• USD 63.80 -0.02
  • EUR 68.53 -0.12
  • BRENT 54.58

Польша и украинский кризис: удастся ли полякам преодолеть комплекс «младоевропейства»

Анджей Дуда. Иллюстрация: riasv.ru

6 августа 2015 года Анджей Дуда официально вступил в должность президента Польши. В этот знаменательный день и в последовавшие дни новый президент Польши сделал несколько значимых заявлений, которые интересны, как сами по себе, так и в свете польско-российских отношений, так и позиции Польши в украинском кризисе. Предложения польского президента важны и в том отношении, что они отражают не только личную позицию президента, но и позицию его партии «Право и справедливость» (PiS), которая через несколько месяцев, возможно, победит на парламентских выборах и придет к власти в Польше. Как бы там ни было, заранее интересны нюансы, которые могут отличать курс PiS от правящей сейчас в Польше «Гражданской платформы» (PO).

В своем инаугурационном выступлении 6 августа Дуда высказался за расширение присутствия НАТО в Польше и за создание сильной польской армии. Дуда обратился к партнерам по Североатлантическому альянсу, призвав их к более активной работе в регионе по вопросу безопасности. «Все мы в Центральной и Восточной Европе нуждаемся в большем присутствии здесь НАТО, учитывая текущую сложную геополитическую ситуацию», — заявил польский президент, явно понимая конфликт на Украине, под «сложной ситуацией». Дуда выразил надежду, что подобная помощь будет «недвусмысленно гарантирована» на следующем саммите НАТО, который запланировано провести в Варшаве в следующем году.

15 августа 2015 года на торжественной церемонии «дня польской армии» в своем выступлении президент Анджей Дуда призвал НАТО сформулировать новую стратегию по защите восточных границ от возможного нападения России. В опубликованном интервью влиятельному британскому изданию Financial Times (FT) новый польский президент разъяснил свою позицию. Он считает, что альянс рассматривает Польшу в качестве буферной зоны. Требуемое размещение в Польше постоянных контингентов НАТО, как полагает Дуда, станет свидетельством того, что альянс рассматривает эту страну, как полноценного члена. «Мы не хотим быть буферной зоной. Мы хотим быть полноправным восточным рубежом альянса. Сегодня, если мы посмотрим на географическое положение баз, то пограничной страной окажется Германия», — сказал новый президент Польши FT. «НАТО пока не заметил, как Польша превратилась из восточной страны в западную. НАТО должен защищать своих членов. Если Польша и другие страны Центральной Европы по-настоящему являются рубежом НАТО, то мне кажется естественным, что в этих странах необходимо разместить базы».

В целом, позиция Дуды по размещению баз НАТО в Польше ничем не отличается от планов нынешнего правительства «Гражданской платформы». Можно говорить только о том, что Дуда нашел еще один аргумент в пользу этого решения и был более откровенным в части известных польских комплексов. Польша задается вопросом: является ли она сейчас «настоящей» во всех смыслах Европой или только ее периферией. Поляки нуждаются в преодолении «младоевропейства», и украинский кризис стал хорошим поводом для этого. Под предлогом противостояния и борьбы с «российской агрессией» поляки стали искать в ЕС и НАТО подтверждения своего статуса принадлежности к Западу. Существует вопрос, на который, с точки зрения Варшавы, необходимо дать более чем определенный ответ: где проходит граница Европы: по Одеру или по Бугу. И самым лучшим ответом на него, как полагают на берегах Вислы, должно стать действие — размещение натовских контингентов на земле Польши на постоянной основе.

У НАТО в настоящее время имеется одна военная база в Польше — в портовом городе Щецин. Она выполняет функцию логистического центра. Пока НАТО запланировал увеличить ее вдвое и разместить в Польше ограниченный контингент сил быстрого реагирования и одну штабную структуру для его обслуживания. Полякам этого мало.

Следующий саммит НАТО, собирающийся раз в два года, запланировано провести в Варшаве в 2016 году. По словам Дуды, вопрос о размещении баз в восточной Европе станет одним из основных на этом мероприятии, несмотря на опасения Германии, что этот шаг может спровоцировать Москву.

В требовании расширения военной инфраструктуры и присутствия НАТО на восток на территорию Польши позиция Дуды ничем не отличается от того, что провозглашает сейчас правящая партия. Однако Дуда более самостоятелен. Он верит в то, что за имеющийся год до саммита НАТО в Варшаве Польша сможет «переубедить» руководство Германии сдвинуть базирование НАТО на восток. При этом Дуда вполне корректен и внешне не проявляет свойственного полякам недоверия к немцам, исходящего из польской исторической концепции «двух врагов».

В продолжение темы национальной безопасности 16 августа 2015 года в интервью «Радио Польша» новый польский президент заявил, что на переговорах по урегулированию в Донбассе должны принимать участие «самые сильные государства Европы, а также соседи Украины, в том числе и Польша». Дуда, фактически, предложил изменить формат переговоров в Минске по урегулированию кризиса на Украине, которые до этого проводились в формате так называемой «нормандской четверки» — Украины, России, Германии и Франции. Дуда отметил, что следует начать об этом говорить, но предупредил, что сначала хотел бы подробно обсудить данный вопрос при планируемой личной встрече с президентом Украины Петром Порошенко.

Заметим, что еще в июне этого года советник вновь избранного президента Польши Кшиштоф Щерский призвал преобразовать нормандский формат переговоров по Украине. В интервью польскому изданию Rzeczpospolita он заявил, что «нормандский формат» себя исчерпал и в переговорах по украинскому урегулированию помимо Германии, Франции, Украины и России должны участвовать представители Польши и НАТО. Как видим, в аспекте «Польша и еще…» вопрос был существенно подкорректирован Дудой. Под «соседями» Украины из членов ЕС в нынешней версии, озвученной Дудой, следует подразумевать, помимо названной Польши, еще и Венгрию с Румынией. Потенциально все эти три страны рассматриваются Россией в качестве кандидатов на территориальные претензии к Украине в случае ее распада. США, в свою очередь, видит в этих странах основу для своего военного союза в регионе.

Явно в продолжение интересной как для англо-саксов, так и континентальных европейцев темы безопасности Польши в свете украинского кризиса и дебатов вокруг этой проблемы, влиятельное британское издание Financial Times 17 августа опубликовало статью бывшего министра иностранных дел и обороны Польши Радека Сикорского. Сикорский известен, как наиболее последовательный политический противник России в регионе Центральной Европы.

В статье в FT Сикорский выступил за единую дипломатию ЕС в деле урегулирования украинского кризиса. В качестве примера конструктивных действий единой дипломатии ЕС он привел события 2008 года, когда президент Франции Николя Саркози получил мандат ЕС для ведения переговоров в Москве для урегулирования кризиса российско-грузинской войны. Саркози в Москве вел переговоры от имени ЕС. Эти переговоры имели видимый успех.

Нынешнее состояние во внешней политике ЕС Сикорский определяет как «неоднозначность». Но в последнее время, по словам Сикорского, некоторые государства-члены ЕС вернулись к прежнему положению вещей во внешней политике. При решении всех проблем государства-члены ЕС более заметны, чем сам ЕС. Так, в переговорах по кризису на Украине ЕС даже не представлен. Вместо этого Германия и Франция, у которых даже нет общих границ с Украиной, взяли на себя «инициативу по урегулированию российской агрессии», но добились, по мнению Сикорского, лишь частичного успеха. Финансовый кризис подорвал влияние ЕС и продемонстрировал, что «эти государства-члены» являются, безусловно, «кошельками», а потому они и принимают решения. Подобный подход имеет смысл во внутренней политике ЕС, но не во внешней. «В Минске было достигнуто соглашение о перемирии, однако бои на востоке Украины продолжаются, и это отбросило Европу на десятилетия назад… Россия использует разногласия в Европе для создания разобщенности, она предпринимает особые усилия для привлечения на свою сторону государств, имеющих мало влияния. Нам следует вернуться к отправной точке и позволить председателю Европейского совета и высокому представителю делать их работу», — написал Сикорский в FT.

Теперь, когда боевые действия на востоке Украины, несмотря на Минские соглашения, продолжаются, Сикорский посчитал, что необходимо вернуться к общей внешней политике ЕС, определенной Лиссабонским договором. Это касается и такой частности, как урегулирование кризиса на Украине.

Сикорский считает, что государствам-членам в каждом конкретном случае следует определять, как им следует действовать при решении существующих проблем — вместе в виде ЕС, или по одиночке в качестве национальных государств. После принятия решения о коллективных действиях, вне зависимости от позиции отдельных государств, следует придерживаться уже определенных Лиссабонским договором правил. Политика Европы должна быть едина и проводиться избранными лидерами, делает вывод Сикорский.

Весьма характерно, что предложение об участии структур ЕС Сикорский озвучивает после личного опыта участия в украинском урегулировании — переговорах с президентом Украины Виктором Януковичем о прекращении Евромайдана в ночь на 21 февраля 2014 года. Переговоры проходили не в евросоюзном, а в национальном формате по формуле «Веймарского треугольника» — Германия, Франция и Польша. Итог переговоров — соглашение с Януковичем было сорвано. Соглашение с президентом Украины при участии Сикорского, в конечном итоге, стало ширмой, облегчившей переворот в Киеве. Показательно, что сейчас Сикорский ничего не говорит об этом опыте. Между тем, нынешний «нормандский формат» был создан по похожей схеме, но без Польши.

Возникает вопрос: так ли существенны отмеченные нюансы в «проектах» состава участников возможной мирной конференции по Украине Дуды (PiS) и Сикорского (PO)? Между позицией нового президента Польши Дуды и позицией правящей партии «Гражданская платформа» по вопросу места Польши в украинском кризисе? Могут ли имеющиеся разночтения углубить противоречия между двумя крупнейшими политическими силами Польши? Могут ли эти разночтения повлиять на позицию Германии? На данный вопрос мы сейчас ответим отрицательно. Хотя возможно, что проект Сикорского окажется более предпочтительным для Берлина, поскольку позволит ему выйти из безрезультатного формата в тень без потери лица. И наоборот, озвученные в августе предложения по урегулированию кризиса на Украине новым президентом Польши Анджеем Дудой лишь подтвердили то, что и было известно раньше: предложения и проекты представителей партии «Право и справедливость» будут более националистичными и менее евроцентричными. Пока только это, и ничего более значимого.

Аналитическая редакция EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2015/08/18/polsha-i-ukrainskiy-krizis-udastsya-li-polyakam-preodolet-kompleks-mladoevropeystva
Опубликовано 18 августа 2015 в 09:11
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
ВКонтакте
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами