• USD 63.28 +0.05
  • EUR 67.16 -0.92
  • BRENT 53.92

«Курдский ребус» Ближнего Востока: Турция навязывает США свою игру

Иллюстрация: radiovesti.ru

12 августа с турецкой территории США нанесли первые авиаудары по позициям «Исламского государства» в Сирии. Год настойчивых требований Вашингтона от Анкары предоставления базы «Инджирлик» для целей так называемой антиджихадистской миссии в Сирии принёс свой результат. Американцам удалось не только заполучить турецкую санкцию на вылеты боевой авиации с военного объекта в провинции Адана, но и склонить ближневосточного союзника по НАТО к снятию ранее выдвинутого Анкарой требования. Напомним, турецкая сторона изначально настаивала на использовании авиабазы исключительно беспилотными средствами поражения наземных целей. Однако основную нагрузку в географически расширенной операции приняли на себя американские истребители-бомбардировщики F-16 (1).

Сразу вслед за подключением турецкой армии к военной фазе противостояния с ИГ стало очевидно, что не боевики-исламисты интересуют Анкару в приоритетном порядке. Основная мощь ВВС Турции и ударных частей сухопутных сил страны обрушилась не на джихадистов. Борьба с ними приняла для Турции имитационный характер. Реальные усилия турецкая военная машина приложила на другом фронте и против иной силы. Соотношение наносимых ВС Турции воздушных и артиллерийских ударов по боевикам ИГ и бойцам Рабочей партии Курдистана (РПК) измеряется пропорцией 1 к 100. Если счёт авиаударам и обстрелам из дальнобойной артиллерии позиций РПК в северном Ираке идёт на сотни, то против боевиков в Сирии турецкие рейды носят единичный характер. Примерно та же пропорция в случае с потерями в рядах ИГ и РПК. Турецкие эксперты говорят о не более чем десятке погибших на сегодня боевиков-исламистов, и сотнях ликвидированных турецкой армией бойцах РПК. В то время как на позиции турецких курдов в горах Кандиль Иракского Курдистана вот уже месяц (с 24 июля) одна за другой накатываются волны массированных воздушных ударов и артиллерийских обстрелов, боевикам ИГ эпизодические рейды ВВС Турции не причиняют серьёзного ущерба.

Ближайшие планы Турции хорошо понятны. В военном отношении Анкаре важно не допустить переноса подразделениями РПК боевых действий на юго-восточные провинции самой Турции. Пока ответная реакция курдов ограничивается «точечными» ударами по блокпостам и патрулям турецкой армии и жандармерии, а также диверсиями на местных энергетических коммуникациях. Для ведения фронтального вооружённого конфликта у организации Абдуллы Оджалана нет достаточных ресурсов. Впрочем, при затяжном характере военных действий для турецкой стороны возрастает риск сползания к полноценной партизанской войне. В таком случае РПК может найти мобилизационные ресурсы непосредственно в курдонаселённых юго-восточных провинциях, что Анкаре важно не допустить.

В политическом плане, как внутреннем, так и внешнем, для властей Турции также всё достаточно хорошо просчитывается на обозримую перспективу. На 1 ноября назначены досрочные выборы, к которым у правящей Партии справедливости и развития (ПСР) есть все шансы подойти с наращенной электоральной поддержкой. Бомбардировка курдов, как свидетельствуют последние соцопросы в Турции, уже привела к перетоку на сторону ПСР определённого числа голосов, прежде всего, из националистического лагеря страны. Рейтинг партии президента Реджепа Тайипа Эрдогана демонстрирует поступательный рост на фоне падения у турецкого избирателя кредита доверия к прокурдской Народно-демократической партии.

Внешний аспект ситуации на южных рубежах Турции не столь однозначен, но и он лишён особых сюрпризов для Анкары. Её партнёры по НАТО уже пошли на некоторый демарш, решив снять с боевого дежурства размещённые в январе 2013 года комплексы ПВО-ПРО Patriot. Этот жест союзников многие в Турции растолковали в качестве демонстрации недовольства в связи с тем, что Анкара развила огромную активность на курдском театре военных действий в северном Ираке, отмахиваясь от призывов США.

Абстрагируясь от текущей конъюнктуры в отношениях Турции с США и другими партнёрами Анкары по НАТО, можно с уверенностью сказать, что турецкой стороне пока с толком удаётся воспользоваться замешательством в рядах антиджихадистской коалиции. У «США и компании» не чёткого плана борьбы с ИГ, они плохо представляют себе даже ближайшие шаги в Сирии, где надо на кого-то опереться, но этот «некто» так и не идентифицирован. Подтверждается одна из геополитических аксиом Ближнего Востока — при любой масштабной дестабилизации в регионе резко увеличивается роль Турции, с мнением которой США не могут не считаться. На Турцию можно давить, причём, с отдачей в виде отдельных уступок с её стороны. Но полностью игнорировать мнение ближневосточного фланга НАТО со второй по мощи армией в Североатлантическом альянсе не представляется возможным.

Следуя первому правилу региональной державы, претендующей на самостоятельность выбора, Турция защищает свои «геополитические инвестиции». Анкара достаточно долго выжидала удобного момента, дабы, прикрывшись декорацией борьбы с ИГ, приступить к очередному сведению счётов с РПК. При этом Турция подтвердила свой образ сложного игрока для всех, в том числе и для союзников по НАТО. В этом Соединённым Штатам вновь пришлось убедиться.

Турция при каждом удобном случае норовит навязать оппоненту или партнёру свою игру. Вот и сейчас турки отметились сразу несколькими инициативами в Сирии, которые озадачивают американцев. Анкара стала продвигать идею наделения группировки «Ахрар аш-Шам», входящей в объединённый фронт антиасадовских сил на северо-западе Сирии «Джейш аль-Фатех» («Армия завоевания»), функциями «местной полиции» в восточной части провинции Алеппо. Между тем, США не склонны координировать свои действия с группировкой, которая находится под влиянием ещё одной экстремистской организации, имеющей к тому же тесные связи с «Аль-Каидой» — «Джебхат ан-Нусрой». Командиры «Ахрар аш-Шам» недавно распространили заявление, которым приветствуют создание зоны безопасности в Сирии. В этом трудно не заметить наставляющее воздействие Турции, на севере Сирии изыскивающей себе партнёров для продвижения в диалоге с США идеи сухопутного буфера. Кто-то должен вести полевую работу на выделяемых под буфер территориях, выступать внутрисирийской силой для обеспечения безопасности в пределах своей зоны ответственности. В Анкаре всеми силами пытаются убедить Вашингтон в наличии здесь «умеренных» оппозиционных группировок, которые могут взять на себя эту миссию, тем самым, задвинув местных курдов на задний план.

США неохотно, но поддержали назойливые требования Турции по созданию «зоны безопасности». Также нехотя, но, опять-таки, идя на поводу ближневосточного партнёра, администрация Барака Обамы заявила о поддержке операции турецких сил против РПК. Последняя признана Соединёнными Штатами террористической организацией, что не оставляет американцам иного выбора, как только наблюдать со стороны за очередной попыткой турецких властей нанести РПК серьёзный урон. Между тем, США настаивают на приоритетности для них борьбы с ИГ в Сирии, пытаясь настроить на эту волну и Турцию. Рейды турецких F-16 вглубь Иракского Курдистана — вовсе не то развитие ситуации в регионе, о котором помышляют американцы.

В этом наслоении противоречивых интересов администрация Обамы и правительство Эрдогана всё же нащупали совместную платформу. Ставится задача окончательно развести друг от друга боевую организацию турецких курдов (РПК) и главную военно-политическую структуру сирийских курдов — Партию демократического союза (ПДС). На эту особенность текущего момента в наметившемся американо-турецком сближении хотя бы по одному вопросу обращают внимание видные вашингтонские знатоки Турции (2).

Ополчение курдов Сирии выступает фактически единственной организованной силой на севере арабской страны, противостоящей ИГ и одновременно пользующейся открытой поддержкой США. Оказывать подобные «знаки внимания» правительственным войскам Башара Асада, ещё одной наземной антидихадистской силы, американцы по понятным причинам не могут. Поэтому Вашингтон выторговал для себя «уступку» Анкары, которая взяла на себя негласное обязательство не бомбить сирийских курдов. Другой вопрос — насколько турки останутся верны джентльменскому соглашению, ибо из региона уже приходят сводки, о том, что турецкие ВВС «по ошибке» несколько раз накрыли в Сирии позиции ПДС.

Очевидно, что когда в северном Ираке и юго-восточной Турции бьют одних курдов, а другие представители этого автохтонного народа Ближнего Востока пользуются в Сирии американским «режимом наибольшего благоприятствования», это не может не сказаться на единстве курдского фактора в регионе. Если к этому добавить задабривающие потуги США и Турции в отношениях с властями Иракского Курдистана, то политика дробления курдов на «хороших» и «плохих» вырисовывается с ещё большей рельефностью.

Курдское правительство в Эрбиле никогда не было в восторге от присутствия турецких соплеменников в горах Кандиль. Президент Иракского Курдистана Масуд Барзани не единожды отметился заявлениями о необходимости удаления бойцов РПК из северных районов автономного региона. В этом отношении позиции Анкары и Эрбиля органично совпадают. США также выступают за вытеснение РПК из Иракского Курдистана.

Американцы предлагают Барзани сконцентрироваться на борьбе с ИГ исключительно в пределах Ирака, и не помышлять о каких-либо действиях в пользу сирийских курдов. Взамен США обещают лидеру Иракского Курдистана расширение военной помощи и политическую поддержку на этапе, когда решается вопрос воспроизводства Барзани во власти. Вслед за началом вылетов боевой авиации США с турецкой базы «Инджирлик», в Эрбиль поспешила представительная американская делегация. В ходе встреч с широким кругом местных политических сил посланники Вашингтона продвигали мысль о необходимости продления президентского срока действующего главы Иракского Курдистана. Аргументировалось это соображениями предстоящей битвы за Мосул, что не располагает к смене «коней на переправе» в столь переломное для иракских курдов время. Делегаты США неизменно подчёркивали, что Барзани «играет значительную роль в предстоящей операции». Американцы обязались помочь всем участникам политических процессов в Иракском Курдистане достичь соглашения, согласно которому действующий глава автономного региона продолжит работать в качестве президента в течение ближайших двух лет.

Итак, Масуд Барзани задобрен поддержкой администрации США и подчёркнуто уважительным отношением к себе со стороны правительства Турции. Лидеры сирийских курдов также не будут оставлены на произвол судьбы, впрочем, они в меньшей степени гарантированы от «сюрпризов» с турецкого направления. И только многострадальные турецкие курды с их наиболее боеспособной силой в лице РПК оказались в крайне затруднительном положении. Курдский фактор выводится из Турции — на территории уничтоженных политикой США Ирака и Сирии. Судьба Оджалана, заточенного на пожизненный срок на острове Имралы — не волнует многочисленные американские правозащитные организации, устраивающие мировой спектакль из любого инцидента в российских тюрьмах.

«Если Америка продолжит поддерживать политику Турции, она рискует потерять курдов. А если Америка потеряет курдов, вопрос разгрома „Исламского государства“ станет ещё более сложным», — в интервью британской The Telegraph предупредил один из лидеров РПК Джемиль Байик. Таким образом, у оказавшейся в опале боевой организации турецких курдов остался ресурс апелляции к нуждам единой борьбы с общим злом, постигшим Ближний Восток.

У РПК также есть надежда, что военная операция Турции не может длиться неограниченное время, и ближе к досрочным выборам 1 ноября установится продолжительная пауза прекращения огня. Правительство Эрдогана не может не учитывать ту широкую базу социальной поддержки, которая есть у РПК в отдельных районах юго-восточной Турции. Затяжная партизанская война на своей территории — это худший сценарий для и без того ослабленных чередой внутриполитических брожений и неблагоприятным внешним фоном турецких властей. Поэтому, перемирие в войне с курдами не за горами. Проблема, однако, в том, что нынешний вооружённый конфликт окончательно убедил его участников и заинтересованных наблюдателей в бесперспективности мирного процесса. Причём, не только в курдском вопросе Турции. Любое серьёзное столкновение интересов на Ближнем Востоке не имеет долгосрочного мирного разрешения. История с «Исламским государством», явившимся катализатором многих региональных противостояний, наглядное тому подтверждение.

(1) До получения от Турции «мандата» на базу «Инджирлик» авиация США обходилась военно-воздушной инфраструктурой в Катаре, ОАЭ и на авианесущих платформах в акватории Персидского залива. Использовалась также авиабаза Muwaffaq Salti в Иордании.

(2) Soner Cagaptay, Implications of Turkey’s War against the PKK // The Washington Institute for Near East Policy, August 14, 2015.

Аналитическая редакция EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2015/08/24/kurdskiy-rebus-blizhnego-vostoka-turciya-navyazyvaet-ssha-svoyu-igru
Опубликовано 24 августа 2015 в 15:27
Все новости

08.12.2016

Загрузить ещё
Аналитика
ВКонтакте
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами