Меню
  • $ 87.75 +4.25
  • 94.14 +4.43
  • BR 90.06 +0.64%

«Дистанционная» денацификация и демилитаризация: сделать возможным невозможное

Пленные украинские военные. Иллюстрация: стоп-кадр / www.5-tv.ru

Более двух лет Запад игнорирует озвученные Россией цели СВО: о денацификации Украины не может быть и речи, поскольку она «государство демократическое», ну, с отдельными эксцессами, а демилитаризация неприемлема, поскольку НАТО, куда стремится Киев, «никому не угрожает». Целью России Запад назначил захват части украинских территорий и ничего более. Но здесь он попал в нехорошую ловушку.

Напомним, территориальные изменения изначально не входили в число целей СВО. Крым воссоединился с Россией еще в 2014-м. Независимость ДНР и ЛНР Россия признала 21 февраля 2022 года за три дня до начала СВО и только после того, как Запад окончательно отверг требование Москвы о соблюдении хельсинкского принципа неделимой безопасности (не строить собственную безопасность за счет безопасности других), т. е., скажем прямо, признание ДНР и ЛНР стало дипломатической составляющей СВО.

Но! В состав России четыре новых субъекта — бывшие украинские области — были приняты в конце сентября 2022-го, после срыва Киевом Стамбульских соглашений, наступления ВСУ в Харьковской области и заявлений Киева о скором решении конфликта военным путем. Отметим, в отличие от Херсонской и Запорожской областей (а также в свое время Крыма и Севастополя), ДНР и ЛНР были приняты в состав РФ не на следующий день после референдумов, а через семь месяцев после их признания. Что еще раз показывает: изначально планов воссоединения их (и тем более Запорожья и Херсонщины) не было. Кремль всё ещё надеялся оставить ЛДНР в составе Украины на правах конституционных автономий, имеющих право голоса при принятии важнейших внутри- и внешнеполитических решений согласно Минску-2, где в пунктах 9 и 11 ясно говорилось о принятии новой конституции по согласованию (!) с ОРДЛО/ЛДНР.

И только после законодательного отказа Киева в октябре 2022 года от переговоров с Москвой и удручающего ухода в ноябре 2022-го с правобережья Херсонской области (кстати, вместе с российской армией эвакуировались свыше 110 тысяч жителей) в Кремле предупредили о том, что отказ от переговоров может привести Украину к полной утрате государственности. Давайте здесь же признаем: да, Киев нарушил договоренности, выбросив парафированные Стамбульские соглашения в мусорную корзину, но и шансов удержать осаду Киева и тем более взять город весной 2022-го у российской группировки (максимум 30 тысяч из 120 тысяч общей численности сил СВО) не было: миллионы украинцев бросились из страны, но десятки тысяч добровольно шли в ВСУ или записывались в территориальную оборону.

В общем, с начала СВО Россия действовала рефлективно, пытаясь перебить военные успехи ВСУ «медийной повесткой». Назвать эти месяцы ошеломляющих неудач «стадией» спецоперации язык не повернется.

Это был первый, неудачный для России год войны. Он психологически закончился в конце мая 2023-го освобождением Артёмовска (Бахмута) и в военном плане — провалом «контрнаступа» ВСУ, начавшего через неделю и очевидно выдохшегося уже к концу того же месяца. А в качестве «медийной повестки» для глушения потери Артёмовска Киев за многие месяцы до наступления почему-то начал… расписывать детали планов будущей операции. Будто не понимая, что для аналитиков дезинформация — это тоже информация. С началом контрнаступления Украина и Россия будто поменялись ролями: командование ВСУ переоценило свои возможности, начав атаки на фронте от того же Артёмовска (видимо, остро переживая его потерю) до Каховского водохранилища, дополнительно пытаясь отвлекать российские резервы и на других участках.

Ну а «смена ролей» в случае, если и результат оказывается тем же, т. е. без решающего перелома — верный предвестник скорых переговоров о перемирии или мире: «все всё перепробовали, далее тупик, пора искать иные методы». Да-да, это упрощенная картина: обычно конфликтующие стороны катаются на таких качелях довольно долго, но и в нашем случае, считая с февраля-2022 смена ролей не первая. Кроме того, каждая из сторон надеется вот-вот стратегически переломить ситуацию. Москва на то, что, наконец, «закончатся украинцы», т. е. на то, что если мобилизационный возраст для отправки на фронт еще раз снизят, уже с 25 лет до 23-х или ниже, то это точно вызовет восстание. Киев… Киев много, на что надеется, но в последнее время меньше на «вундерваффе» и саммит «весьмирснами» в Швейцарии и больше на то, что страны НАТО снимут запрет на обстрел «старой России» своими ракетами и соответственно дадут много-много ракет.

При этом все прекрасно понимают, что право Украины наносить удары по России натовским оружием это фактически право НАТО заезжать со своими военными и со своими ракетными установками на территорию Украины и оттуда с помощью своей космической разведки бить по России. То, на что Владимир Путин обратил внимание на пресс-конференции в Ташкенте. Внимание-то он обратил, но, кажется, остались без ответа удары или попытки ударов ВСУ (пусть даже своими дронами, но есть подозрение, что натовскими Tekever AR3) по ЗРЛС «Воронеж-ДМ» под Армавиром и Орском. А ведь это часть стратегической системы предупреждения о ракетном нападении, в т. ч. ядерном. Т. е. удары по ним — основание для применения российского ядерного оружия. Решение об этом принимает президент. Но Дмитрий Песков посоветовал журналистам обратиться с их вопросами к министерству обороны.

Считается, что стороны таким способом накачивают свои переговорные позиции. Проблема в том, что опасность этой стратегии катастрофически недооценивается. В общем-то, значительная часть войн и начиналась с этого «невинного занятия», когда вдруг выяснялось, что откатить ситуацию назад уже невозможно. Сергей Переслегин на днях напомнил фразу Джона Кеннеди по поводу Карибского кризиса:

«Да, у меня было желание подвести мир к грани войны, чтобы люди поняли насколько всё серьезно, но я никогда не думал, что будет столько идиотов, готовых залезть за эту грань» (Беседа: «Самый худший сценарий войны», источник цитаты не приводится.)

«Успокаивающий» — слово применительно к войне неподходящее. И всё же у России есть по меньшей мере три-четыре способа ответить на удары натовских армий их ракетами по объектам в глубине России без применения ядерного оружия. Способы очень болезненные для Запада и разрушительные для Украины. Просто удары НАТО снимут еще несколько негласных, но хорошо известных табу со стороны России: удары по ОРУ (открытым распределительным устройствам) АЭС, подстанциям и линиям промышленных сетей (ПС) 750/400 кВ, по инфраструктуре подземных хранилищ газа (ПХГ) и т. п. Смотри, например, «Действующие договорняки, отдаляющие Победу» Аслана Нахушева. «Ответку» непосредственно внутри стран Запада не обсуждаем, но она будет даже менее затратной, но крайне чувствительной.

Но, возвращаясь к заявленной теме. Почему же Запад «назначил» целью России исключительно захват украинских территорий? Потому что признать само наличие у России целей денацификации и демилитаризации — это согласиться на их включение в список обсуждаемых. А это в свою очередь уже прямая опасность «выйти на самих себя», когда Москва в ходе переговоров будет доказывать, они будут опровергать, а СМИ хоть и сквозь зубы упоминать многочисленные факты, подтверждающие неонацистский и изначально русофобский агрессивный характер украинизма. Ведь все на Западе всё знали. Но режим поддерживали.

Кроме того, «захват чужих территорий» цель понятная и бесстыдная. Конечно, не без исключений. Так, только в последние годы США признали аннексию Израилем Восточного Иерусалима, который, согласно решениям ООН, принадлежит Государству Палестина, и аннексию Голанских высот, которые принадлежат Сирии. «В международно признанных границах», как любят выражаться на Западе. А также США признали частью Марокко оккупированную королевством Западную Сахару (за согласие Рабата признать Израиль).

Ловушка же в том, что западные СМИ с начала весны настолько иступленно раскручивают идею о «единственной цели Путина в захвате остающейся части Донецкой области и коридора в Крым», что в это начали верить… военные ВСУ. Пленные, взятые в районе Клещеевки, той самой Клещеевки, за которую, как за «сторожку лесника» шли кровопролитные бои в течение двух лет и которую на этот раз (надеемся, окончательно) ВСУ оставили за два дня, рассказали о таких настроениях:

«Россияне дойдут до Покровска (Красноармейск. — прим. EADaily) и Славянска и дальше не пойдут. Так говорят».

Источник не указываю, имею право, беру пример с авторов западных СМИ, у которых источники из военных, как правило, тоже анонимны.

Да что там военные источники! Тут сам Reuters сообщил о готовности Путина остановить военные действия, если будут зафиксированы «нынешние линии фронта». О чем уважаемому агентству сообщили аж «четыре российских источника, знакомых с ходом обсуждений в российском руководстве». А сообщил Путин о своей готовности «в разговоре с небольшой группой советников».

Неудивительно, что и целью наступления ВС РФ на Харьковском направлении украинское экспертное сообщество и, что важно, военные, сразу определили готовящееся и решительное наступление в Донбассе. Эту цель украинцы хотят видеть и видят везде. Вот такая эманация запретной усталости от войны. Не скажешь же прямо: «Черт с ними, Часовым Яром, Краматорском, Славянском, Лиманом! США обещают, что как только русские дойдут до границ их чертовых ДНР и ЛНР, даже китайцы подключатся и русских заставят остановиться!». Это полезно в любом случае.

Но неприятная особенность ловушки в том, что процесс дозревания одной стороны конфликта до уступок происходит по мере успехов другой стороны на поле боя и потери актуальности прежних уступок. Видимо, ситуация с настроениями в ВСУ и в Киеве настолько серьезна, что глава «Донецкой областной военной администрации» Вадим Филашкин в интервью Sky News просто разразился криком отчаяния. Отвечая на вопрос о последствиях полной утери «Донецкой и Луганской областей», Филашкин явно ответил кому-то на их ожидания:

«Враг будет двигаться дальше. Если, не дай Бог, это произойдет, враг будет продвигаться дальше в центральные районы нашей страны».

Но невелика потеря. Всеми нами любимый Алексей Арестович** на днях заявил, что неважно, какие территории Украина «временно потеряет»:

«Главное, что мы останемся по эту сторону железного занавеса».

Серьезно? И из расходного материала произведут в полноправные члены? А вы знаете, Арестович** в чем-то прав: шкурные интересы Запада этому препятствуют, но идеологического барьера между Западом и неонацистским режимом в Киеве нет. В сторону общие рассуждения. Уверен, для кого-то станет потрясением изучение судьбы десятков командиров айнзацгрупп СС (списки есть в сети): кого-то кончили партизаны, пара-тройка сгоряча застрелились, но из тех, кто оказался в плену союзников, подавляющее большинство получали сроки и… через несколько лет освобождались «по болезни», безбедно при должностях и бизнесе дожив даже до 2000-х.

Да-да, прошло 80 лет и Запад научился демонстративно воротить нос от «эксцессов». Еще в 2017 году Конгресс США запретил Киеву тратить финансовую помощь на деятельность тогда нацбата «Азов»*, признанного в США «нацистским». Страна — демократическая, а одно из ее легальных воинских подразделений — нацистское. Бывает. Вы вот эту нашу пачку долларов положите на полку «Здравоохранение», а вот ту вашу пачку с полки «Здравоохранение», можете тратить по своему усмотрению. Другие нацбаты, включая паталогических садистов из «Шахтарска"/"Торнадо», могли не беспокоиться: формальности соблюдены.

Но без фанатизма! Взять тот шок, который «весьцивмир» испытал от доклада «12 шагов для большей безопасности Украины и Евро-Атлантического региона» подготовленного к Мюнхенской конференции по безопасности-2020. Западные политики имеют характерную особенность — резко умнеть после выхода в отставку, но здесь случился какой-то «пир-духа». Помимо бессменного председателя конференции Вольфганга Ишингера доклад подписали бывший первый замглавы мониторинговой миссии ОБСЕ на Украине Александр Хуг, бывший командующий Европейским командованием Вооруженных сил США и верховный главнокомандующий Объединенными вооруженными силами НАТО в Европе Филип Бридлав, бывший заместитель Госсекретаря Уильям Бёрнс, экс-послы США в Киеве Стивен Пайфер, Уильям Тейлор, Мари Йованович (Бёрнс, наверное, еще не знал, что через год вернется на госслужбу — директором ЦРУ).

Ну, понятно, часть из них — агенты России, например, Хуг, который несколько раз признавал, что именно ВСУ срывали устойчивое прекращение огня ползучим захватом «серых зон», что не позволило развести стороны хотя бы на два-три километра и прекратить провокации стрелковым огнем, за которым следовал минометный и артиллерийский.

Так вот, авторы доклада признали, что одни украинцы имеют право считать себя отдельной нацией с отдельным языком, а другие имеют такое же право считать себя частью русского этноса с родным русским языком. Это 12-й шаг-пункт: «Новый национальный диалог о личности»:

«Этот диалог должен касаться темы истории и национальной памяти, языка, идентичности и опыта меньшинств. Это должно включать терпимость и уважение к этническим и религиозным меньшинствам — как в семье, так и в более широком контексте — для достижения более широкой инклюзивности и социального единения».

Но ведь это отрицание ключевой идеи украинизма! Последовал окрик и доклад был снят с сайта конференции — выброшен всё в ту же мусорную корзину.

Даже сегодня на Западе находятся умники, тоже отставники, пусть и рангом поменьше, которые называют черное черным, ну, «черноватым». Так 22 мая итальянская газета Corriere Della Sera опубликовала открытое письмо 11 ученых и политиков, призвавших организовать конференцию с участием Украины и России, которая обеспечила бы защиту прав человека, гарантии безопасности, экономическое восстановление и, внимание: «дистанцирование от милитаризма и крайнего национализма». Одно «но»: организатором, по мнению подписантов, должен стать новый созыв… Европарламента. Ну, как если бы зимой 1942−1943 годов в переговорах командования РККА и Вермахта под Сталинградом на роль посредника кто-то предложил бы Гестапо.

Последние несколько абзацев (начиная с сентенции Арестовича**) к тому, что Россия победит в переговорах о мире, а значит, в этой войне, только в том случае, если навяжет свою повестку переговоров.

Первое. Границы определяются даже не на момент подписания соглашения, а на момент прекращения огня, а он прекращается краткосрочно, на сутки, чтобы дать возможность Совбезу ООН признать эти границы международно признанными, извините за тавтологию. Размены возможны. Особый режим зоны Херсон — Николаев — Одесса — тоже.

Второе. Не просто отмена, а признание Совбезом ООН незаконными актов экономической агрессии против России (так называемых «санкций») с возмещением всего экономического и репутационного ущерба. Пункты первый и второй — фантастика? Нет. Повторим, это повестка переговоров.

Третье. Сделать возможным невозможное — «дистанционную» денацификацию и демилитаризацию. Почти дистанционную, поддающуюся эффективному контролю. А это полный отказ Украины от вооруженных сил. Только полицейские по общепринятым стандартам. Иначе получим сотни самолетов «пожарной авиации» и «молодежные трудовые лагеря со спортивной подготовкой» (стрельбой, вождением мото-, авто- и гусеничной техники и т. п.) как в Германии 1930-х. Взаимный отказ Украины и России от информационных барьеров, особенно на ТВ (это легко контролируемо), на нескольких первых, общедоступных «кнопках».

Ах, да! В России государственный язык — русский, на Украине — украинский. Значит, Россия отказывается от вещания на Украину на украинском, а Украина — на русском. Иначе это будет не информацией, а пропагандой. Что-то не нравится? Даже не знаю, что посоветовать.

*Террористическая организация, запрещена на территории РФ

**Физическое лицо, внесённое в список террористов и экстремистов РосФинМониторинга

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2024/05/30/distancionnaya-denacifikaciya-i-demilitarizaciya-sdelat-vozmozhnym-nevozmozhnoe
Опубликовано 30 мая 2024 в 18:51
Все новости
Загрузить ещё
ВКонтакте