• USD 58.80 +0.04
  • EUR 69.17 -0.13
  • BRENT 63.23

Против ужесточения закона о выборах в Южной Осетии не пойдут — Крутиков

«Снежная революция» в Цхинвале 2011 года. Архивное фото

После суток тяжелых споров представители парламента и ЦИК Южной Осетии все-таки смогли согласовать поправки в избирательное законодательство, ужесточающие требования к кандидатам в президенты республики и уточняющие правовое положение Центризбиркома. Предполагалось, что в пятницу, 24 июня, согласительная комиссия должна была утвердить поправки, и в этот же день президиум парламента их бы утвердил в качестве законопроекта. За рабочий день договориться не удалось, но заседание президиума состоялось все-таки в субботу, 25 июня. И теперь уже весь парламент должен рассмотреть этот законопроект. А сроки поджимают, поскольку президентские выборы в РЮО должны состояться в начале будущего года, и все сопутствующее законодательство требуется «причесать» до официального старта предвыборной кампании.

Менять же правила по ходу дела, как это было во время последних президентских выборов, едва не закончившихся бунтом, сейчас недопустимо. И Цхинвал, и Москва, как заинтересованное лицо, откровенно хотели бы провести выборы в как можно более спокойной обстановке, исключив не то, что скандалы и беспорядки, но даже намеки на частичную нелегитимность происходящего, включая пробелы и несогласования в избирательном законодательстве. Другое дело — насколько именно нынешние согласованные поправки смогут сохранить стабильность. А стабильность — уже который год ключевое слово для всех, кто связан в России с Южной Осетией. Недаром за неделю до встречи представителей парламента и ЦИК Цхинвал посетила внушительная делегация московских «кураторов», встречавшихся в первую очередь с работниками Центризбиркома и судебных органов власти. Такие «накачки», как правило, дают обратный эффект, в том числе и из-за сложных межличностных отношений и черт характера, но в этом случае важно было в очередной раз донести «месседж про стабильность». Так иногда понимают в сложных политических условиях чиновники без реального жизненного опыта.

Технические вопросы организации работы ЦИК и проверка кандидатов в президенты особых споров не вызвали. Теперь председатель ЦИК и секретарь будут работать на профессиональной основе, а оплата их труда будет приравнена к зарплате судей Верховного суда. В теории это должно исключить коррупционную составляющую, хотя такая мера выглядит, скорее, косметической. С другой стороны, формирование профессионального или хотя бы полупрофессионального ЦИК (рядовые члены Центризбиркома продолжат работать на общественных началах) — еще один шаг к созданию полноценной правовой структуры РЮО. Еще бы все-таки решить вопрос с Конституционным судом, который мог бы взять на себя часть ответственности за законодательный процесс, но, к сожалению, споры вокруг судебной системы в Южной Осетии в последний год слишком политизированы и персонифицированы. Второе куда более неприятно, чем первое, поскольку амбиции нескольких конкретных лиц, которые хотели бы получить места и в Верховном суде, и в Арбитражном, и в Конституционном никак не связаны со строительством государственной системы.

Некоторые уточнения в работе лингвистической комиссии — самое безобидное из всех предложений по изменению избирательного законодательства. Комиссия теперь будет более тесно сотрудничать с Юго-Осетинским НИИ, хотя и так, в общем, никаких особых нареканий к ее деятельности не было. На прошлых президентских выборах 2011−2012 годов были отсеянные за недостаточное знание государственного языка, но никто из них встречных претензий не предъявлял, и решение комиссии принципиальных споров не вызывало. В тот скандальный период речь шла в ряде случаев даже не столько о недостаточном владении языком (в устном и в письменном вариантах), сколько о пробелах общего образования у ряда кандидатов.

Куда более важны и интересны поправки, касающиеся ценза оседлости и количества подписей, которые необходимо собрать для выдвижения кандидатуры на выборах. Ценз был введен перед прошлыми президентскими выбора исключительно как ограничительная мера, отсекавшая сразу нескольких потенциально проходивших кандидатов, например, тренера сборной России по вольной борьбе Джамбулата Тедеева и московского бизнесмена Альберта Джуссоева. Они оба считались противниками тогдашнего президента Эдуарда Кокойты, и ценз оседлости однозначно закрывал им путь во власть. Отчасти именно эта мера, которую многие считают дискриминационной, и привела к дальнейшим беспорядкам и скандалам. Оба «отрезанных» персонажа так просто не сдались и принялись формировать свои «карманные» партии и выдвигать своих кандидатов, которые в свою очередь стали играть в собственные игры.

Сейчас согласованная поправка по цензу оседлости сохраняет все тот же десятилетний срок постоянного проживания на территории РЮО для потенциальных кандидатов в президенты. Но прежний закон готовился в спешке и не был соответствующим образом проработан, в результате чего возникло множество лазеек и возможностей для разнообразных толкований. Сейчас парламент и ЦИК попробовали эти разночтения ликвидировать, что по факту выглядит как ужесточение и так довольно спорной меры. По новой версии, кандидат должен безвыездно находиться на территории РЮО 9 месяцев в каждом из этих 10 лет. Реалии РЮО таковы, что ни один активный человек не может избежать более или менее частых поездок, например, во Владикавказ. Отсюда, по логике парламента и ЦИК, и набегают те 3 месяца, которые будущему кандидату позволено проводить вне РЮО. Можно и больше, но тогда надо представить командировочное удостоверение или медицинские документы, которые подтверждали бы «уважительную причину». Особая деталь: эти самые 9 месяцев будут высчитываться буквально по дням, отталкиваясь от данных КГБ республики, вернее его пограничной составляющей. ЦИК заодно получил право самостоятельно запрашивать необходимые данные непосредственно в КГБ. С одной стороны, это логично, поскольку многие ездят во Владикавказ просто на выходные, имея там недвижимость. Но как бы не пришлось на пике регистрации кандидатов подсчитывать уже не дни, а часы и минуты, округляя и суммируя, по данным пограничного КПП.

Формально эта поправка вновь отсекает все того же Джамбулата Тедеева, хотя нет никаких оснований полагать, что он собирается баллотироваться в президенты. Возвращение его после долгого перерыва на должность главного тренера сборной в Москве понимается именно как предложение никуда больше в политику не встревать. Такие «объяснения» Тедееву уже неоднократно давали в разного рода федеральных инстанциях, и он демонстрировал готовность их услышать и правильно понять.

А вот бывшему президенту Эдуарду Кокойты придется сложно. Нынешнее решение парламента и ЦИК все равно остается неоднозначным для толкования, хотя и выглядит как законченный проект. Вроде бы, Кокойты не должен проходить ценз, и многие полагают, что сохранение ценза и ужесточение его деталей направлено как раз именно против него. Но, с другой стороны, в случае с Эдуардом Джабеевичем начнется этот самый мучительный подсчет дней, ночей и часов. В последние годы он однозначно не набирает искомые 9 месяцев за один год, но ведь и его последняя дата «постоянного пребывания» в РЮО — это 2011 год, с которого 10 лет еще не прошло. Как это все оценивать и подсчитывать, особенно, если нет Конституционного суда?

Эдуард Кокойты довольно прочно застрял в 2008 году и нет гарантии, что он адекватно оценивает нынешнюю, сильно изменившуюся обстановку. Он и его окружение вполне могут начать если уж не оспаривать законодательные нормы, то апеллировать к чисто человеческим обстоятельствам. А это вполне может привести к росту напряженности, хотя, честно говоря, не очень верится в серьезное обострение обстановки. И дело тут не в соблюдении государственными органами и Москвой пресловутой «стабильности», а в прививке от гражданских конфликтов, которую югоосетинское общество получило по итогам прошлой президентской кампании. Но при этом надо еще раз повторить, что в РЮО достаточно тех, кто считает сам факт существования ценза оседлости дискриминационной нормой, необходимой только ситуативно. В перспективе же ценз отсекает от политической деятельности в РЮО не только нескольких конкретных людей, но и многих других представителей диаспоры, потенциально способных принести республике пользу.

Еще одна новая законодательная норма, вызвавшая еще больше споров, чем ценз оседлости, — резкое повышение числа требуемых для регистрации кандидата в президенты подписей граждан РЮО и распределение их по районам. Теперь требуется собрать 3500 подписей, а не 1000, как ранее, причем в каждом районе республике должно быть собрано не менее 150 подписей. Иными словами, теперь нельзя собрать все подписи исключительно в Цхинвале, а придется проводить работу с населением в самых отдаленных местах республики, что под силу далеко не каждому из потенциальных кандидатов. По идее, эта норма исключит тот хаос, который в один момент образовался перед прошлыми выборами, когда чуть ли не от каждого квартала города выдвигался кандидат в президенты, собрав искомую тысячу подписей своих родственников, родственников родственников и соседей родственников родственников жены. Многие из этих кандидатов вообще не имели какой-либо структурированной или даже написанной на бумаге программы. В лучшем случае имелся какой-то один лозунг или позиция. Теперь подобное однозначно исключается, что можно расценить только положительно.

Кроме того, теперь кандидата зарегистрируют, если не более 10% собранных подписей будут признаны недостоверными или сомнительными. И расширена информационная база, которую кандидат должен предоставить о своем материальном положении. Теперь ему придется отчитываться и за доходы и имущество членов своей семьи, хотя хотелось бы, чтобы список «членов семьи» все-таки был более обширен, учитывая особенности местного образа жизни. Также не до конца прописан и механизм проверки этих данных, в частности, не зафиксировано право ЦИК непосредственно обращаться в различные государственные органы (например, регистрационную палату, налоговую, КГБ или кадастровую службу — список можно расширить) и затребовать там подтверждающие или опровергающие документы.

Сейчас нет никаких сомнений, что согласованный законопроект пройдет голосование в парламенте, хотя нельзя не исключать и попыток что-то еще «привнести» прямо в зале заседаний — в парламенте РЮО достаточно людей, либо опаздывающих к основному ходу событий, либо стремящихся в последний момент немного пропиариться. Но участие в работе президиума парламента в субботу представителей парламентского меньшинства в целом исключает какие-то серьезные неожиданности. Также нет сомнения и в том, что президент Леонид Тибилов закон подпишет, поскольку эти поправки изначально согласовывались с администрацией и с московскими «кураторами» (куда ж без них) и отвечают интересам действующего президента. Не стоит и ожидать какого-либо организованного или стихийного противодействия этим нововведениям. Простой избиратель в РЮО на бытовом уровне может подвергнуть сомнению только формулировки ценза оседлости, но и то довольно глухо.

Самое интересное начнется все-таки чуть позже, когда начнет оформляться основной круг потенциальных кандидатов, которые будут вынуждены изобретать все-таки не мифические, а реальные программы развития. А с этим в РЮО традиционно сложно. Да и культура предвыборной борьбы с годами и следующими выборами не улучшается, а скорее, наоборот.

Евгений Крутиков, специально для EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/06/27/protiv-uzhestocheniya-zakona-o-vyborah-v-yuzhnoy-osetii-ne-poydut-krutikov
Опубликовано 27 июня 2016 в 18:25
Все новости

16.12.2017

Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами