• USD 63.86 -0.09
  • EUR 71.63 -0.30
  • BRENT 46.66 +0.30%

Гуманитарная операция России в сирийском Алеппо: кто «режиссёр» срыва?

Иллюстрация: ria.ru

Совместная гуманитарная миссия правительства Сирии и российской группировки войск в арабской республике стартовала 28 июля в городе Алеппо. Масштабная операция незамедлительно столкнулась с негативной реакцией внешних сил и активизацией военных действий со стороны боевиков-исламистов во втором по величине сирийском городе.

На конец июля в Алеппо, по разным оценкам, остаётся от 200 до 300 тыс. гражданского населения. Для их спасения, а речь идёт именно о физическом выживании многострадальных жителей Алеппо, российские и сирийские военные установили гуманитарные коридоры выхода из зоны боевых действий. Уже несколько лет, как город поделён на западную и восточную части, контролируемые соответственно правительственными войсками и различными группировками джихадистов. Помимо трёх гуманитарных, Москва и Дамаск наметили ещё один коридор, который предназначен для желающих сложить оружие боевиков.

В первые часы с начала операции по нему наблюдалось определённое передвижение «бойцов сопротивления», решивших сдаться властям, которые ранее объявили амнистию для этой категории лиц. Однако затем дело приняло совершенно иной оборот, впрочем, вполне ожидаемый. Вслед за заявлениями официальных лиц США, Турции, Саудовской Аравии и других «засомневавшихся» в успехе российско-сирийской операции стран, джихадистские группировки предприняли скоординированные атаки в южных и юго-западных районах Алеппо.

Более 20 различных группировок утром 31 июля начали крупное наступление с целью прорыва блокады восточной части Алеппо. В течение двух предыдущих суток из подконтрольных боевикам районов провинций Алеппо, Идлиб и Хама прибывали подкрепления, готовились огневые позиции и боеприпасы. Атаки начались одновременно на нескольких участках фронта общей протяжённостью до 30 км — от автотрассы «Кастелло» на севере Алеппо до города Аль-Хадер на юге провинции. Последовали ракетно-артиллерийские обстрелы позиций правительственных войск в районе прохождения шоссе «Кастелло», военной академии «Аль-Асад», на окраине района Рашидин. В эти дни боевики пробиваются к южному району Алеппо Рамусса, чтобы отсечь находящиеся здесь формирования сирийской армии и её союзников от транспортных коммуникаций, идущих от Аль-Хадера.

В наступлении замечены боевики «Ахрар аш-Шама», «Джейш ан-Насра», «Исламской партии Туркестана», «Фейляк аш-Шама» и нескольких батальонов «Свободной сирийской армии» (ССА) под общим руководством командиров из террористической группировки «Джебхат Фатх аш-Шам». Последняя — хорошо знакомая «Джебхат ан-Нусра», решившая сменить своё название и «отделиться» от «Аль-Каиды». Боевики выступают под флагом джихадистской коалиции «Джейш аль-Фатех» («Армия завоевания»), сколоченной весной 2015 года при непосредственной поддержке Турции и аравийских монархий.

Объединённая группировка террористов в виде «Армии завоевания» к 3 августа смогла сконцентрировать на ударных направлениях в Алеппо до 12 тыс. штыков. Это практически весь мобилизационный ресурс действующих здесь бандформирований. И это фактически тот боевой потенциал, который накоплен ими, начиная с 27 февраля, когда в Сирии был объявлен «режим тишины». Турецкое окно для инфильтрации в арабскую республику свежих джихадистских сил тогда не захлопнулось. По коридору на участке от сирийских городов Аазаз (находится под контролем «Джебхат Фатх аш-Шама"/"Джебхат ан-Нусры») до Джераблуса (здесь заправляет ДАИШ) с конца зимы до второй половины июля из Турции просочилось от 8 до 12 тыс. всевозможных экстремистских элементов.

Несмотря на свою разнородность, эту «джихадистскую массу» за считанные месяцы обучили и поставили под ружьё. Прибывшие из Турции боевики не перестали быть «пушечным мясом», однако без участия турецких инструкторов-спецназовцев, действующих не только в Газиантепе, но и непосредственно вглубь сирийской территории, явно не обошлось. Военные эксперты отмечают высокую координацию действий между всем спектром противостоящих правительственным войскам в Алеппо сил — от «умеренных» повстанцев ССА до террористов «Джебхат Фатх аш-Шама».

Таким образом, взятые ранее американцами обязательства отмежевать сирийских «алькаидовцев» от «умеренных» провалены. Более того, США своими заявлениями о «глубокой обеспокоенности» совместной операцией России и сирийских властей в Алеппо, которая, якобы, больше напоминает военное наступление, а не гуманитарную миссию, значительно взбодрили джихадистский интернационал.

Симптоматичным в этой связи выглядит поражение 1 августа российского военно-транспортного вертолёта Ми-8 над районом в провинции Идлиб, который находится под уверенным контролем боевиков «Джебхат Фатх аш-Шама». Вертолёт возвращался на базу «Хмеймим» после доставки гуманитарных грузов в Алеппо, и его крушение в результате запущенной с земли ракеты, гибель пяти российских военнослужащих, находившихся на борту, выгодно оттеняло эту самую «глубокую обеспокоенность» Вашингтона.

США, Турция, арабские монархии Персидского залива явно не заинтересованы в успешности гуманитарной операции Москвы и Дамаска, в которой по факту участвует и Тегеран. На алеппском фронте, прежде всего, в боевых действиях в районе Аль-Хадер, по данным ближневосточных изданий, задействованы около 5000 проиранских бойцов. Это не только ливанская «Хизбалла», формирования афганских шиитов и палестинские добровольцы. На данном направлении действуют и регулярные подразделения сил спецназначения ВС Ирана.

Несмотря на декларации о совместной с Россией нацеленности на достижение политического урегулирования в Сирии, сохранение режима перемирия, действия США укладываются в иную логику. Согласно ей, «падение» Алеппо в руки режима Башара Асада приведёт к невыгодным последствиям как на всём сирийском фронте, так и за столом дипломатических переговоров.

Здесь критически важной для США представляется позиция Турции, южные районы которой непосредственно примыкают к провинции Алеппо. Снабжение вооружением и людскими ресурсами, финансирование боевиков в восточных кварталах Алеппо, традиционно происходило из Турции. Казалось, бурные события последних недель в самой Турции должны были отвлечь её на внутренние дела. Так оно, по сути, и произошло. Однако резкое сворачивание турецким президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом курса на конфронтацию с Россией не на шутку напугало американскую администрацию. Эрдоган стал намекать на тень США в попытке военного переворота 16 июля, одновременно приводя в пример чёткую позицию Москвы, которая к тому же, по некоторым сведениям, успела предупредить Анкару о готовящемся путче.

28 июля стартовала гуманитарная операция в Алеппо, и уже 1 августа, несмотря на сохраняющееся напряжение в американо-турецких отношениях, с рабочим визитом Турцию посещает глава Объединённого комитета начальников штабов (ОКНШ) ВС США Джозеф Данфорд. В ходе визита высший чин американского военного командования прибыл на турецкую авиабазу «Инджирлик», откуда авиация США наносит удары по позициям террористической группировки ДАИШ на севере Сирии.

Напрашивается вывод, что главные цели поездки генерала Данфорда определялись «антитеррористическими» соображениями, необходимостью усиления борьбы с ДАИШ. Однако, не всё так очевидно. Достоверной информации на этот счёт не поступало, между тем, можно предположить, что в состав американской делегации вошли не только военные, но и представители разведсообщества США. И их миссия включала отнюдь не только обсуждение вопросов войны с «халифатом».

Совместно с Национальной разведывательной организацией Турции (MIT) американское ЦРУ все последние месяцы «вело» подопечные группировки боевиков-исламистов в Алеппо. Центр этой работы находится в турецком Газиантепе, где квартируется оперативный штаб MIT и ЦРУ — Musterek Operasyonu Merkezi (МОМ). Активизация работы Центра МОМ представляется для США, пожалуй, наиболее действенной возможностью сохранить рычаги оперативного влияния на ситуацию в Алеппо.

Не хочется думать о худшем, а именно о срежисированности из МОМ вспышки джихадистской активности на алеппском фронте. Но многое говорит в пользу именно этой версии.

Северная Сирия представляется для США удобной площадкой сталкивания лбами России и Ирана с Турцией. Последняя ранее подталкивалась арабскими странами Залива к активным действиям на этом театре военных действий в САР. Вашингтон относился к подобным аравийским внушениям Анкары с большим предубеждением, сдерживая её от шагов за рамками турецких обязательств в НАТО. Однако «гуманитарный бросок» России в Алеппо, закрепление проиранских сил на южных подступах к этому городу заставляет США корректировать предыдущие установки.

Турция ослаблена изнутри, её армии и спецслужбам ещё предстоит пройти сложный период адаптации к расстановке сил после неудавшейся попытки переворота. Но политическое руководство ближневосточного союзника США всё также крайне негативно воспринимает любые действия России и Ирана в своём подбрюшье, если они не согласованы с ним. Взрыв ситуации в Алеппо может оказаться для США большой находкой. Она даёт им возможность отказаться от своих предыдущих обязательств по размежеванию террористов от «умеренных» и на годы вперёд вносить раздор в отношения России, Ирана и Турции.

Уходящая американская администрация сохранила алеппский очаг ещё большей дестабилизации в Сирии и всего региона в «рабочем состоянии». К этому приложило руку, прежде всего, военное руководство США, имеющее своё особое мнение по поводу попыток американских дипломатов найти точки взаимодействия с Россией в Сирии. Пентагон, ОКНШ, ЦРУ не в восторге от миротворческого порыва Госдепартамента. В их руках находятся операционные возможности влиять на ситуацию, будь то база «Инджирлик» в турецкой Адане или Центр МОМ в Газиантепе. Что касается Госдепа, то его нынешний шеф может о чём угодно «договариваться с русскими», но эти договорённости легко обратимы при малейшем серьёзном изменении военной ситуации в Сирии. Так считают американские генералы, и их мнение, как можно понять, находит большее понимание со стороны президента Барака Обамы.

К сожалению, США так и не стали стабилизирующей силой в Сирии. Напротив, с их стороны ощущается постоянная готовность к подрыву хрупкого баланса сил. Заведомо невыполнимые обязательства американцев по выведению сирийских «алькаидовцев» за периметр «умеренных» повстанцев трансформировались в новые манипуляции. США внушают Турции оставаться в боевой готовности на алеппском направлении, конечно, под их прямым контролем, без какой-либо «самодеятельности». В то же время, как недавно обратили внимание в МИД РФ, Белый дом изыскивает любые возможности для ревизии достигнутых в Москве и Женеве договорённостей о координации действий в Сирии.

Совместный характер гуманитарной операции России и Сирии в Алеппо мог иметь близкий к завершённому характер в случае подключения к ней США. От этого выиграли бы все здоровые силы в многострадальной арабской стране. Главное, удалось бы спасти множество жизней находящихся в котле мирных жителей Алеппо. Увы, американцы вновь предпочли геополитические расчёты из серии «сдерживания России и Ирана» принципам общечеловеческой солидарности.

Ближневосточная редакция EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/08/04/gumanitarnaya-operaciya-rossii-v-siriyskom-aleppo-kto-rezhissyor-sryva
Опубликовано 4 августа 2016 в 15:33
Все новости

27.09.2016

Загрузить ещё
Аналитика
ВКонтакте
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами