Меню
  • $ 93.15 -0.63
  • 99.11 -0.86
  • BR 90.06 +0.64%

Закарпатцы: С Россией уживемся. Мы же не прикарпатские бандерлоги!

Мукачево. Центральная площадь. Фото: сайт администрации города Мукачево

Продолжаем разговор о том, какой может быть реакция на победу России у жителей разных регионов Незалежной. Это важно знать, чтобы понимать, нужны ли России они вообще?

Сколько там русских и пророссийски настроенных граждан, как они отнесутся к своему освобождению? Нужно ли рисковать жизнями тысяч людей при их деоккупации, а потом вкладываться в восстановление, строительство, развитие и т. д. Не натолкнется ли это послевоенное госстроительство на массовый террор и диверсии?

Напомним, что опрос, недавно проведенный EADaily на данную тему, показал, что за освобождение Одессы, Харькова и Киева проголосовало подавляющее большинство респондентов (соответственно 84%, 83% и 74%), а вот за взятие рассадника бандеровщины — Львова высказалось всего лишь 43% (отрицательно отреагировали 45%).

Сегодня поговорим о Закарпатье, приведем мнения его жителей. Это регион на западе Украины, соседствующий с несколькими европейскими странами. Его административный центр и крупнейший город — Ужгород, другие крупные города — Хуст, Мукачево, Берегово, Виноградов, Свалява, Рахов, Иршава, Тячев, Перечин и Чоп.

Закарпатье хоть и примыкает вплотную к прикарпатской бандеровской зоне (Львовская и Ивано-Франковская области), но по менталитету населения изрядно отличается от нее. Вероятнее всего, по той причине, что издавна здесь проживают представители народов близлежащих стран, и в зависимости от такой близости в той или иной местности главенствуют особенности той или иной ментальности. Что очень заметно по речи жителей. В ней присутствует смешение русского, украинского, венгерского, чешского и др. языков. Например, в Ужгороде и Мукачево преобладают венгерские и словацкие диалектизмы, в других районах — румынские, польские и т. д. Хотя основными языками в области, согласно статистике, являются русский и украинский.

Еще нужно обязательно отметить, что в Закарпатской области много русинов. Русины — группа восточнославянского населения, компактно проживающая также на востоке Словакии (т.н. Пряшевская Русь), северо-западе Румынии (Марамарош), в юго-восточной Польше (Лемковщина), хорватской Славонии, сербской Воеводине и на северо-востоке Венгрии.

По подсчетам общественных русинских организаций, доля русинов (другие местные самоназвания — карпатороссы, руснаки) в населении Закарпатской области составляет свыше 70%. Такие же данные содержатся в досоветских переписях в Венгрии и Чехословакии. Официальная Украина статистики не ведет, поскольку русинов народом не считает.

Если коротко их охарактеризовать, то они — потомки русских людей, владевших этими землями на протяжении многих веков и исповедовавших каноническое Православие. Поэтому неудивительно, что киевская хунта относится к ним с плохо скрываемой неприязнью. Часть из них веками загоняли в униатство, а православных гнобили. Ныне их постоянно подозревают в симпатиях к РФ и Русской Православной Церкви, публичных деятелей обвиняют в шпионаже в пользу ФСБ и т. п.

Вот что по данному поводу говорит наш первый собеседник из Ужгорода, бывший учитель истории, а ныне пенсионер по имени Анатолий:

— Я русин. Говорим мы нередко на той же языковой мешанине, что и все остальные жители. Но по духу и по вере мы русские. Именно по этой причине во время Первой мировой войны австрияки заключали нас в концлагеря Терезин и Талергоф, где погибло много наших людей. Именно за это преследуют нас и современные хабадники-укронацисты… Нас раньше окатоличивали, а теперь насильственно хотят загнать в ПЦУ. Как православный мирянин, принадлежащий к канонической УПЦ, очень переживаю за нашу Церковь, против которой камарилья наркофюрера ведет настоящую войну. И волнуюсь очень за наших священников, в частности за отца Димитрия Сидора, русина, настоятеля собора в Ужгороде, которого СБУ уже давно обвиняет в «разжигании межнациональной и религиозной вражды». Это кандидат богословия, митрофорный протоиерей. Не зная, что придумать, приписывают ему «оскорбление религиозных чувств украинцев», желающих перейти на григорианский календарь, и прочую чепуху. Короче, отвратительные поклепы.
Протоиерей Димитрий Сидор. Фото: Raskolam.net

Действительно, нацистские силовики уже в течение многих лет «прессуют» о. Димитрия, который стал настоящим лидером русинского национального движения. Например, еще при Ющенко, в 2008 году, ему как руководителю ассоциации «Сойм (общество — А.О.) подкарпатских русинов» было предъявлено обвинение в посягательстве на территориальную целостность и неприкосновенность Украины. Тогда же против «русинских сепаратистов» возбудили уголовное дело «по факту осуществления публичных призывов к изменению границ территории Украины и нарушению порядка, установленного Конституцией». К подобным репрессиям многие русины относятся с возмущением.

— Пусть меня считают «сепаром», но я желаю, чтобы гонения на Церковь прекратились. Это может произойти только после прихода России. С россиянами мы уживемся, как прекрасно уживались многие годы в СССР. Мы же не львовские бандерлоги! — в заключение сказал Анатолий.

А теперь дадим слово русскому жителю Хуста Виктору. Виктор — бывший инженер деревообрабатывающей фабрики, а ныне, как он себя именует, «фрилансер». Зарабатывал на фабрике хорошо, поскольку закарпатский лес вовсю вырубается и продается в Европу, но был уволен пронацистским руководством за «российские нарративы». То есть за недовольство Майданом и разговоры в пользу России. Это произошло еще при Порошенко, 10 лет назад. Теперь в своем немолодом уже возрасте (50 лет) перебивается случайными заработками, в том числе торговлей рыбой. Рыбак он очень умелый и завзятый, так что без пропитания не сидел никогда. А в последнее время к роду его занятий добавилась переправа за границу, в Венгрию, отказников от ВСУ. Переправляет он их через знаменитую горную реку Тису, протекающую вблизи города. Дело очень рискованное, но хорошо оплачиваемое.

— Честно скажу, я переправлял три раза и заработал почти 8 тысяч долларов, — делится секретом Виктор. — И еще два заказа на перспективу есть. А когда примут новый людоедский закон о мобилизации, то количество желающих наверняка увеличится. Состоятельные люди готовы платить большие деньги, лишь бы их не отправили на передовую, на смерть… Я их предупреждаю обязательно, предлагаю подумать хорошенько, прежде чем переправляться, но они стоят на своем. Впрочем, я тут каждый водоворот знаю, каждую отмель, каждую кочку, так что со мной особой опасности нет. А вот те, кто делает это самостоятельно, очень рискуют. Уже больше 20 человек утонуло с начала СВО…

Виктор считает, что после победы России закарпатцы не станут организовывать масштабную бандеровскую партизанщину, как во Львове:

— Во-первых, здесь много русских. Они приезжали во времена СССР, строили здесь, развивали народное хозяйство, обзаводились семьями, теперь у них уже внуки и правнуки. Школ здесь много было русских, вместе с венгерскими, польскими и словацкими. А во-вторых, традиция здесь такая, что весь наш «конгломерат» народов издавна жил мирно, дружно. Компаниями рыбачили на Тисе, ходили за грибами. Веселились, пели, палянку — местный самогон — пили, обнимались. Так здорово было! И русские, и украинцы. Хотя какие они украинцы? Это их записали так, потому что Закарпатье в состав Украины входило… Нет, были и есть тут, конечно, озлобленные нацики, и немало, но все равно куда меньше, чем в Прикарпатье. Я вот беседую с местными — с соседями, покупателями моими, заказчиками. Спрашиваю их: что будете делать, если Россия придет? Да ничего, говорят, жить в мире будем. А сейчас нас гонят на убой ради этой сволочи нанюханной. На кой нам это надо?

И, наконец, третий наш респондент — коренной закарпатец Стефан Стефанович. Он живет в Мукачево — симпатичном, уютном городе. Здесь попутно отметим, что на его земле существует давняя традиция называть сыновей в честь отцов, поэтому практически через одного там Петры Петровичи, Василии Васильевичи, Иваны Ивановичи и т. п.

— Я записан украинцем, — говорит он (переводим с суржика). — Отец мой был венгерского происхождения, а мать чешского. Сейчас я на пенсии, а раньше работал учителем труда в русской школе. Мы с русскими не ссорились никогда. Такого, как во Львове или Ровно, не было — злобы затаенной, ненависти, национализма запредельного. Может, потому что в нас много разных кровей намешано. Закарпатцы в большинстве своем — мирные люди. Конечно, сейчас тут, как и везде, правители разжигают межнациональную вражду, ненависть к России. В сущности, это началось сразу после распада СССР. Памятники тут посносили деятелям русской культуры, советским солдатам. Зачем глумиться над мемориалами и могилами солдат, которые нас освобождали? Ведь это грех, а в Закарпатье народ всегда был религиозный. Кому мешали Пушкин, Горький и другие деятели культуры, зачем их сносить? Вот такую ненависть пытается здесь насаждать власть. Но она чуждая нам! А что нам предлагают взамен? «Европейские ценности» — извращения всякие, наркоту. Да это всегда было глубоко отвратительно нам! Здесь много аксакалов-горцев, как в Грузии. Они очень возмущены и детей своих так воспитывают, в противлении всему этому… Лучше бы Зеленский и его компания экономику поднимали, а то у нас тут цены вообще заоблачные, люди нищают. Квартплата забирает до половины доходов. Масло, мясо, молоко — все очень дорогое, как будто из-за океана их везут. Это в нашей-то области, где всегда было развито животноводство и растениеводство!
Снос Мемориала советским воинам-освободителям в Мукачево. Фото: сайт администрации Мукачево

На вопрос о том, станут ли закарпатцы устраивать террор и диверсии в победившей России, Стефан Стефанович отвечает:

— Думаю, что широко нет. Они и сейчас, мягко говоря, не слишком-то стремятся на фронт, тикают кто куда может. Наше дело — лес сплавлять, рыбу ловить, овец и коров выращивать и в горах пасти, а не людей убивать… Мира хочется, всем нам хочется мира…
Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2024/03/22/zakarpatcy-s-rossiey-uzhivemsya-my-zhe-ne-prikarpatskie-banderlogi
Опубликовано 22 марта 2024 в 14:43
Все новости

20.04.2024

Загрузить ещё
ВКонтакте