• USD 58.76 +0.15
  • EUR 69.30 +0.04
  • BRENT 63.31 +1.37%

Эрдоган закрыл эпоху военных переворотов в Турции: интервью с Владимиром Аватковым

Попытка военного мятежа в Турции была подавлена. В стране начались масштабные аресты заговорщиков. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган обвиняет в организации военного путча проживающего в американском штате Пенсильвания своего в прошлом наставника, а сейчас ярого политического противника — богослова Фетхуллаха Гюлена. В связи с этим он уверен, что организаторы попытки военного переворота в его стране получали команды из США. Раскручивание имени Гюлена в этом деле стало очередным раздражителем в турецко-американских отношениях. Эрдоган заявил, что «прежней Турции больше нет» и обещал масштабную «чистку в армии».

О том, почему мятеж военных провалился, и к каким внутриполитическим и внешнеполитическим последствиям это может привести, в беседе с корреспондентом EADaily рассказал директор Центра востоковедных исследований, международных отношений и публичной дипломатии, тюрколог Владимир Аватков.

В Турции предпринята попытка военного переворота. До этого, многие говорили, что Эрдогану удалось ослабить военных так, что они не пойдут на резкие действия. На ваш взгляд, почему все же военные попытались захватить политическую власть? Что их к этому подтолкнуло?

В Турции действительно совершена неудачная попытка военного переворота. Неудачна она по многим причинам. Одной из них является то, что высшее руководство армии за годы правления Эрдогана практически было полностью подчинено правящей партии «Справедливости и развития» (ПСР) и лично Эрдогану. Именно то, что высший офицерский состав по большему счету не участвовал в этом, а инициировал путч средний состав, привело к неудаче переворота.

Явные проблемы были также в планировании, поскольку не учли нехватку средств и человеческих ресурсов для проведения переворота. Не учли фактор того, что первым обязательным действием в процессе переворота является арест руководителей страны. Военные этим не занялись, они занялись совершенно другими вопросами. Это с одной стороны говорит о пробелах в планировании и о том, что действовала не верхушка армии, а среднее звено.

В целом, военные перевороты в Турции всегда проводились с двумя целями. Первая цель — отстранение исламистов от власти. Вторая цель — сохранение и укрепление лояльности Турции США. Какая цель в данном случае была первичной непонятно, но у населения и армии есть существенные недовольства в связи с тем, что правящая партия идет по пути усиления исламистских и консервативных настроений в стране. Наличие второй цели тоже вероятно и тогда, возможно, то, что говорит президент Турции — правда. То есть, возможно, Запад в лице США, не очень довольный действиями Эрдогана, пытался найти замену ему и изменить политическое поле Турции. Тогда действительно мог использоваться в этих целях известный турецкий проповедник Гюлен, который многие годы занимался тем, что формировал подконтрольное ему турецкое лобби за рубежом, в том числе и на постсоветском пространстве.

Какие выводы на данном этапе можно сделать, сумеет ли Эрдоган разрулить ситуацию или же процесс дестабилизации будет нарастать?

Можно сказать, что неудавшийся переворот выявил все те силы в армии, потенциально способные противостоять Эрдогану. Теперь эти люди или силы в лучшем случае будут арестованы, тем самым вероятность нового, крупного военного переворота будет снижена. А тем временим, власть Эрдогана будет усилена, поскольку ему удастся сплотить население вокруг консервативных ценностей и обеспечить переход с действующей парламентской к президентской форме правления, о чем он так давно мечтает. В любом случае, пока турецкое государство остается не стабильным.

Турция и до этого благодаря своей внешней политике вошла в зону нестабильности. Тем не менее, усиление власти одного человека — это все же какая-то стабилизация, поэтому сейчас мы будем наблюдать определённую стабилизацию ситуации в стране.

Стабильность в Турции может послужить хорошей отправной точкой для улучшения отношений с другими странами мира. В частности, мэр Анкары уже заявил, что один из участников путча был тот, кто стрелял по российскому самолету Су-24, сбитому в небе над сирийско-турецкой границей. Это свидетельствует о том, что Турция может использовать ситуацию для поиска козлов отпущения за то, что произошло в отношениях с Россией осенью прошлого года (российско-турецкое отношения резко обострились после инцидента со сбитым турецкими ВВС российским самолетом Су-24 — ред.).

Очевидно, что нынешняя политическая элита попытается получить из этого максимальные внутриполитические и внешнеполитические очки. Из чего бы мы не исходили, ясно одно, что военный переворот провалился, у Турции развязаны руки, и России, а также всему постсоветскому пространству предстоит иметь дело с той турецкой элитой, которая есть. В связи с этим важно найти с ней помимо экономики также точки соприкосновения в сферах политики, безопасности и геополитики. Это важно особенно в контексте улучшения отношений Турции с Израилем и Россией. Если это удастся сделать, то многие проблемы, в частности сирийская (проблема) могли бы быть сняты с повестки дня. То есть, как показала практика, экономики не достаточно для эффективного сотрудничества с Турцией, нужны и другие формы кооперации.

Эрдоган обвинил Гюлена в организации мятежа. Гюлен категорически отрицает свою причастность. Мы все знаем, что за прошлые годы турецкий президент проводил «чистки» в госаппарате и армии, массого арестовывал сторонников Гюлена. Неужели после всех этих мер, а также с учётом того, что сам Гюлен находится не в Турции, можно серьезно говорить о его способности устроить военный мятеж?

По моему мнению, это всего лишь один из возможных сценариев объяснения ситуации. Специфика Гюлена и его сторонников в том, что они сформировали распространённую по всему миру сеть, что есть подконтрольное им лобби. Это сетевое сообщество. Их трудно определить. Как можно выявить в Турции человека, который является сторонником Гюлена или придерживается его взглядов? По косвенным факторам можно, но как это доказать, чтобы провести чистки? Эрдоган устранил самых радикальных и видимых сторонников богослова, которые говорили об этом открыто. Но весь государственный аппарат наполнен этими людьми. В связи с этим исключать этот сценарий нельзя. Тем более, что Гюлен для России является недружественной силой, чрезвычайно недружественной. Задача Гюлена — сформировать нового золотого человека, поколение, которое будет зиждиться на «тюркскости», что совершенно не может быть для России дружественным и подходящим явлением.

Странно было то, что даже оппозиционные Эрдогану политические силы, те же курды, хранили молчание. Как можно это объяснить?

Во-первых, в Турции практически было запрещено телевизионное вещание. Соцсети были блокированы. Имел место достаточно жесткий прессинг со всех сторон на оппозицию. В этих условиях большинство политических сил предпочло отсидеться в тишине, поскольку не понимали, чем все это закончится. Оппозиционная Народно-республиканская партия также ничего не сказала, что говорит об определенной лояльности руководства этой партии ПСР. Никто, даже Эрдоган (судя по его лицу) в один момент не знал, куда качнутся весы. В этой ситуации основные политические силы Турции предпочли хранить молчание, наверное, помня чем закончились предыдущие перевороты. А они закончились фактическим развалом выстроенной политической системы, разгоном партий, арестом их лидеров. В связи с этим, ощущая прессинг со всех сторон, оппозиция предпочла промолчать, ожидая результата.

С учетом того, что главный организатор, по мнению турецких властей, наудавшегося переворота Фетуллах Гюлен проживает в США, как повлияет путч на американо-турецкие отношения?

США довольно длительное время выражали сдержанное недовольство речами Эрдогана против Вашингтона и по многим вопросам региональной политики Анкары. Турция вела себя все более самостоятельно в региональных делах. С одной стороны это было большим плюсом для других игроков, в том числе для России, поскольку можно было прямо договариваться с Анкарой, а не говорить с ней с оглядкой на Вашингтон. Однако с другой стороны это и было большим минусом, так как Турция становилась менее предсказуемой. Что касается США, то они всегда работали и работают со всеми субъектами политики в Турции. Они выстроили такую модель взаимодействия, чтобы во власти и оппозиции всегда были люди, которые действуют во благо интересов США. Поэтому, какой бы политический расклад не был в Турции, я уверен, что в Соединённых Штатах Америки найдут возможности взаимодействия с Турцией.

Последний вопрос. Президент Турции говорит о грядущей чистке в армии. Сможет ли он провернуть это, и есть ли у него теперь весомая общественная поддержка?

Полного общественного добра на закручивание гаек Эрдоган все равно не получил, но, тем не менее, закручивание гаек и чистки в рядах военных будут очень существенные. Так что следующий военный переворот можно будет увидеть очень не скоро.

Беседовал Аршалуйс Мгдесян

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/07/17/erdogan-zakryl-epohu-voennyh-perevorotov-v-turcii-intervyu-s-vladimirom-avatkovym
Опубликовано 17 июля 2016 в 07:11
Все новости

14.12.2017

Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами