• USD 59.01 -0.13
  • EUR 69.52 -0.13
  • BRENT 65.23 +0.83%

Как и зачем Россия содержит Белоруссию. Часть III. Газ и все, что с ним связано

Часть I

Часть II

Как известно, Белоруссия и ее экономика, которая за последние два десятилетия так и не стала энергоэффективной (энергоемкость ВВП в 2−2,5 раза выше, чем в развитых странах), на сегодняшний день продолжает оставаться полностью зависимой от бесперебойных поставок российского газа. В свое время белорусско-российская интеграция позволила Минску получать энергоресурсы по минимально доступным ценам, которые зачастую были значительно ниже мировых. Правда, со временем вопрос ценообразования на голубое топливо стал политизироваться обеими сторонами и, в конечном счете, превратился в краеугольный камень экономических и политических отношений двух стран.

Можно напомнить, что первые проблемы в области поставок газа в Белоруссию наметились еще в 1995—1996 годах, когда белорусская сторона два года подряд не платила за поставляемое в страну голубое топливо. Тогда накопившаяся задолженность в $ 1 млрд была списана в результате подписания в 1996 г. так называемого «нулевого варианта»: долг Белоруссии в обмен на долг России за неоплаченную стоимость вывоза и обслуживания ядерных ракет, аренду военных баз и чернобыльскую программу. В довесок Минск получил возможность оплачивать газ товарами белорусского производства, что в условиях экономического кризиса способствовало стабилизации обстановки в стране. Несмотря на это, к 2000-му году долг Белоруссии перед Россией вновь вырос, достигнув $ 200 млн. У белорусов оставалась надежда, что новый президент России будет также благосклонен к ним, как и прежний, однако в августе 2000 г. на встрече в Ялте российский руководитель дал ясно понять белорусскому коллеге, что за газ следует платить даже друзьям. Либо начать выполнять взятые ранее на себя обязательства — согласно Союзному договору 1999 года Россия и Белоруссия обязывались интегрировать белорусские трубопроводы в российскую систему. Проще говоря, «Газпром» должен был получить контроль над белорусской государственной компанией «Белтрансгаз», что абсолютно не входило в планы Минска. Это подтвердили и события, произошедшие после президентских выборов 2001 года, когда получив в обмен на свои обещания газ практически по внутрироссийским ценам, руководство Белоруссии перешло к затягиванию решения вопроса. Очередной отказ Минска от взятых на себя обязательств после прошедших выборов 19 марта 2006 года стал последней каплей в чаше терпения российского руководства. В середине года Москва вышла из межправительственного соглашения 2002 г., а в конце августа МИД РФ направил Белоруссии ноту о том, что Россия в одностороннем порядке прекращает выполнение пакетных соглашений о поставке в Белоруссию газа по внутрироссийским ценам, поскольку вопрос о передаче «Газпрому» 50% акций «Белтрансгаза» так и не решён.

Ситуация более или менее успокоилась только после того, как «Газпром» получил полный контроль над «Белтрансгазом», выкупив в 2007—2010 годах 100% его акций за $ 5 млрд, а Белоруссия обеспечила себе газ по цене ниже мировой. Тогда Россия перестала рассчитывать цену на газ для Белоруссии, исходя из европейской формулы, и привязала её к внутрироссийской. В результате стоимость голубого топлива для республики была снижена примерно на 40% - со среднегодовой в $ 265 в 2011 году до $ 165,6 за тыс. кубометров в 2012 году. В 2013—2014 годах цена колебалась в районе стоимости предыдущего года, а в 2015 — около $ 142. Для сравнения можно привести цены для иных зарубежных потребителей: например, в 2014 году средняя цена на немецкой границе составила $ 371, а цена для Литвы — $ 484 за тыс кубометров. По разным подсчетам, такое дотирование белорусской экономики позволяло Минску получать дополнительно около $ 2,5 млрд в год. Правда, оказалось, что и этих денег белорусам было мало. Особенно ситуация усугубилась после того, как на мировом рынке цена на углеводороды стала стремительно падать.

Изначально белорусские чиновники были рады подписанным ранее соглашениям, тем более что принятое российским руководством решение перейти с 2015 г. на равнодоходные цены для внутренних потребителей газа, в число которых входила и Белоруссия, было отложено (переход видится возможным не ранее 2017−2018 годов). Если бы такое действительно произошло, то разорило бы белорусскую экономику, так как средняя экспортная цена в 2014 году составила около $ 360 за тыс. кубометров. Поэтому в Минске были довольны условиями трехлетнего соглашения декабря 2014 года, по которому подтверждалась прежняя формула расчета цены, ведь на тот момент стоимость углеводородов для республики все еще оставалась самой низкой в Европе. Базой для формулы расчета является стоимость газа в Ямало-Ненецком АО, к которой добавляются расходы по доставке до границы с Белоруссией. В конечном счете, на входе в газотранспортную систему республики голубое топливо приходит сегодня по цене в $ 132 за тыс. кубометров. Интересно то, что в свое время именно Минск настоял на том, чтобы расчеты велись в твердой валюте. Сегодня же оказалось, что прежняя формула белорусов уже не устраивает.

Начиная со второй половины прошлого года, белорусская сторона все больше стала заострять внимание на стоимости газа, считая, что условия, которые были достигнуты ранее, необходимо корректировать. Позиция Минска была сформулирована премьер-министром Белоруссии Андреем Кобяковым, который заявил, что в начале 2014 года при курсе российского рубля 32−33 за доллар республика покупала газ по $ 165 за тысячу кубометров, а с 1 января 2015 года — по $ 142, хотя доллар в это время стоил уже более 60 российских рублей. По его мнению, «логично, что газ уже должен стоить порядка $ 80, а у нас $ 142». В конечном счете, белорусы решили платить так, как им выгодно с 1 января нынешнего года, «исходя из рыночных равнодоходных цен», что дало возможность за первые пять месяцев «сэкономить» уже около 200 млн. долларов. По мнению белорусских чиновников, сегодня «должна действовать рыночная равнодоходная цена, которая, исходя из формулы по межправсоглашениям, по нашим расчетам, составляет 73 доллара за тысячу кубометров газа». И это притом, что еще в прошлом году аппетиты белорусов были куда ниже. Раньше в Минске рассчитывали на снижение хотя бы в $ 10 с тысячи кубометров, что раньше было еще более или менее обосновано. В начале января 2016 года в Европе природный газ торговался по цене приблизительно в $ 167 за тыс. кубометров. Как известно, в 2015 году Белоруссия импортировала голубое топливо по $ 142,4 за 1 тыс. кубометров. Исходя из постоянно падающей стоимости газа в Европе Белоруссия, по мнению экспертов, вполне могла рассчитывать на цену в районе $ 128−130 с учетом союзной скидки. Однако сегодня, как указывалось выше, речь идет о цифрах более низких, чем те, о которых говорили в конце прошлого года.

Дело в том, что выгоды Белоруссии в случае даже незначительного снижения цен на газ очевидны. С одной стороны, Минск может рассчитывать на снижение себестоимости местных товаров. Причем сегодня это уже не просто экономическая необходимость, а неукоснительное требование Александра Лукашенко, который еще 16 февраля на совещании с правительством потребовал снизить себестоимость выпускаемой в стране продукции на 25%. С другой стороны, по подсчетам экспертов, если белорусскому руководству удастся официально снизить цену на газ хотя бы до $ 117 за тыс. кубометров, то это позволит ему увеличить поступления в казну за счет внутреннего рынка. Это связано с тем, что государство продает своим потребителям природное топливо по цене, сильно отличающейся от той, по которой он закупается в России. Юридические лица получают его по цене около $ 250−270 за тыс. кубометров без НДС. Согласно данным ГПО «Белтопгаз», который и осуществляет поставки природного газа потребителям республики, объем поставок в 2015 году составил 18,1 млрд. кубометров. Если учитывать, что ни предприятия, ни простые граждане, скорее всего, никогда не увидят снижения цен, даже если скидка от России и будет получена, то дополнительная прибыль государства может достигнуть минимум $ 50 за тыс. кубометров. Таким образом, если учитывать, что в страну в нынешнем году планируется импортировать более 22 млрд. кубометров газа, Минск может получить дополнительно около $ 1 млрд только на внутреннем рынке. И это без учета налогов и прочих сборов, а также той цены, по которой сегодня белорусы решили платить «Газпрому». Если их суммировать, то выгода республиканского бюджета может оказаться куда более существенной. К слову, чтобы понять какова значимость всех вышеобозначенных цифр, можно напомнить, что с 2006 по 2015 годы экономический эффект от реализации двух госпрограмм по модернизации и развитию белорусской энергосистемы оценивается лишь в $ 600 млн. Это прекрасно показывает, насколько Белоруссия зависит от цены на газ и решений по этому вопросу. И даже строительство АЭС вряд ли в обозримой перспективе сможет изменить ситуацию.

В Минске прекрасно понимают, что зависимость республики от поставок российского газа абсолютна и в обозримом будущем вряд ли будет снята. Тем более, что надежды на увеличение собственной добычи абсолютно не обоснованы. По мнению специалистов, найти в Припятском прогибе новые газовые месторождения практически невозможно. При этом сегодня республика ежегодно потребляет около 20 млрд кубометров газа, добывая всего лишь 70 млн кубометров. Это значит, что без российского голубого топлива белорусская промышленность попросту перестанет существовать. Проекты же поставок из других стран, в том числе и сжиженного газа, с экономической точки зрения абсолютно невыгодны и могут рассматриваться только как своеобразный политический инструмент в переговорах с Москвой.

Павел Юринцев

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/06/06/kak-i-zachem-rossiya-soderzhit-belorussiyu-chast-iii-gaz-i-vse-chto-s-nim-svyazano
Опубликовано 6 июня 2016 в 21:27
Все новости

11.12.2017

Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами