• USD 63.88 -0.10
  • EUR 68.16 +0.03
  • BRENT 54.46 +0.95%

Евгений Рублев: США или Всемирная Культурная Революция. Часть 4. Мультикультурализм

Иллюстрация: themoderngiant.com

«Нашей главной задачей является деконструкция большинства. И сделать это мы должны так тщательно, чтобы оно никогда более уже себя так не называло.» — Томас Хиланд Эриксен

Было бы неправильным считать, что средний американец или житель Западной Европы в восторге от навязываемых им ценностей современного либерализма. Атмосфера нетерпимости к любому мнению, которое не соответствует политическому мэйнстриму потому и существует, чтобы подавить и маргинализировать несогласных. В этом плане западная демократия мало чем отличается от любого авторитарного режима, которым они себя противопоставляют.

Тем не менее, политикам нужно побеждать на выборах, и на этой войне нет никаких запрещенных приемов. Один из наиболее действенных это замена собственного населения, которое не голосует за либералов, на население, которое это бы делало. В 1965 году в США был принят новый Иммиграционный Акт, который в корне изменил этнический и культурный состав иммигрантов и положил начало эпохе мультикультурализма.

Если до 60-х годов основной поток приезжающих в США происходил из европейских стран, то после принятия данного акта в основном это стали латино-американцы. Как правило малообразованные и низкоквалифицированные, они стали основными получателями социальных пособий, которые также стали множиться как способ контроля электората. Таким образом, более обеспеченные консервативно настроенные граждане стали оплачивать армию зависящих от государства иждивенцев, исправно голосующих за либералов. Несогласные же с подобным порядком вещей немедленно получают ярлык расиста (видимо потому, что некоторые полагают что «иждивенец» это раса).

Да, но ведь США это страна иммигрантов? Не совсем так. Понятие иммигранта сильно изменилось за последние пару сотен лет. Раньше иммигрант не имел никаких гарантий от государства и мог рассчитывать только на собственные силы. В этом плане поселенцы в Сибири были «иммигрантами» не в меньшей степени — люди приезжали на незаселенные земли, которые было необходимо осваивать. Современный иммигрант приезжает на земли, освоенные гораздо лучше тех, откуда он приехал. Впрочем, этот нюанс в современной дискуссии о миграции принято не упоминать.

Поэтому говорить, что США является страной иммигрантов не совсем верно. Это скорее страна поселенцев. И если в страну приезжают люди, расчитывающие только на свои силы, которые строят новые города и осваивают земли, это одно, но если приезжают люди, расчитывающие на государственное обеспечение, то это совсем другое.

Так же мигрант прошлого вынужден был интегрироваться и ассимилироваться к местной культуре в сжатые сроки, в силу экономических причин. Мигранты современные от подобной бесчеловечности избавлены. Более того, это местные теперь должны приспосабливаться к нравам и обычаям далеких стран, находящихся на уровне развития в далеком прошлом. Мультикультурализм свелся к тому, что о европейской культуре можно говорить только негативно, а о всех остальных исключительно позитивно.

Вот пример. В Колорадо кондитер по религиозным убеждениям отказался выпекать торт для однополой свадьбы. Суд постановил, что это незаконно и выписал штраф — $ 135,000. В штате Иллинойс двое сотрудников отказались доставить покупателю алкоголь, также по религиозным убеждениям, за что были уволены. Суд постановил выплатить им $ 240,000 компенсации. Разница в том, что в первом случае речь шла о христианине, во втором о мусульманах.

Подобное неевропейскими культурами воспринимается как исключительная слабость и сигнал к более решительным действиям. Впрочем, это пожалуй так и есть, и закономерным итогом действительно станет замена населения и культуры, и произойти это может гораздо быстрее, чем многие полагают — и тому уже есть примеры Ливана (в прошлом известном как ближневосточная Швейцария) и ЮАР.

Недавно произошедший случай со школьником по имени Ахмед Мохамед является очень показательным. Парень купил старомодные электронные часы, вынул внутренности, ввинтил их в небольшой чемоданчик, что сделало конструкцию очень похожей на бомбу с часовым механизмом, и принес в школу. Показал одному учителю, который сказал — да здорово, но лучше никому не показывай, потом другому и т. д. В конце концов он включил их в розетку и поставил будильник, который сработал во время урока. Преподаватель, увидев сие изобретение вызвал полицию и парня арестовали. Далее пресса подхватила историю жуткой дискриминации гениального изобретателся часов, ставшего жертвой расизма и исламофобии. Весь твиттер взорвался соответствущими хэштэгами, Обама пригласил юного гения в Белый дом, Цукерберг в офис Фейсбука, Брин в Гугл, ООН заявил о желании видеть его в своей штаб-квартире. Через неделю ему уже предлагалось бесплатное обучение на выбор в Эм-Ай-Ти, Йеле или Гарварде.

В 2007 году профессор Гарвардского Университета Роберт Патнэм, являвшийся одним из главных идеологов мультикультурализма и диверсификации населения (за что даже получил соответствующую награду в Швеции, на чем я остановлюсь подробнее чуть позже), опубликовал работу по исследованию разницы между людьми, проживающими в многонациональных и монокультурных районах. Выяснилось, что вопреки ожиданиям, проживание в мультикультурной среде имеет множество негативных последствий. Жители подобных районов, в числе прочего, склонны:

  • Менее доверять местному правительству и местной прессе.
  • Меньше участвовать в общественной и политической жизни.
  • У них меньше друзей и людей, кому они доверяют.
  • Они считают себя менее счастливыми и ниже оценивают качество своей жизни.
  • Больше времени проводят за просмотром телевизора и больше согласны с утверждением «телевидение это основное развлечение в моей жизни».

Таким образом в мультикультурных районах или городах люди начинают вести более изолированный образ жизни, по сути дела переходя в защитный режим, в котором они избегают внешнего мира. К примеру самый низкий в США уровень доверия людей к другу в Лос-Анджелесе, который является и самым многонациональным городом Америки. В то же время, консервативные штаты, вроде Монтаны и Вайоминга, населены наиболее сплоченными жителями (в то же время и уровень преступности в данных штатах один из самых низких в США, сравнимый с Японией, в которой уровень убийств ниже, чем в США в 16 раз и которая, к слову, является монокультурной страной).

Однако подобные исследования не оказывают никакого влияния на либеральную политику, проводимую руководствами США и европейских стран. Ведь либералов не интересуют факты, главное — это их намерения и мнение о самих себе. Поэтому стала возможной ситуация, когда в английском городе Роттерхэм в течении 16 лет сексуальному насилию подверглось порядка 1400 подростков, в основном это девочки-подростки из английских семей. И произошло это благодаря тому, что насилие исходило от местной пакистанской диаспоры, и полиция попросту боясь обвинений в расизме, закрывала глаза на происходящее.

Каким образом могло произойти полное заглушение инстинктов самосохранения общества, особенно таких сильных как защита своих детей и женщин? При том, что никому не угрожала ни тюрьма, ни даже штраф — а только лишь страх, что «полиция политкорректности» может разрушить их карьеры и сделать «нерукопожатными». И как выясняется, социальная реальность для людей оказывается важнее самой реальности. Для подавляющего большинства аргумент «это так, потому что все знают, что это так» сильнее любых фактов, а страх за самого себя перевешивает любые неприятности, через которые пройдут другие.

Как бы то ни было, подобными особенностями человеческой психики западный правящий класс пользуется довольно умело. Швеция, когда-то одна из самых благополучных и безопасных стран мира, практически открыла свои границы. Но, разумеется, не для всех — выходцу из Сомали, Эфиопии или Ирака получить вид на жительство куда проще, чем высококвалифицированным специалистам из более благополучных стран (особенно с неправильным цветом кожи). На данный момент каждый седьмой житель Швеции родился за пределами Евросоюза, и подобное было достигнуто всего за несколько десятилетий. Страна вышла на третье место по изнасилованиям в мире (после ЮАР и Ботсваны), и совершаются они в основной массе не эмаскулированными шведскими мужчинами. Видимо, все это ради того, чтобы продемонстрировать всему миру свое высшее благородство и приверженность прогрессивным ценностям. Даже ценой будущего своих детей.

Однако западным элитам недостаточно разрушения культуры своих стран. К примеру, Япония постоянно подвергается давлению за свою иммиграционную политику (в 2012 году страна дала убежище только 18 беженцам, в то время как США порядка 76 000). Однако давление не заканчивается официальным уровнем, и различные активисты и «мыслители» пытяются изменить общественное сознание Японии в сторону толерантности и мультикультурализма. Зачем США нужно, чтобы Япония стала мультикультурной страной? У них есть какие-то сложности ведения бизнеса? Япония не поддерживает политические инициативы США? Может быть, Япония находится на очень низком уровне социального и экономического развития, и нужно им принести прогресс и просвещение? А может быть затем же, зачем веган пытается убедить своих друзей в том, что единственно правильный способ жить — это быть веганом?

Декларируемая ценность и равенство различных культур на практике приводит к их размыванию и разрушению. В США уже неприлично желать «счастливого рождества» — нужно желать «счастливых выходных», дабы ненароком кого-то не обидеть. В Швеции епископ-лесбиянка (что само по себе оксюморон) предлагает демонтировать кресты с церквей, чтобы сделать страну более привлекательной для мусульман. Нелегальных иммигрантов больше нельзя называть нелегальными, а нужно «недокументированными». Возможно через десять лет Германия уже не будет являть собой пример порядка и благополучия, который впечатляет туристов из многих стран мира. Уникальная японская культура уступит место урбанистической массе по образцу Лос-Анджелеса, и по качеству Toyota, произведенная в Японии, больше не будет отличаться от американских или французких автомобилей. Хотя, азиатские страны концепцию мультикультурализма пока что вежливо отклоняют. Может быть поэтому их истории исчисляется тысячелетиями?

По сути дела, люди верящие в мультикультурализм, не признают ценности никаких культур и традиций, что вполне вписывается в либеральное мировоззрение, в котором главной ценностью является автономия индивидуума. Однако индивидуум не может существовать вне организма цивилизации, поэтому «демонтаж большинства» в результате может оказаться демонтажом цивилизации и заменой на другое большинство, которое будет иметь уже совсем другие ценности, и либерализму в них места не найдется. Впрочем, реальность всегда жестоко наказывает тех, кто живет в выдуманном мире.

Евгений Рублев: США или Всемирная Культурная Революция. Часть 1. Разрушение традиций

Евгений Рублев: США или Всемирная Культурная Революция. Часть 2. Либерализм vs. Консерватизм

Евгений Рублев: США или Всемирная Культурная Революция. Часть 3. Демократия

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2015/11/04/evgeniy-rublev-ssha-ili-vsemirnaya-kulturnaya-revolyuciya-chast-4-multikulturalizm
Опубликовано 4 ноября 2015 в 02:24
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами