• USD 62.49 -0.79
  • EUR 66.05 -1.11
  • BRENT 54.33 +0.81%

Послесловие к турецким выборам: возможные последствия успеха прокурдской партии

Лидер HDP Селяхаттин Демирташ. Фото: aif-turkey.ru

После ряда дней сплошного отрицания оппозиционными партиями Турции вероятности вступления в правительственную коалицию с правящей умеренно-исламистской партией Справедливости и развития (AKP), похоже, в Анкаре наступил период оживлённых закулисных политических торгов. По крайней мере, сейчас не исключают возможности составить коалицию с президентом страны Реджепом Тайипом Эрдоганом и премьер-министром Ахметом Давутоглу и кемалистская якобы социал-демократическая Народно-республиканская партия (CHP), и так называемая прокурдская Демократической партии народов (HDP). Правда, оппозиционеры, если судить по свидетельствам турецких СМИ, пытаются вовсю воспользоваться создавшейся ситуацией и намерены на своих условиях предложить умеренным исламистам политический союз. Так, согласно информации турецкого телеканала Kanal7, лидер CHP Кемаль Кылычдароглу выторговывает для себя пост главы правительства сроком на 2 года. Кроме этого, парламент Турции должен возглавить один из членов этой партии. CHP также требует назначения министров юстиции, внутренних дел и образования из числа своих депутатов.

Лидер же прокурдской партии Селяхаттин Демирташ пока публично не говорит о своих условиях вступления в коалицию. Но в то же время дал понять 11 июня, что эти предусловия есть и у HDP: «Переговоры о коалиционном правительстве должны вестись не в президентском дворце». Пытаться предугадать, что могут потребовать курды от Анкары — это неблагодарное дело, так как курдский вопрос, к сожалению, не зависит только от воли курдов, они до сих пор считаются вовлечёнными в процесс турецко-курдского примирения, начатый исламистами и курируемый как минимум со стороны США. Именно Демирташ и другие видные функционеры HDP в предыдущие годы являлись «контактёрами» Анкары с экс-лидером Рабочей партии Курдистана (PKK) Абдуллой Оджаланом, и с лидером вооружённых отрядов PKK Муратом Карайыланом. Уместно предположить, что ценой торгов Демирташа может быть тот пакет требований, который предлагался партией в прежние годы, включая и амнистию Оджалана.

В целом же, видимо, правящая AKP изберёт партнёрство с той из партий, чьи предусловия покажутся умеренным исламистам более приемлемыми и требующими от них меньше уступок. И если выбор Эрдогана и Давутоглу падёт на курдов (а есть основания предполагать, что условия кемалистов могут быть расценены как чрезмерные), при условии, что будущая коалиция окажется более или менее долговременным мероприятием, то тогда итоги парламентских выборов 7 июня 2015 г. превратятся почти в полномасштабный успех Эрдогана и всех сторонников курса нео-османизма. Трудно сказать, как «проглотятся» прошлогодние обвинения одного из членов HDP, руководителя муниципалитета провинции Хаккяри Локмана Оздемира в адрес властей Турции в том, что они пособничеством группировке «Исламское государство» (IS) способствуют силам, осуществляющим геноцид курдов. Ведь вряд ли Эрдоган и Давутоглу, даже вступив в коалицию с курдами, поставят крест на своей программе участия в глобальном американском стратегическом плане создания «Большого Ближнего Востока». И если после вступления в коалицию с умеренными исламистами курды Турции попытаются придерживаться прошлогодних обвинений в адрес Анкары в потворствовании геноциду курдов, то понятно, что такой коалиции будет отведён слишком короткий срок.

Иной вопрос, если курды Турции согласятся служить для турок и США тем самым ударным механизмом, который и осуществит полномасштабную «перегрузку» региона. Направления предельно ясны — курдов хотели и хотят использовать против Кавказа и Ирана. Попытки использовать автономный Курдистан в Ираке пока ни к чему не привели. И вот на этот случай и есть террористическая ваххабитская организация IS, занятая сейчас якобы созданием «халифата» на территории Сирии и Ирака. Дело в том, что, согласно преданной гласности информации спецслужб Ирана, группировку IS в своё время создавали американцы после своего вторжения в 2003 г. в Ирак именно как курдскую повстанческую группу, предназначенную для осуществления подрывных действий в Ираке и Иране. Но на фоне непререкаемости авторитетов влиятельных в Ираке курдских кланов Ат-Талабани и Барзани, «американские курды» долго не продержались, и в итоге эти ячейки возглавил известный террорист Абу Мусаба аль-Заркави, который клялся в верности «Аль-Каиде» в 2004 г., чтобы сформировать её отделение в Ираке (АКИ). После гибели аль-Заркави группировка переживала упадок и небытие, но восстановилась после начала западной операции по смене режима в Сирии в 2011 г., когда лидер Абу Бакр аль-Багдади (по иранским данным — агент израильского Моссада Шимон Элиот), вытесненный боевиками сирийской террористической группировки «Джебхат аль-Нусра», переименовал свои контингенты в Ираке в «Исламское государство Ирак» (ISI). Однако казни в начале мая этого года целых 13 курдских «полевых командиров», осуществлённые главарями IS, показывают, что курдский элемент по-прежнему существенен в рядах «Халифата».

Но каким именно образом «подключать» курдов Турции к тем или иным глобальным программам, пока не осязается даже в самых бурных полётах фантазии. Они прекрасно видели, чем кончились попытки ряда десятилетий использовать их напрямую, допустим, в рядах той же PKK и её партизанских отрядов. Знают они и о сложностях Иракского Курдистана, и о трагедии, переживаемой ныне курдами в Сирии, о практическом геноциде езидов и т. д. У турецких курдов объективно нет оснований кому-либо доверять, если речь идёт о той или иной правящей администрации Турции, тем более — об иностранных силах вне Турции. Однако нетрудно и представить, что лидеры турецких курдов могут быть поставлены в некие особые условия, когда их любое движение или решение неизбежно приведёт к вовлечению в стратегические планы, причём не одних только США и Турции, но и стран, соперничающих с Вашингтоном и Анкарой за влияние на Ближнем Востоке. Предпосылки для задействования курдов против Кавказа и Ирана, конечно же, есть, если вспоминать относительно недавнее прошлое и некоторые текущие реалии. Так, одним из влиятельнейших кланов Азербайджана продолжают оставаться курды-братья Эюбовы, не говоря и о том, что долгие годы говорится и о курдском происхождении семьи Алиевых. А, как писал в своё время в газете «Реальный Азербайджан» оппозиционный журналист Эйнулла Фатуллаев, ещё при Гейдаре Алиеве по согласованию с руководством Турции шло планомерное переселение курдов из Турции и Ирака в Нахичеванскую область и даже в зону Карабахского конфликта.

Разумеется, есть некоторая база для использования курдов в подрывных целях и против Ирана. Помимо целого остана (провинции) под названием «Курдистан» с центром Сенендедж, в значительной части средних и крупных городов, территориально близких к Ираку и Закавказью, курды составляют большинство населения. Недавние кратковременные волнения курдов в Мехабаде (остан Западный Азербайджан) и напомнили о временах пресловутой «Мехабадской республики» курдов клана Барзани, и показали, что всё-таки в Иране возможны инспирированные из-за рубежа воздействия на курдское население, хотя и подавляли волнения в Мехабаде тоже курды, но лояльные Тегерану. Наконец, есть и отряд курдов-«учеников» спецслужб Израиля, из партии PEJAK, хотя её боевиков в последние годы значительно ослабили и контрдействия иранских спецслужб, и карательные акции багдадского правительства, а также барзаниевцев Иракского Курдистана.

По ряду объективных факторов, использование турецких курдов на Кавказе серьёзно осложнено, и дело не только в том, что Армения является членом ОДКБ СНГ и в Армении дислоцирована 102-я российская военная база, погранвойска РФ с их разведывательными структурами и т. д. В конце концов, есть и авангардные российские военные базы в Южной Осетии и Абхазии, что также существенно усложняет задачу «вбросить» турецких курдов против Кавказа. В случае с Ираном основным препятствием для розыгрыша «курдской карты» может стать то обстоятельство, что среди иранских курдов немало влиятельных священнослужителей и военных, которые в состоянии аккумулировать прогосударственно настроенных соплеменников на продолжение служения интересам иранского государства. Тем не менее, при одном сценарии вероятность вовлечённости курдов Турции в акции против Кавказа и Ирана возрастёт. Как это ни покажется парадоксальным, это может произойти, если Сирии, Ирану и их союзникам в итоге удастся разбить группировку IS, которой ничего не останется делать, как отступать в сторону страны, откуда и пришли основные контингенты иностранных наёмников и исламистских боевиков — т. е. Турции. И тогда «внезапно» кто-то вспоминает о курдских истоках «Исламского государства», развёртывается та же поголовная агитация и пропаганда, курды Турции приходят в брожение и т. д. Дальше уже, в принципе — дело техники и времени, и многое зависит от того, куда именно решат бросить волны курдского суннитского исламизма хозяева группировки IS, какую цель укажут в качестве первостепенной. В конце концов, не будем забывать, что в конце прошлого года после захвата одной из баз сирийских ВВС ваххабиты грозились затем «освободить» именно Кавказ и Иран.

Политолог Сергей Шакарянц (Ереван) — специально для EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2015/06/14/posleslovie-k-tureckim-vyboram-vozmozhnye-posledstviya-uspeha-kurdov
Опубликовано 14 июня 2015 в 20:25
Все новости

10.12.2016

Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами