• USD 63.69 -0.19
  • EUR 68.56 +0.13
  • BRENT 53.48

Турция превращается в исламистскую теократию и диктатуру: мировые СМИ об инциденте с Су-24

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган

С такими союзниками.

Инцидент с российским бомбардировщиком, сбитым турецкими ВВС, наносит серьезный удар по большой «антиигиловской коалиции» и таит в себе реальную опасность конфронтации между двумя ключевыми сторонами конфликта, чьи интересы и стратегии диаметрально противоположны, пишет в редакционной статье Le Figaro. «Какими бы тяжелыми ни были обстоятельства, на которые ссылается турецкая сторона, этот эпизод свидетельствует, в первую очередь, о том, какое сильное раздражение вызывает у Турции игра, которую Россия ведет в Сирии», — подчеркивает автор редакционной статьи Филипп Жели.

Для Франсуа Олланда, пытающегося сплотить международные силы в рамках единой коалиции для уничтожения ИГИЛ, это создает серьезные затруднения: «Турция и Россия ему необходимы, но худших союзников трудно себе представить из-за их непримиримых противоречий в споре о судьбе Башара Асада, а также двойственной позиции относительно решимости бороться с ИГИЛ. Их гонка за гегемонию на Ближнем Востоке обостряется в отсутствие американского лидерства. Тем не менее, Анкара знает, что Вашингтон связан обязательствами в рамках НАТО, чье участие в сирийском конфликте только еще больше раздражит Россию. Поэтому „нож в спину“, о котором говорил Владимир Путин, был также и дипломатическим», — подчеркивает издание.

Однако проблемы Франции не исчерпываются непримиримыми разногласиями между потенциальными союзниками: в условиях интернационализации сирийского конфликта шансы на сплочение всего мира для борьбы с ИГИЛ тают. «Мы научились еще и тому, что в случае провала логика войны может выйти из-под контроля», — резюмирует издание.

Неужели безрассудная Турция втянет НАТО в войну с Россией?

«Мир знает: русские лгут, когда утверждают, что в Сирии борются преимущественно с ИГИЛ», — пишет обозреватель The Washington Times Л. Тодд Вуд. «Они преимущественно бомбят повстанцев, которые намерены свергнуть режим Асада», — утверждает он.

«Но это не оправдывает действия Турции — уничтожение российского военного самолета и убийство российского пилота. Налицо крайне диспропорциональная реакция, один из тех шагов, которыми порождаются войны», — продолжает автор. По его мнению, президент Путин будет вынужден принять ответные меры, нежелательные для США и НАТО.

Вуд отмечает: Турция «иногда фактически оказывала ИГИЛ тесную поддержку с воздуха, когда курдские силы пересекли в Сирии и Северном Ираке некую линию, от пересечения которой их остерегал турецкий президент Эрдоган». Турция впускает боевиков ИГИЛ в Сирию через свою границу, а сама превращается в исламистскую теократию и диктатуру.

Автор опасается, что Турция может своими безответственными действиями и исламистскими планами втянуть НАТО в конфликт с Россией. После инцидента с Су-24 пора решать, останется ли Турция членом НАТО, считает он.

Турция годами позволяла джихадистам процветать…

«Борьба с режимом Асада больше не в фокусе внимания международного сообщества — вместо этого оно озабочено борьбой с джихадистскими группировками, такими, как ИГИЛ (организация запрещена в РФ — прим. EADaily), — отмечает Радж Алалдин в Independent. — Это изменение акцентов — существенная преграда для [президента Турции] Эрдогана».

По словам автора, в 2011 году турецкий лидер ошибочно сделал ставку на исламистские группировки, противостоящие режиму Асада (в том числе «Джабхат ан-Нусра» и «Ахрар аш-Шам»), и с тех пор поддерживал их, в том числе материально. И теперь сделанные в них «инвестиции» «вот-вот пойдут насмарку». Турция, как полагает автор, сыграла важную роль в том, что ИГИЛ и другие джихадисты добились процветания в Сирии. В частности, они использовали Турцию как перевалочный пункт для контрабанды оружия и наличных.

«Другими словами, Турция не заинтересована в мирном урегулировании конфликта в Сирии, переговоры о котором ведут мировые державы. Все больше отчаиваясь, Турция попытается вернуть в фокус внимания режим Асада и возместить свои потери, понесенные и в Сирии, и в сфере геополитики. Поэтому вероятно, что за решением сбить российский самолет стоят и другие политические факторы — особенно если учесть, что, насколько мы знаем, самолет не представлял непосредственной угрозы для национальной безопасности Турции», — говорится в статье.

«Во внутренней политике Эрдоган процветает благодаря климату страха и неуверенности, который сослужил ему службу ближе к началу этого месяца. Тогда в стране состоялись досрочные выборы, в ходе которых он вернул себе потерянное в июне большинство — после месяцев бомбежек, кровопролития и лживой риторики», — утверждает автор. По его мнению, Анкара сбила российский самолет, чтобы отвлечь турок от усиления своей военной кампании против курдов, особенно в преимущественно курдской провинции Мардин, в которой недавно произошли нападения на членов парламента страны.

«Эти тактики не могут не привести к долгосрочным издержкам, из-за которых у Сирии станет меньше шансов на мир, а Западу будет труднее победить ИГИЛ», — полагает Алалдин.

НАТО сталкивается с новым ближневосточным кризисом

После того, как во вторник турецкая авиация сбила российский самолет, НАТО рискует погрузиться в новый ближневосточный кризис, считает The Washington Post. «Этот инцидент знаменует серьезную эскалацию сирийского конфликта, которая, вероятно, еще больше испортит отношения России с НАТО», — пишут журналисты Хью Нейлор и Эндрю Рот.

Инцидент вновь заострил внимание на сценарии, которого уже несколько месяцев опасаются Пентагон и его партнеры, — вероятности потенциального конфликта из-за «пересечения» разных авиационных миссий в небе Сирии. «С тех пор, как в конце сентября Россия начала авиаудары против вооруженной оппозиции, воюющей с Асадом, официальные лица Турции обвиняли Россию в неоднократных нарушениях воздушного пространства своей страны», — отмечает газета.

Во вторник, после экстренного заседания НАТО, где обсуждался инцидент со сбитым российским бомбардировщиком, генсек альянса Йенс Столтенберг заявил: страны НАТО, чья разведка работает вблизи места, где был сбит российский самолет, подтвердили турецкую версию событий и отвергли утверждения России, что самолет летел над Сирией и не входил в воздушное пространство Турции.

«Ситуация серьезная», — заметил Столтенберг, указав, что она требует благоразумия и деэскалации обстановки.

Представитель армии США полковник Стив Уоррен «подтвердил, что турецкие пилоты направили российским летчикам 10 уведомлений с предостережениями о том, что те находятся в воздушном пространстве Турции, и что россияне не ответили», говорится в статье. «По радио […] мы могли слышать все, что происходило», — сказал Уоррен.

Негативные последствия инцидента могут помешать дипломатическим усилиям, направленным на более активную координацию борьбы с ИГИЛ, отмечает газета.

Авторы напоминают: «Трения между Анкарой и Москвой усилились также из-за предполагаемых авиаударов России по сирийским деревням, где проживают преимущественно сирийские туркмены — этническое меньшинство, связанное с Турцией в культурном отношении».

Столкновение в небе назревало с тех пор, как Россия вступила в сирийскую войну

«Уничтожение Турцией российского военного самолета может привести к очередному резкому ухудшению отношений между Москвой и Анкарой. Но обеспокоенные мировые державы постараются не допустить его превращения в более масштабный кризис», — пишет Кэтрин Филп в The Times.

«Тесные экономические связи Анкары и Москвы выдержали четыре года, в которые они поддерживали противоборствующие стороны в сирийской гражданской войне, но российское военное вмешательство на стороне Дамаска повергло сирийскую стратегию Турции в хаос», — отмечает автор.

Российский самолет был сбит в тот момент, когда, как считают дипломаты, они начали добиваться успеха на переговорах с Россией по политическому урегулированию в Сирии, включая время ухода Асада в отставку, пишет автор статьи.

Однако возмущение Турции на сей раз вызвало то, что «Россия подвергла атакам туркменские повстанческие группировки вдоль границы и деревни, населенные мирными туркменами».

Непосредственный военный ответ России Турции кажется Филпс маловероятным. «Скорее мишенью военных действий станут туркменские повстанцы, которые похвалялись тем, что расстреляли приземлявшихся на парашютах российских пилотов», — заключает автор статьи.

Россия «по-прежнему готова присоединиться к Турции» в новой международной коалиции по борьбе с ИГИЛ

«Россия по-прежнему готова вступить в новую международную коалицию по борьбе с ИГИЛ, даже если это означает сотрудничество с турецкими военными, по заявлению российского посла», — передает The Independent.

Российский самолет был сбит турецкими истребителями всего за несколько часов до встречи Франсуа Олланда с Бараком Обамой, на которой французский президент призвал президента США согласиться на включение России в альянс, отмечает автор статьи Лиззи Диэрден.

Однако российский посол во Франции, Александр Орлов, заявил, что Кремль готов к созданию объединенного командного центра с Францией, США, Турцией и другими странами. «Может существовать несколько типов коалиции, — отметил он. — Первый — это координация действий, что является необходимым, но мы готовы пойти еще дальше, совместно планируя удары по ИГИЛ».

На вопрос о том, согласится ли Москва на участие Турции в свете вчерашних событий, побудивших Россию прекратить военные контакты со своим союзником, Орлов ответил: «Если они захотят, конечно, мы были бы им благодарны».

Существовали опасения, что Россия может отомстить Турции, подняв для нее цены на газ, продолжает журналистка.

Министр энергетики Турции Берат Албайрак заявил, что уничтожение самолета не представляет угрозы для связей в сфере энергетики и что газовые поставки продолжатся без перебоев. «Эти заявления уменьшили опасения по поводу нового конфликта между двумя странами, которые уже побудили НАТО принять меры по деэскалации ситуации», — говорится в статье.

Сбитый Су-24 — месть за туркменов?

Авторитетный немецкий журнал Der Spiegel пишет, что Турция могла сбить российский бомбардировщик Су-24, который, согласно турецкой версии, нарушил ее воздушное пространство, не в последнюю очередь из солидарности с проживающими на северо-западе Сирии этническими туркменами.

«Турецкие власти могли разозлиться не только потому, что российские военные самолеты, по данным Анкары, с начала октября минимум трижды вторгались в воздушное пространство Турции во время полетов в Сирии, но и в связи с российскими авиаударами по поселениям сирийских туркменов», — пишет журналист Хаснаин Казим. На днях, в четверг, как писала турецкая газета Hürriyet, МИД вызывал к себе российского посла для вручения ноты протеста по поводу бомбардировок целей, находящихся всего в нескольких километрах от сирийско-турецкой границы.

Сирийские туркоманы, поясняет автор, являются тюркским народом: всего на территории Сирии их проживает около 200 тыс., причем представители этого этнического меньшинства принадлежат к суннитам и говорят не на арабском, а на турецком языке. У туркоманов в Сирии есть свои боевые подразделение, многие из которых воюют на стороне «Джебхат-ан-Нусра», сирийского филиала «Аль-Каиды» (обе организации запрещены в РФ — прим. EADaily).

«Если бы Россия была действительно заинтересована в борьбе с террористической организацией „Исламское государство“, она бы не наносила удары по туркоманам», — заявил Der Spiegel один из представителей турецкого правительства. По его словам, Россия «ведет войну против невинных людей вблизи турецкой границы, и Турция более не будет терпеть это».

Более того, турецкое правительство, как добавляет Der Spiegel, на протяжении длительного времени выражало недовольство тем, что российская военная операция в Сирии усилила наплыв беженцев. Ни одна другая страна, как подчеркнул турок, не принимает такого количества беженцев, как Турция: «В настоящее время на территории страны находится порядка двух миллионов беженцев. Российские бомбардировки привели к ухудшению ситуации».

Применит ли Путин против Турции «энергетическое оружие»?

Всего лишь год назад президент Путин прилетел в Анкару, чтобы превозносить перспективы «стратегического партнерства» с Турцией, напоминает Кит Джонсон — обозреватель Foreign Policy. Теперь же Путин, возмущенный тем, что Турция сбила российский самолет, заявил Анкаре совсем другое: инцидент будет иметь «серьезные последствия».

Но автор полагает: Россия и Турция, по-видимому, обречены на сотрудничество. Турция получает из России около 60% газа, который потребляет. Москва не может запросто отказаться от турецкого рынка — единственного в Европе, где спрос на природный газ растет. А срыв проекта газопровода «Южный поток» в 2014 году означает, что сейчас Путин вряд ли захочет отказаться от проекта «Турецкого потока».

На взгляд Джонсона, у Турции тоже мало других выгодных вариантов сотрудничества. Лишь немногие поставщики способны удовлетворить ее растущий спрос на газ (по крайней мере, в краткосрочной перспективе), кроме того, Россия помогает финансировать и строить в Турции АЭС.

Автор возвращается к инциденту со сбитым самолетом. Путин немедленно обвинил Турцию в пособничестве ИГИЛ. Путин «высказался без обиняков и уязвил Турцию в самое больное место», — комментирует Эмре Тункальп, старший советник Sidar Global Advisors. «Теперь значительные подвижки с „Турецким потоком“, видимо, маловероятны, как минимум в краткосрочной перспективе», — говорит он.

Помимо экономических кар, у Москвы есть еще один способ насолить Анкаре, считает автор: Москва могла бы «увеличить поддержку курдских боевиков, которые десятки лет терзают правительство Турции».

«Путин публично — и, по-моему, демонстративно — назвал курдов союзниками в борьбе с ИГИЛ. Так что поддержка Рабочей партии Курдистана и ее филиалов была бы для России легким способом отомстить Турции», — отметил Майкл Рейнольдс (Принстонский университет).

Автор комментирует: «Но подобный шаг был бы крайне подстрекательским, особенно после того, как Эрдоган воспользовался борьбой с РПК, чтобы обеспечить своей партии более весомую победу на недавних выборах. Такой поступок был бы особенно опасен в момент, когда президент США Обама заявил, что после уничтожения российского самолета его приоритетная задача — удержать ситуацию от эскалации».

Поддержка курдов — «это табу», сказал эксперт Сийбрен де Йонг (Hague Center for Strategic Studies). «Это как если бы турки финансировали чеченцев, в некотором роде «запретная черта» (отметим, что именно это турки и делали во времена дестабилизации ситуации в Чечне — EADaily).

При подготовке материала использовались оригинальные тексты указанных изданий, а также их русские переводы, представленные в открытом доступе.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2015/11/25/turciya-prevrashchaetsya-v-islamistskuyu-teokratiyu-i-diktaturu-mirovye-smi-ob-incidente-s-su-24
Опубликовано 25 ноября 2015 в 16:50
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами