтом зафиксирована своя динамика. В конце июля стало известно, что Россия согласовала коммерческий контракт по первой АЭС в АРЕ. Официальные представители Каира сообщили о выработке окончательного варианта контракта, уточнив, что с российской стороной достигнут консенсус по всем «подвешенным пунктам».

В ноябре 2015 года Москва и Каир подписали межправительственное соглашение о строительстве и эксплуатации АЭС с четырьмя энергоблоками мощностью 1200 МВт каждый в 3,5 км от Средиземного моря (в 140 км к западу от Александрии) в районе города Эль-Аламейн. Это станет крупнейшим российско-египетским совместным проектом со времён возведения Асуанской плотины.

В ближайшие несколько месяцев «Росатом» планирует заключить рамочные контракты на строительство египетской АЭС. Они свяжут Россию и Египет на 100 лет, отмечают в «Росатоме». Все четыре блока будут строиться около 12 лет, после этого настанет 80-летний период их эксплуатации.

По оценкам российских экспертов, капитализация проекта «Дабаа» в несколько раз превысит расчётные $ 20 млрд $ 5 млрд долларов на один блок — далеко не предел. Срок службы электростанции составляет 60 лет, и он может быть продлён не на один десяток лет. Жизненный цикл финансовой части проекта поделён на следующие фазы: возврат инвестиций, получение прибыли и, наконец, на последнем этапе, производится накопление средств на вывод объекта из эксплуатации. С учётом сотрудничества хозяйствующих субъектов двух стран по линиям подготовки кадров, ремонтных работ, поставки оборудования, помощи в хранении и переработке топлива и другим смежным направлениям капитализацию проекта можно умножать в 3−4 раза.

Москва выделяет Каиру государственный экспортный кредит на сооружение первой в «стране пирамид» АЭС. Россия, возможно, возьмёт на себя до 80% всего объёма финансирования атомного проекта.

На заметном отдалении от указанных проектов «Росатома» на Ближнем Востоке находится иорданское совместное предприятие. Межправительственное соглашение России и Иордании о строительстве первой в Хашимитском Королевстве АЭС вступило в силу 16 мая нынешнего года, в конце июня напомнили в российской атомной корпорации. Соглашение было подписано 24 марта 2015 года. Документ создаёт правовую основу для подписания контракта на строительство станции из двух блоков с реакторами ВВЭР мощностью 1000 МВт каждый. Предусмотрен рекордный для российско-иорданских экономических отношений объём инвестиций в $ 10 млрд. Планируемый пуск первого энергоблока — 2024 год, второго — 2026 год.

Ранее сообщалось, что Москва и Амман до конца 2016 года должны завершить совместные работы в рамках договора по прединвестиционной фазе строительства станции, после чего будет принято конкретное решение об участии инвесторов в этом проекте. Предполагается, что в СП по строительству АЭС 51% будет принадлежать Иордании, 49% (по другим данным, 49,9%) — российской стороне.

Ранее глава «Росатома» Сергей Кириенко сообщал, что к весне 2017 года будут определены конкретные инвесторы, которые войдут в этот проект. С осени прошлого года проговаривается возможность участия банков Китая. Предполагается, что они обеспечат финансирование иорданской АЭС на 50%, что, в свою очередь, сделает возможным получение китайской стороной 30-процентной доли в общем проекте. Эта доля охватит и поставки неядерного оборудования. «Росатом» с паем в 35% выступит генподрядчиком и поставщиком реактора. Правительству Иордании причитаются остающиеся 35%.

Все эти цифры пока носят предварительный характер, потребуется не один месяц для согласований по финансовому обеспечению строительства двух энергоблоков в Иордании. Тем более, если с учётом внушительного портфеля «Росатома» на Ближнем Востоке и вытекающей из него высокой инвестиционной нагрузки на российскую сторону привлечение китайских партнёров станет безальтернативным.

В арабском разрезе масштабных планов «Росатома» проглядывается ещё одно перспективное направление. Впрочем, на этом участке ближневосточной работы российских атомщиков всё ограничивается озвучиванием «меморандумов о взаимопонимании». Саудовская Аравия намерена построить 16 атомных блоков, проектная стоимость которых превышает $ 100 млрд. В июне 2015 года Москва и Эр-Рияд заключили межправительственное соглашение о сотрудничестве в сфере мирного атома (в том числе, по строительству энергетических ядерных реакторов, предоставлению услуг ядерного топливного цикла). Однако выход на твёрдые договорённости сторонам пока не даётся.

Недавно глава Минэнерго РФ Александр Новак напомнил о планах аравийского Королевства в предстоящие 25 лет возвести 16 реакторов (около 17 ГВт атомных мощностей), отметив желание России принять участие в этом грандиозном проекте.

Будущие АЭС призваны покрыть 20% потребностей первой арабской экономики в электроэнергии. Энергетический сектор Саудовской Аравии в ближайшие годы освоит порядка $ 133 млрд инвестиций в новые проекты, чтобы гарантировать превышение предложения над спросом. Прогнозируется, что пик спроса на электроэнергию в стране достигнет 90 ГВт к 2022 году, по сравнению с 62,26 ГВт в «пиковом» августе 2015 года.

Необходимость удовлетворения растущих потребностей быстро увеличивающегося населения Королевства, его промышленного сектора, заставляет саудовские власти изыскивать новые возможности. Для мирового лидера в сфере производства и экспорта нефти генерирующие мощности АЭС могут стать находкой, тем более, когда молодое поколение правящей семьи Аль-Сауд поставило целью диверсифицировать экономику страны, снять её с «нефтяной иглы».

От позиции и выбора саудовских властей, их предпочтения того или иного застройщика своих первых атомных мощностей, будет зависеть и успешность арабского сегмента проектов «Росатома» в целом. Египет и Иордания находятся в плотной орбите влияния Саудовской Аравии, ориентируются на своего регионального «патрона» практически по всем политическим и экономическим направлениям выстраивания связей с мировыми державами, в том числе и с Россией. В этом контексте атомные проекты египтян и иорданцев не исключение, а подтверждение правила.

Намерение Эр-Рияда выйти на уровень партнёрства с Москвой, конечно, преследуя свои интересы в Сирии и в вопросе геополитического противостояния с Ираном, спроецировал позитив и на российско-египетские, и на российско-иорданские отношения. Любое негативное изменение в нынешней конъюнктуре взаимоуважительного диалога России и Саудовской Аравии приведёт к соответствующим последствиям и для связей РФ с АРЕ и Хашимитским Королевством.

Все свои внешнеполитические шаги семья Аль-Сауд, в той или иной степени, соизмеряет с одной из главных для себя стратегических установок — недопущение роста влияния Ирана на Ближнем Востоке. Москва и Тегеран последовательно повышают уровень взаимодействия в регионе. Между ними сформировался такой уровень доверительного партнёрства, что российские ВКС используют военно-воздушную инфраструктуру Ирана уже не только как аэродромы подскока для нанесения ударов по террористическим группировкам в Сирии, но и в качестве объектов передового базирования. После размещения на иранской авиабазе «Хамадан» дальних Ту-22М3 и фронтовых Су-34 бомбардировщиков ВКС РФ можно говорить об изменении всей оперативно-стратегической ситуации на Ближнем Востоке, полагают военные эксперты.

«Росатом» построил для Ирана первую АЭС, «Рособоронэкспорт» близок к завершению поставок ВС Исламской Республики первых для страны комплексов ПВО-ПРО большой дальности. Индифферентно наблюдать эти и другие признаки зарождающегося в регионе альянса России с шиитским центром силы саудовцы себе позволить не могут. Они пытаются «размочить» крупный счёт в пользу складывающегося российско-иранского альянса, в том числе и «переориентацией» атомной корпорации РФ на арабские страны.

В любом случае «Росатом», а с ним и интересы российского государства на Ближнем Востоке, в обозримой перспективе гарантированы от нежелательных сюрпризов. Конкуренция саудовцев и иранцев между собой обещает быть долгосрочной, как и реализация самих атомных проектов под эгидой России на пространстве от Синая до Персидского залива. «Росатом» выстраивает собственный баланс интересов в регионе, держа в «подогретом» состоянии все текущие и потенциальные направления своей ближневосточной экспансии. Симптоматично, что первые реакторы была запущены российскими атомщики в Иране, но региональный офис (фактически штаб-квартира на Ближнем Востоке и в Северной Африке) «Росатом» открыл в Дубае в апреле этого года. Запуск работы регионального центра в ОАЭ (1) в госкорпорации назвали «совершенно естественным и логическим шагом в развитии нашего сотрудничества с ближневосточными компаниями» (2).

В экономическом аспекте партнёров «Росатома», причём далеко не только на Ближнем Востоке, прельщает предложение госкорпорацией комплекса услуг для обеспечения всего жизненного цикла АЭС. Это сооружение, эксплуатация, вывод из эксплуатации станций, поставки топлива и забор отработанных ядерных материалов, создание инфраструктуры, подготовка и повышение квалификации персонала, предоставление гибких финансовых решений и многое другое. Политический же капитал, приобретаемый Россией на Ближнем Востоке в результате продвижения атомных проектов, трудно переоценить. Ключевой элемент — обеспечение долгосрочного российского присутствия в регионе, который медленно, но неуклонно дрейфует в сторону от определяющего влияния США.

(1) В Эмиратах продолжается строительство четырёхблочной АЭС «Барака» мощностью 5,6 ГВт. Проект осуществляет южнокорейский консорциум, возглавляемый компанией Korea Electric Power Corporation (KEPCO). По графику, пуск первого блока должен состояться в 2017 году, после чего с годичными интервалами будут введены в эксплуатацию остальные три блока. По сообщению Emirates Nuclear Energy Corporation (ENEC), на 1 августа текущего года строительство АЭС завершено на 65%.

(2) «Росатом» открыл региональный офис в ОАЭ, http://www.atominfo.ru, 05.04.2016.

Ближневосточная редакция EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/08/18/mirnyy-atom-dolgosrochnoy-strategii-rossii-na-blizhnem-vostoke
Опубликовано 18 августа 2016 в 15:21
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
ВКонтакте
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами