• USD 59.16 -0.12
  • EUR 69.49 -0.16
  • BRENT 63.95 +0.95%

Отношения без «мантр»: Россия не может быть заинтересована в «единой Европе» под эгидой США

Тимофей Бордачев. Иллюстрация: noldor-project.net

В середине марта этого года Европейский совет министров иностранных дел всеми 28 государствами-членами ЕС принял пять руководящих принципов политики Европейского союза по отношению к России. Напомним их:

1. Полная реализация Россией Минских договоренностей, но и при этом условии ЕС не изменит своей позиции непризнания присоединения Крыма к России;

2. Укрепление отношений ЕС с «восточными партнерами» и другими «партнерами», под которыми подразумеваются в том числе среднеазиатские постсоветские государства;

3. Укрепление внутренней устойчивости ЕС, особенно в энергетической и в области стратегической коммуникации;

4. Избирательность любого взаимодействия с Россией, учитывая возможные общие интересы, например, во внешней политике, как пример — по Сирии;

5. Поддержка ЕС «гражданского общества» в России и инвестиции в развитие контактов между людьми в ЕС и в России с особой ориентацией на молодежь.

Не прошло и двух месяцев после этой официальной внешнеполитической акции Евросоюза, как последовал наш, пока «неофициальный», ответ коллективному европейскому «Чемберлену» на уровне российских экспертов т. н. «Валдайского клуба». 17 мая 2016 года в Брюсселе состоялась презентация доклада «Валдайского клуба» под названием «Россия и Европейский союз: три вопроса о новых принципах отношений», а также экспертная дискуссия на тему «Россия и ЕС: возможно ли перенастроить отношения?».

Доклад «Валдайского клуба» был подготовлен под руководством директора Центра комплексных европейских и международных исследований Высшей школы экономики доцентом Тимофеем Бордачевым (1973 г. р.). «Вклад» в подготовку доклада внес председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике Федор Лукьянов. ВШЭ и Федор Лукьянов — знаковые бренды нашего российского прозападного либерального экспертного сообщества. Предложения идеологии «перезагрузки» отношений с ЕС последовали именно с этого направления.

«Валдайский клуб» на «пять принципов» Евросоюза ответил в своем докладе «Россия и Европейский союз» своими тремя вопросами и «шестью принципами». Перечислим их:

1. открытость России всем партнерам;

2. инклюзивность отношений;

3. субсидиарность и решение каждого вопроса на оптимальном для этого уровне;

4. пропорциональность действий и уровней диалога;

5. диверсификация внешних и внешнеэкономических связей;

6. безоговорочная отмена введенных ЕС визовых ограничений в отношении жителей Крыма.

Отметим, что при первом впечатлении обращает на себя внимание особенность «шести принципов» Валдайского клуба: за исключением пункта 6 без перевода и комментариев их не понять. Это и отличает «шесть принципов» от «пяти принципов» Евросоюза, в которых требования изложены последовательно и четко. Как следствие, теперь европейцы могут заподозрить «валдайцев» в ситуации, когда требуется внешнеполитическая ясность, в византийском лукавстве.

Что касается прочего, то очевидно, что пункт 1 от Валдайского клуба «об открытости» хорошо согласуется с пунктом 5 от Еврокомиссии, требующего беспрепятственного доступа ЕС к российским НКО, «гражданскому обществу» и молодежи. «Валдайцы» согласны с политикой «мягкой силы» ЕС, направленной на «трансформацию» России?

В трактовке «валдайцев» пункт 2-й об «инклюзивности» подразумевает, что России «нужно спокойно относиться к тому, что другие страны — участницы евразийской интеграции, а также их субъекты экономической деятельности заинтересованы в поддержании и расширении связей с Евросоюзом» с существенной оговоркой — «Конечно, если это не ставит под сомнение их обязательства в рамках ЕАЭС». Очевидно, что здесь пункт 2-й от «Валдайского клуба» вполне согласуется с пунктом 2-м от Еврокомиссии об «укреплении отношений ЕС с восточными партнерами». Получается, что в «шести принципах» от «Валдайского клуба» умалчивается отношение России к «восточным партнерам» ЕС — постсоветским государствам, не входящим в ЕАЭС. А именно отношения с «восточными партнерами» стали основным инструментом экспансии Евросоюза, а за ним и НАТО на постсоветское пространство, заметим мы.

В докладе «Валдайского клуба» ошибочно утверждается, что «Новая версия политики соседства ЕС нацелена не на трансформацию сопредельных стран, а на умиротворение геополитического окружения» (С. 5). На самом деле, политика соседства ЕС как была, так и по-прежнему нацелена именно на трансформацию «партнеров» для создания собственной экономической периферии и выгодной для ЕС геополитической конфигурации на восточном и балканском направлениях.

В докладе эксперты Валдайского клуба фактически признают крах в прошлом официальной российской стратегии «Большой Европы», которая предполагала создание единого экономического и культурного пространства «от Лиссабона до Владивостока». Как заметил один из авторов доклада в комментарии радио «Свобода», «про это видение и эту идею можно смело забыть, она не будет являться точкой отсчета для выстраивания новой философии отношений России и Евросоюза». Там же другой автор — Федор Лукьянов заметил по поводу идеологии «большой Европы»: «Кто-то считает, что это было время правильных, но неиспользованных имевшихся возможностей, кто-то считает наоборот, что это был тупиковый путь изначально. Эта эпоха закончилась».

Новая «точка отсчета» определена в докладе следующим лозунгом: «Будущее России и Евросоюза не вместе, а рядом». Признание это отчасти странно в том отношении, что в прошлом «быть вместе» оставалось лишь в части пожеланий российских «западников» и официальных властей, полагавших, что Россия сможет стать частью Запада через особые партнерские отношения с Евросоюзом и «европеизацию». На практике, и в прошлом, и сейчас Россия и Евросоюз были и есть на положении «рядом». Напомним, что Россия от предложенного ей Евросоюзом официального статуса «восточного соседа» в свое время отказалась. В итоге получается, что авторы доклада вынуждены признать реальность, но тешат себя иллюзиями, хотя бы в части прошлых отношений. Здесь заметим, не случайно, что главный автор рассматриваемого доклада «Валдайского клуба» Тимофей Бордачев в 2008 году опубликовал свою монографию с проектом «нового стратегического союза» между ЕС и Россией посредством «большой сделки» (1). «Во имя укрепления своих позиций в мире и успешного внутреннего развития Россия и Европейский cоюз должны сделать решительный шаг навстречу друг другу и заключить историческую „большую сделку“, а именно создать стратегический союз. Ведь „только создав собственное сообщество, крепко стоящее на берегах Атлантики и Тихого океана, старики смогут выжить в беспокойном мире XXI века“», — писал он (С. 221). Под «большой сделкой» подразумевалась «энергия в обмен на полноценные общие институты в сочетании с общим видением проблем международной безопасности». Химеричность и нереалистичность подобного внешнеполитического дискурса заключалась опять же в простых реалиях. ЕС не была интересна «большая сделка», хотя бы потому, что и без нее Россия поставляла и продолжает поставлять во все увеличивающихся объемах свои энергоносители в Европу, и даже при условии острого конфликта последних лет. У России нет потенциала для «большой сделки», чтобы стать частью Запада. В созданном при его помощи экономическом укладе Россия и без «большой сделки» обречена на поставки энергии в Европу. Попытки использовать их в качестве политического инструмента или же рычага давления встретили сопротивление европейцев и стали еще одним источником конфликта.

Новая нереалистичность, прописываемая «старикам» — России и ЕС, по выражению Бордачева, просматривается и в отдельных положениях предъявленного в Брюсселе доклада «Валдайского клуба». Так, например, «валдайцы» утверждают, что «отношения Российской Федерации и Европейского союза достигли низшей точки» (С. 3). На практике, за «низшей точкой» обычно следует прямой военный конфликт. В нынешней же ситуации можно смело утверждать, что в отношениях ЕС — Россия еще есть, куда падать. Можно, например, ожидать расширения санкций и блокады. И то, и другое — более низкая точка конфликта.

Авторы доклада «Валдайского клуба» предлагают отказаться от «европоцентричности», на которую они намеренно не смотрят широко, связывая ее лишь с ценностным подходом конкретно ЕС. Тут же рядом они утверждают: «Европейская в своей основе природа российской государственности и культуры не означает необходимость „европеизации“ России согласно стандартам Евросоюза» (С. 10). А не по «стандартам ЕС? И наконец, непонятно, почему российская государственность является «европейской»? Разве что по своей форме — «республика» или по «природе» географии — до «Урала», придуманной Василием Татищевым. Между тем критики современной России указывают именно на сущностную «неевропейскость» современной российской государственности, остающейся евразийской и имперской по своей природе, как на главное основание несовместимости России и Европы. Здесь не правильней ли было бы утверждать, что «европеизированная» пост-Россия перестанет быть Россией? «Европеизация» российской государственности и культуры и должны переформатировать цивилизационный код, ликвидировать Россию как самостоятельное цивилизационное явление, не говоря уже о таких сугубо вторичных, но актуальных вещах, как проект ЕАЭС. «Европеизированным» Украине, Белоруссии или России ЕАЭС не будет нужен. Авторы доклада, например, утверждают: «Россия вступила в период поиска особой идентичности на фоне все более неопределенной внешней среды» (С. 4). Но разве отличная от Европы цивилизационная идентичность не была с момента формирования России в конце ХV века постоянным базисным атрибутом ее суверенного существования и развития?

Теперь главное. Авторы доклада «Валдайского клуба» утверждают, что «Европа имеет для России значение с точки зрения обустройства пространства вокруг российских границ» (С. 10). Внешний взгляд на Европу правилен. Но далее «валдайцы» утверждают: «Россия заинтересована в том, чтобы Европейский союз вышел окрепшим из системного кризиса, в который он начал погружаться после расширения на восток и повышения уровня глобальных амбиций. России нужна Европа — ответственный и предсказуемый партнер в решении экономических и, отчасти, политических вопросов» (С. 7). Очевидный или комплимент, или византийское лукавство. Действительно ли Россия так «заинтересована»? Пункт 3-й «шести принципов отношений» с ЕС, предлагаемых «Валдайским клубом», предполагает «решение каждого вопроса на оптимальном для этого уровне». Поэтому не честней бы было открыто признать, что кризисы, связанные с политикой «восточного партнерства» ЕС и продвижения НАТО на восток, доказывают, что:

1. Россия не может быть заинтересована в «единой Европе» под эгидой США;

2. Россия вообще не должна быть заинтересована в «единой Европе», которая геополитическим фактом своего существования изолирует ее и оттесняет в Азию.

Единая Европа означает экспансию и drang nach Osten. Авторы доклада утверждают: «Отношения с Евросоюзом не могут и не должны восприниматься как монолит, жестко зафиксированная конструкция. Они достаточно фрагментарны по объективным причинам, и формальное закрепление фрагментарности отвечает национальным интересам России» (С. 10). Здесь можно добавить, что фрагментарности отношений лучше всего соответствовала бы и фрагментарность субъекта отношений. Централизованная и единая Европа — опасна для России.

Главную идею доклада — «Россия и Европа: рядом, но врозь», означающую категорический отказ от каких-либо планов на европейскую интеграцию России можно только приветствовать. Планы сделать Россию частью Запада и частью Европы были химеричны с самого начала. В докладе констатируется и одобряется российский «поворот на Восток, как способ диверсифицировать внешнеполитические и внешнеэкономические связи» России. Евросоюзу предлагается сотрудничество не на основе общих ценностей, а лишь по списку конкретных проблем. Однако доклад с его «шестью требованиями» совершенно игнорирует главную проблему конфликта РФ и ЕС — экспансию Евросоюза и НАТО на Украину и силовое противодействие ей России. Однако в косвенной форме «валдайцы» это делают в капитулянтском ключе, когда утверждают: «„Призом“ для победителя в такой конкуренции, как правило, становится тяжелая головная боль, вызванная необходимостью что-то делать с обретенным „трофеем“» (С. 12). «Конфронтацию» из-за «трофея» — Украины — в другом фрагменте текста доклада они называют «ошибочным подходом». «Опыт Украины показал, насколько разрушительной становится конкуренция России и ЕС за страны, по определению не способные сделать однозначный и окончательный выбор», — утверждают они (С. 13). Для кого «разрушительна»? Отказ от «трофея», с точки зрения России, на практике означает отказ от борьбы за Украину с необходимым подведением черты под проектом Новороссия и с мнимым выведением проблемы Крыма за скобки отношений. В интервью радио «Свобода» главный автор доклада «Валдайского клуба» Бордачев прямо заявил о том, на что в докладе лишь намекал: «Я думаю, что решение проблемы востока Украины — это дело украинского народа, который должен организовать национальный диалог и национальное примирение». Вот только что делать в ситуации с теми русскими на Украине, которые не входят ни в «украинский народ», ни тем более в «украинскую нацию»?

Если Бордачев и коллектив «Валдайского клуба» завуалированно оправдывают предательство по отношению к русским Украины и Новороссии концепцией ненужного и вредного «приза» или «трофея», то в Брюсселе и Берлине, а тем более в Вашингтоне отнюдь не смотрят на постмайданную Украину, как на «приз, вызывающий головную боль». Наоборот, на Украину там смотрят, как на «приз», за который следует побороться и который никак нельзя рассматривать в качестве бесполезного «трофея». Ценность Украины определяется тем, что это крайне успешный инструмент дестабилизации России и всего постсоветского пространства. В докладе «Валдайского клуба» его авторы достаточно рассуждают о новой реальности отношений России и ЕС с учетом возникающего фактора ЕАЭС. В частности, «валдайцы» требуют с оговоркой «при необходимости» установления прямых связей ЕАЭС— Евросоюз. Они полагают, что «необходима резкая активизация контактов и координации внутри ЕАЭС по развитию отношений с Европейским союзом» (С. 15). «В качестве одного из вариантов на долгосрочную перспективу можно рассматривать концепцию „интеграции интеграций“ [ЕС и ЕАЭС], но только после того, как евразийский проект обретет устойчивость», — полагают они (С. 10—11). Однако здесь следует признать, что поражение России на Украине закрывает и в будущем обязательно закроет проект ЕАЭС, на что и нацелены «западные партнеры».

Авторы доклада в целом пришли к выводу, что в своих отношениях с ЕС «Россия не должна „надувать губы“» (Так! С. 5). С этим чувством и «поджатыми губами» они, очевидно, и направились в Брюссель. Предъявленный там проект «Валдайского клуба» в целом предполагает возвращение в отношениях России и ЕС к тому состоянию, что часто называют buisness as usual — бизнес как обычно, в буквальном смысле первого слова. Именно это должны обеспечить весьма умеренные «шесть принципов», большая часть которых без специальных объяснений и расшифровки не понятны адресату, а следовательно, не важны. «Валдайцы» предложили строить отношения России и ЕС на прагматических началах, исходя из интересов. Они признались, что, на самом деле, «в реальности, даже произнося долгое время все необходимые „мантры“, Россия всегда руководствовалась прагматичными интересами в отношении Европы» (С. 7) Получается, что все эти «большие Европы от Лиссабона до Владивостока» были или обманом, или самообманом?

Авторы доклада полагают, что теперь отношения с ЕС будут строиться без «мантр». Хорошо. Но далее валдайцы попытались обойти проблему войны на Украине, ограничившись намеками и ссылкой на обычный фактор газа — «отдельным направлением должно стать взаимодействие России и стран-членов ЕС по вопросу транзита через территорию Украины. Если власти в Киеве способны гарантировать платежи за газ и справедливое распределение транзитной ренты, Россия может рассматривать данное направление как перспективное» (С. 13). Властям Украины обещают поверить в энный раз. Но всего этого явно недостаточно для европейцев, которым по Украине нужна: первое — капитуляция, см. пункт 1-й их «пяти требований», второе — отказ России от гегемонии на постсоветском пространстве, см. пункт 2-й, третье — много, больше и дешевле российской энергии на условиях, определяемых ЕС, см. пункт 3-й. Все остальное не так важно. С пунктом 5-м — «мягкая сила» — «валдайцы», полюбившие грантовый научный и экспертный туризм в Европу, заранее согласны. Но последнего опять же явно недостаточно без отработки под выполнение всех предшествующих четырех условий. Так что старт диалога Россия — ЕС в Брюсселе на основании «шести принципов» «Валдайского клуба» явно не задался. Доклад «Россия и Европейский союз: три вопроса о новых принципах отношений» не нашел понимания и отклика в Брюсселе.

(1) Бордачев Т. В. Новый стратегический союз. Россия и Европа перед вызовами XXI века: возможности «большой сделки». М.: Европа, 2009.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/05/20/otnosheniya-bez-mantr-rossiya-ne-mozhet-byt-zainteresovana-v-edinoy-evrope-pod-egidoy-ssha
Опубликовано 20 мая 2016 в 20:06
Все новости

12.12.2017

Загрузить ещё
Аналитика
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами