• USD 63.88 -0.10
  • EUR 68.16 +0.03
  • BRENT 54.46 +0.95%

Дело Джемилева: Крымский заложник отцовской русофобии

Отец и сын Джемилевы на свадьбе. Фото: milli-firka.org

В резонансном и уже подзатянувшемся процессе по делу Хайсера Джемилева — сына народного депутата Украины Мустафы Джемилева, появился новый поворот. 27 мая Днепровский районный суд Киева заочно приговорил 31-летнего Хайсера, обвиняемого в непреднамеренном убийстве (он застрелил из ружья дальнего родственника, помогавшего по хозяйству в доме Джемилевых) к 3 годам и 8 месяцам лишения свободы.

Сразу после оглашения вердикта Украина направила России (стоит отметить завидную оперативность) заявление об экстрадиции осужденного. Ну, по крайней мере так написал у себя в Facebook депутат Верховной Рады Украины Георгий Логвинский. Основанием для экстрадиции, по его словам, являются положения Европейской конвенции защиты прав человека и Конституции РФ, где сказано, что никакое лицо не может быть осуждено дважды за одно деяние. При этом парламентарий призвал руководство Украины и международную общественность взять экстрадицию на контроль.

Ведь параллельно с украинским дело сына Джемилева продолжает рассматривать и российский суд. Если конкретнее, то Краснодарский краевой суд. Рассматривает по трем статьям российского уголовного кодекса: «Убийство», «Незаконный оборот оружия» и «Хищение либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ».

И в этот же день стало известно, что суд отклонил ходатайство о прекращении уголовного дела ввиду украинского приговора. «Отказ в ходатайстве о прекращении дела Джемилева краснодарский судья мотивировал тем, что в отношении него не было приговора российского суда», — сообщил в «Tвиттере» адвокат Джемилева Николай Полозов.

Комментируя данный факт, Мустафа Джемилев заявил, что отклонение ходатайства было вполне прогнозируемым. «Это и ожидалось. Ведь до этого было решение Европейского суда по правам человека, в котором говорилось, что Россия должна передать его Украине. Поскольку преступление было совершено на территории Украины гражданином Украины в отношении другого гражданина Украины. Россия к нему непричастна», — пояснил он. По словам нардепа, данный отказ в очередной раз продемонстрировал террористическую сущность российского государства, которое держит его сына в качестве заложника. «У них такой уголовный метод — шантаж, заложничество, в общем все признаки террористического государства», — пожаловался Мустафа Джемилев.

Однако во время прений обвинения и защиты стало известно, что Хайсер Джемилев свою вину в совершении преступления все же признал. Соответственно, теперь остается открытым вопрос только в его квалификации: убийство из хулиганских побуждений или по неосторожности. Но это уже будет зависеть, в том числе, и от решения присяжных.

По большому счету, «дело Джемилева», как только стало известно об убийстве, что называется по умолчанию, перешло в разряд политических. Уж очень многое в крымско-татарском национальном движении замыкалось на персону Мустафы Джемилева. Особенно в части принятия ключевых решений относительного того, с кем сотрудничать или против кого «дружить» Меджлису. На тот момент, еще в период президентства Виктора Януковича, отношения с центральной властью у этого представительного органа были весьма прохладными. По этой причине, видимо, ситуация приобрела вялотекущий характер с легко уловимыми признаками попыток «договориться». В частности — многочисленные судебно-психиатрические экспертизы сначала в Симферополе, а затем и в украинской столице. Которые все никак не могли определить степень вменяемости Хайсера Джемилева. Но поскольку с «антинародный режимом» договориться не сложилось, злоумышленник все же был признан психически здоровым и полностью отдававшим отчет своим действиям во время совершения убийства. Поэтому, скорее всего, светила ему перспектива получить срок за убийство из хулиганских побуждений.

Но тут грянула «революция достоинства», в которой Мустафа Джемилев был не на самых последних ролях, поскольку входил в ближайшее окружение Петра Порошенко. Собственно, еще до «Евромайдана» он четко задекларировал переход под знамена будущего президента Украины, на что, естественно, сориентировал и Меджлис. Ну, а после «крымской весны», когда национальный лидер провозгласил курс на жесткую конфронтацию с Россией и получил запрет на въезд в Крым, дело его сына и вовсе превратилось в жупел антироссийской пропаганды. При этом вполне очевидная и однозначная уголовная составляющая этого преступления осталась за скобками. Все внимание украинских и западных СМИ сконцентрировалось на том, что «государство-агрессор брутально нарушает права человека», желая засудить сына непримиримого борца за права коренного народа по своим законам. А то, что украинская Фемида прогнозируемо продемонстрировала к подсудимому завидную благосклонность, масс-медиа просто не замечали.

То есть, в каком-то смысле Хайсер Джемилев оказался в своеобразной политико-правовой вилке. С одной стороны, при наличии большого желания российское руководство могло бы подобрать приемлемую для всех сторон формулу выхода их этой ситуации. Но на фоне ежедневно продуцируемых потоков откровенных оскорблений за гранью всякого фола такой жест был бы воспринят откровенной и абсолютно неуместной слабостью. Создавать своими же собственными руками образ Мустафы Джемилева как «человека, который вновь победил репрессивную государственную машину» — более чем нелепо.

Поэтому когда Мустафа Джемилев говорит, что его сын является заложником, он прав. В том плане, что Хайсер действительно заложник хронической русофобии своего отца.

Жан Запрута, юрист, правозащитник, специально для EADaily :

«С точки зрения украинского законодательства, Крым является аннексированной и оккупированной территорией. Поэтому все государственные органы перенесены на материковую часть Украины. В связи с этим Хайсер Джемилев фактически был осужден заочно.

Насколько этот приговор справедлив? Джемилева-младшего осудили за неумышленное убийство и вынесли приговор в соответствии с санкцией соответствующей уголовной статьи. Однако, исходя из той информации, которой я располагаю, Хайсер Джемилев застрелил Февзи Эдемова умышленно, в виду своего психического состояния. Это было умышленное убийство, за которое 3 года и 8 месяцев тюремного заключения — несправедливый и необоснованный срок.

В вопросе экстрадиции Джемилева-младшего на Украину имеет место правовая коллизия. К подсудимому должно применяться законодательство того государства, на территории которого было совершено преступление. Также в той или иной ситуации может применяться законодательство Российской Федерации, если преступление совершено гражданином России или если преступление совершено против гражданина России. Поскольку Хайсер Джемилев получил паспорт Российской Федерации, есть правовые основания осудить его на российской территории. Сам Хайсер Джемилев отрицает, что получил паспорт Российской Федерации, поэтому его по запросу должны экстрадировать на Украину. Но в существующей ситуации для этого нет никаких оснований».

Виталий Соболев, Симферополь

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2015/05/31/delo-dzhemileva-krymskiy-zalozhnik-otcovskoy-rusofobii
Опубликовано 31 мая 2015 в 11:58
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
ВКонтакте
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами