• USD 59.21 +0.08
  • EUR 69.83 +0.17
  • BRENT 63.35

Как и зачем Россия содержит Белоруссию. Часть II: нефтепошлины

Часть I.

В прошлом году белорусское руководство сформировало бюджет страны на 2016 год с профицитом за счет вывозных таможенных пошлин на нефтепродукты, сумма которых, по оценкам Минфина республики, при средней цене нефти на мировом рынке в $ 50 за баррель, должна была составить около $ 1,1 — 1,5 млрд. Однако события начала года заставили Минск скорректировать свои аппетиты и сегодня, как считают специалисты, выгода республики в лучшем случае составит $ 900 млн (при средней цене нефти в $ 40 за баррель). И это, надо сказать, является для белорусских властей серьезной проблемой, так как продажа нефтепродуктов давно стала для республики одним из главных источников пополнения бюджета.

Если посмотреть на белорусскую экономическую модель, то можно увидеть, что она полностью завязана на поставки дешевых энергоносителей из Российской Федерации, в том числе и сырой нефти, являющейся основой для всего нефтеперерабатывающего комплекса республики. Два белорусских нефтеперерабатывающих завода — Новополоцкий НПЗ (ОАО «Нафтан», Витебская область) и ОАО «Мозырский НПЗ» (Гомельская обл.) совместно с «Беларуськалием» являются флагманами республики и продолжают оставаться одними из немногих, кто приносит стране валюту. За период «беспошлинных» поставок, фактически длившихся до 2006 года, Минск в год получал в среднем около $ 3 млрд прибыли, хотя теоретически и был обязан возвращать России экспортные пошлины на экспортируемые нефтепродукты. После официального подписания в 1995 году соглашения о разделе таможенных платежей при экспорте с территории Белоруссии нефтепродуктов, выработанных из российского нефти, белорусский президент, сыграв на благосклонном к себе отношении со стороны Бориса Ельцина, полностью его проигнорировал, а в 2001 году, уведомив российскую сторону, и вовсе официально разорвал данный договор.

Вплоть до так называемой «третьей нефтяной войны» 2010 года белорусские нефтеперерабатывающие заводы сохраняли существенные объемы переработки «черного золота» — около 20−21 млн тонн в год (в 2015-м году в республику ввезли 24,64 млн тонн нефти и нефтепродуктов), а экспорт белорусских нефтепродуктов только рос. Например, в 2001 г. он составлял 7,7 млн тонн, а в 2015 г. уже 18,64 млн тонн. Правда, выгодность нефтепереработки для белорусского бюджета, в силу снижения цен и сохраняющейся пошлины на импортируемую страной российскую нефть, за последние годы только снижалась. В результате чего местный бюджет был вынужден дотировать НПЗ и российских давальцев специальной субсидией. Однако, несмотря на это, белорусы все равно умудрялись зарабатывать даже после того, как Россия заставила с 2006 года Минск платить вывозные пошлины на сырую нефть и нефтепродукты. Можно вспомнить хотя бы всем известную махинацию 2011−2012 годов, когда Белоруссия превратилась в мирового лидера в области поставок растворителей, разбавителей для лаков и красок и смазочных материалов, которые, согласно соглашениям с Россией, пошлинами не облагались. Тогда сумма поставок составила около $ 2−2,5 млрд, что в условиях кризиса стало для белорусов реальным подарком. Интересно то, что после раскрытия «разбавительно-растворительной схемы» Москва не стала давить на Минск, требуя уплаты денег за фактическую контрабанду, а вопрос так и повис в воздухе. Правда, взамен белорусы были вынуждены согласиться с углублением интеграции и, в конечном счете, даже смогли получить от России дополнительные бонусы. В 2014 году Москва пошла на то, чтобы позволить Белоруссии оставлять в бюджете республики около $ 1,5 млрд от экспортных пошлин. Однако и эта радость была недолгой, так как налоговый маневр в нефтяной области и обрушение мировых цен на нефть практически свели на нет усилия белорусов.

Как бы там ни было, но оставленные в республике нефтепошлины позволили Минску добыть в прошлом году дополнительно 20,025 трлн бел. руб., или более $ 1 млрд по курсу НБ. Если взглянуть на структуру наиболее значимых доходов, то окажется, что эта сумма достаточна велика. Например, от экспорта собственной нефти республика заработала 2,9633 трлн бел. руб., а еще 6, 8895 трлн бел. руб. пришлось на поставки калийных удобрений. В целом же удельный вес нефтяных пошлин в консолидированном бюджете страны составил 7,5%, тогда как еще в 2014 году эта цифра была всего лишь 0,4%.

Каким же образом Белоруссия получает сверхприбыль за счет российской лояльности? На самом деле, схема довольно проста и лежит на поверхности. Для наглядности можно взять прошлый год, в котором республика ввезла 24,64 млн тонн нефти и нефтепродуктов, а экспортировала, после ректификации, 18,64 млн тонн. И это без учета добываемой в стране нефти (около 1,6 млн тонн), которая полностью продается за рубеж (в первую очередь в Германию). Если учитывать, что потери при ректификации достаточно невелики, то получается, что белорусы не только заработали на продаже за рубеж нефтепродуктов, но еще смогли и оставить у себя около 6 млн тонн российской нефти беспошлинно. Казалось бы, это количество должно быть записано в минус местному бюджету, однако, на самом деле, не все так просто. Согласно официальной информации, экспорт нефти и нефтепродуктов с учетом собственной нефти в денежном выражении в 2015-м году оказался на $ 1,828 млрд больше импорта: на закупку было потрачено в 2015-ом $ 6,200 млрд, а общая выручка от экспорта нефтепродуктов с учетом экспорта собственной нефти составила $ 8,028 млрд. Правда, если сравнивать с 2014-м годом, то из-за падения цен на нефть общая выручка сократилась на 34,8%. Однако даже в таком случае выгода белорусов очевидна и связана в первую очередь с тем, что Минск покупает «черное золото» не по мировым ценам, а по внутрироссийским, которые значительно ниже — около $ 252 за тонну в прошлом году. При этом продают белорусы нефтепродукты по цене, близкой к среднемировой: в 2015 году средняя цена на нефтепродукты составляла около $ 400 за тонну, а с учетом продажи своей нефти — $ 396 за тонну. То есть, помимо оставленных вывозных пошлин, белорусы смогли заработать на разнице цен: между импортом и экспортом нефти и нефтепродуктов в 2015-м году она была около $ 145 на тонну. И при всем этом в Минске по-прежнему считают, что этого мало.

Как известно, белорусские власти уже не первый месяц требуют пересмотра формулы определения цены нефти для себя. Эта формула была согласована еще в декабре 2011 года — мировая цена (netback Роттердама) минус экспортная пошлина и затраты на транспортировку, уменьшенная на дисконт в 3,7 долларов на тонну. Белорусы очень хотели бы, чтобы дисконт был увеличен хотя бы до 5 долларов. При этом главным аргументом Минска является то, что стоимость нефти для российских НПЗ ниже, чем для белорусских, а налоговый маневр в РФ ухудшил экономику переработки. Вместе с тем белорусская сторона продолжает утверждать, что постоянно наблюдается ухудшение качества российского сорта Urals, из-за чего заложенный в формуле коэффициент пересчета баррелей в тонны оказывается выше фактического. Правда, двухсторонние переговоры пока ни к чему не привели, даже несмотря на то, что Белоруссия и пытается давить на Москву через ЕАЭС. Например, еще осенью прошлого года Минск, а вместе с ним и Астана, выступили против проекта Евразийской экономической комиссии «Концепции формирования общих рынков нефти и нефтепродуктов Евразийского экономического союза», где предполагается сохранение существующих механизмов формирования цен на нефть — ценообразование на основе ситуации на рынках государств-членов Союза. Белорусы считают, что основным принципом взаимовыгодного сотрудничества в сфере энергетики является «принцип рыночного ценообразования на энергоресурсы» и «добросовестной конкуренции». И несмотря на то, что по итогам заседания Евразийского межправительственного совета, состоявшегося в Ереване 20 мая нынешнего года, премьер-министр Белоруссии Андрей Кобяков заявил, что стороны нашли общие подходы в вопросе ценообразования на нефть и нефтепродукты, верится в это с большим трудом. Вряд ли в нынешней ситуации в Кремле планируют раздавать нефть практически бесплатно. Тем более что белорусы и так имеют не один миллиард долларов прибыли за счет льготных цен на нефть и оставляемых у себя вывозных пошлин на нефтепродукты. И требовать сверх того уже попросту неприлично, хотя, по всей видимости, в Минске так не считают. Видимо, именно поэтому руководство республики увязывает вопрос о ценообразовании на нефть с еще одним немаловажным вопросом российских субсидий — поставками и стоимостью природного газа.

Павел Юринцев

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/05/30/kak-i-zachem-rossiya-soderzhit-belorussiyu-chast-ii-nefteposhliny
Опубликовано 30 мая 2016 в 13:57
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами