Меню
  • $ 88.25 +0.25
  • 94.56 +0.11
  • BR 90.06 +0.64%

Четыре варианта контрнаступления ВС России, и США — в посредники

Российская армия. Иллюстрация: Аш-Шарк

Наступление ВСУ началось 4 июня (контрнаступ после восьми месяцев относительного затишья — термин политический). Возможно, наши эксперты правы, и к началу или концу сентября ВСУ окончательно выдохнутся. Они же утверждают, что, согласно военной логике, в контрнаступление должны пойти уже ВС РФ. Где? Какими силами? И на сколько недель хватит созданного преимущества в ресурсах? Напрашиваются четыре варианта.

Первый вариант — наступление на Херсон, Николаев, Одессу — можно было бы вообще не рассматривать, если бы его не озвучивали эксперты с громкими именами. А ведь года не прошло, как нам пришлось оставить правобережье Херсонской области из-за разрушения противником дорожного полотна единственного моста и единственной дамбы. Сегодня они разрушены почти полностью. О какой логистике, какой связи с правобережьем Днепра можно говорить? Кроме того, ВС РФ придется наступать с правым флангом, который по мере продвижения будет только растягиваться, к выходу на Приднестровье — до 300−400 км. Только он поглотит все бригады резерва. А чем будем брать города?

До апреля прошлого года можно было помечтать и о таком экзотическом решении, как морской десант. Если не на нудистском пляже с выходом на Французский бульвар, то на западе Одесской области от Затоки до Дуная («Южная Бессарабия»). Укрепиться на западном берегу Днестровского лимана и в ус не дуть: одна дорога — по косе вдоль моря, другая — почти восемь километров по территории Молдавии. А дальше… да хоть перемирие. Посадить несколько барж со щебнем на Днестровскую банку (7−8 метров глубины) — один остров готов. Чуть сложнее, но решаемо соорудить еще один между теми баржами и Тендровской косой — и территориальные воды России смыкаются: проход судов в Одессу только по согласованию. А что? Китайцам можно по-своему трактовать Конвенцию ООН — 1982 по морскому праву (запрещает устанавливать терводы вокруг искусственных островов), а нам нельзя? Будет транзит в Измаильскую и Приднестровскую республики РФ — будет проход судов в Одессу. Ладно, закрыли тему.

Второй вариант — широкомасштабное наступление по всей линии фронта к востоку от Каховского водохранилища. Увы, добросовестные эксперты предупреждают, что накопленного с таким трудом преимущества ВС РФ, в первую очередь в обученных резервах, хватит для более или менее «гарантированного» успеха в наступлении не больше чем на месяц. В лучшем случае с освобождением города Запорожье, агломерации Славянск — Краматорск и Харькова. Точнее, «или» — тут одно из трех. И скорее всего, с освобождением в состоянии, близком к Артёмовску.

При резко возросших потерях личного состава. Наших бойцов. Мы поменяемся местами с ВСУ, и не факт, что в лучших или равных оперативных условиях. Превосходство ВСУ в дальнобойной натовской артиллерии дорого обходится нам даже на защищенных позициях в обороне. А каково будет в наступлении? Это при том, что разрабатывать замечательную САУ 2С35 «Коалиция-СВ» мы начали ненамного позже немцев — их знаменитой Panzerhaubitze-2000. Немцы выпустили сотни машин, мы — дюжину. Притом что наша САУ превосходит немца по дальности (по разным источникам от 70 км до 80 км), скорострельности, количеству боезапаса, скорости и дальности хода. Долгожданное заявление заместителя гендиректора госкорпорации «Ростех» Владимира Артякова от 10 августа:

«Серийное производство самоходной гаубицы „Коалиция-СВ“, а также выпуск транспортно-загрузочной машины уже развернуто».

А пока артиллерийская дуэль похожа на драку двух первоклассников, за одним из которых стоит большой пацан и второму приходится драться, уворачиваясь от большого. Вот такой массовый героизм наших артиллеристов, а, как известно, «героизм одних — это результат разгильдяйства других». И именно из-за превосходства натовских САУ нам пришлось оставлять села на Времевском выступе. Трудно представить, что было бы без «Ланцетов» и превосходства в воздухе.

Да, политическое значение освобождения Харькова, второго города Украины по численности населения, некогда ее промышленного центра и столицы до 1934 года, было бы огромным, но вряд ли решающим. Это не тот фактор, который уничтожит волю противника к сопротивлению. А цена будет огромной, даже если к началу штурма ВС РФ займут все левобережье Северского Донца, т. е. частично окружат город и смогут хорошо подготовиться к броску. Но не забываем, здесь мы говорим не об отдельной операции, а о наступлении от Запорожья до Харькова. С соответствующим разбросом сил. Сколько может быть брошено на Харьков — вопрос.

Третий вариант контрнаступления в случае успеха, несомненно, имел бы гораздо большее политическое значение. Это освобождение Киева. Но, опять же, в феврале-марте 2022-го падение столицы неизбежно повлекло бы крах государственности Незалежной. Сегодня такой уверенности нет. А такого легкого и быстрого выхода к пригородам Киева не получится. У противника тоже было достаточно времени, чтобы подготовить свои сюрпризы. И неясно, что стоит за рассуждениями о возможном наступлении ВС РФ на Киев, которыми на неделе поделился начальник оперштаба ВСУ Сергей Наев, — реальные опасения или «приглашение» противника.

Вероятно, ВС РФ смогли выйти на позиции марта прошлого года как на Левобережье, так и на Правобережье (со стороны Белоруссии). Может быть, на этот раз с ходу освободить Сумы и Чернигов или взять их в эффективное окружение. С Киевом не получится ни того, ни другого. Это задача не для тех резервов, которые накоплены: их просто не хватает на два кольца — внутреннее и внешнее. А речь здесь о тех же 300—400 километрах. Хорошо известна формула соотношения наступающих и обороняющихся сил: три к одному. Но она касается развивающегося наступления. Для обеспечения самого прорыва при прочих равных наступающим необходимо преимущество сил и средств вдвое большее — шесть к одному. А если речь идет о прорыве в город сплошь через микрорайоны многоэтажной застройки — чем дальше к окраинам, тем выше? Киев не взять.

Можно, конечно, принять во внимание шутку о том, что Александр Лукашенко занял место Владимира Жириновского: «Что у Владимира Владимировича на уме, у Владимира Вольфовича (и, соответственно, у Александра Григорьевича) на языке». А Лукашенко недавно рассказал, почему Путин в марте 2022-го отступил от Киева:

«Я говорю: „Ну война войной, но, чтобы война закончилась, естественно, надо взять столицу“. Он мне говорит: „Ты знаешь, это можно сделать немедленно, мгновенно, но погибнет огромное количество людей“».

Во всяком случае президент Белоруссии намекнул на то, что применение ядерного оружия для президента России вопрос целесообразности, морали, религиозных убеждений, но не табу. Причем оно может быть применено не обязательно в Киеве. Тем не менее и этот вариант контрнаступления ВС РФ маловероятен.

Четвертый вариант — отказ от стратегического наступления в пользу последовательных локальных операций. Для проведения которых можно будет создавать перевес и в шесть, и более раз. Такое соотношение сил и средств не только гарантирует выполнение боевой задачи в заданные сроки, но и резко сократит потери личного состава ВС РФ, а это, как известно, главное требование президента к командованию в зоне СВО.

Важно, что такая стратегия не позволит ВСУ «пересмотреть подход к контрнаступлению, взять небольшую паузу, чтобы получше подготовиться», как предлагает волонтер Мария Берлинская, которую прочат на пост министра обороны Украины вместо Алексея Резникова. Впрочем, эту «хитрость» только за последнюю неделю предложили полтора десятка западных СМИ и экспертов. Спокойно обучать мобилизованных и накапливать вооружения ВСУ не удастся. Все это придется бросать в топку в Угледаре, Авдеевке, Изюме и далее вдоль российско-украинской границы — там, где решит российское командование: инициатива будет за ним. Это лучший способ распорядиться созданным преимуществом.

Лучший — потому что главная ошибка украинского контрнаступа — самоуверенность, выразившаяся в одновременном наступлении на широком фронте на пяти направлениях — одно другого амбициознее. Да-да, задумка была понятна: где удастся проломить, туда и будут переброшены основные силы. А далее на «тачанках» (Bradley) по степи, как в сентябре под Харьковом. Так случилось, что удалось в Пятихатках: первый раз ВСУ зашли в село почти сразу с началом контрнаступа и подозрительно легко. Туда и двинулись колонны бронетехники из резерва — из-под Орехова и даже Гуляйполя. Но в пути их ждали неприятности с воздуха и до Пятихаток добирались «не только лишь все». Самые важные первые две недели наступления ВСУ обменяли на полтора километра села и его околицы. Следующие две недели неудачных атак на соседние Жеребянки убедили командование ВСУ в том, что что-то здесь не так. К тому времени дела у ВСУ пошли лучше на Времевском выступе, но создать ошеломляющее превосходство в силах и средствах уже не удалось. Самоуверенность сменилась метаниями по вязкому фронту.

И только в последние несколько дней Владимир Зеленский решился на то, что следовало сделать в начале июня: создал решающий перевес на узком участке фронта, бросив туда целые две бригады. Увы, последние серьезные силы стратегического резерва. В результате на данный момент ВСУ оттеснили наших бойцов на южную окраину села Работино. И уже начались поиски виновных на случай, если сельсовет будет утерян. Сенсация в том, что на этот раз «зрадник» — корреспондент Forbes, который 15 августа сообщил (а Bild повторила) о переброске 82-й отдельной десантно-штурмовой бригады на юг.

«Цена заголовков о том, куда переместили 82-ю бригаду на юге, — пять авиаударов по бригаде в сутки», — заявила замминистра обороны Украины Анна Маляр, напомнив, что за такое полагается срок от пяти до восьми.

Всегда лучше назвать виновных до того, как виновным назовут тебя. Странность же в том, что еще до Forbes & Bild о переброске 82-й ОДШБр спокойно сообщали российские СМИ, подробно расписав состав группы «Марун»: «46-я аэромобильная, 82-я десантно-штурмовая бригады, 71-я егерская бригада и 32-й разведбат» и район концентрации — Малая Токмачка севернее Работино.

В общем, четвертый вариант — это откусывание куска за куском, потеря каждого из которых будет крайне болезненна для киевского режима. Создав гигантское превосходство, выносить противника то из Авдеевки, то из Волчанска под Харьковом, то из Угледара, то из Изюма.

Пятый вариант, который мы просто обязаны рассмотреть, — «перемирие». Сомнений в том, что чаша весов склоняется в пользу России, все меньше. Можно с понятным скепсисом относиться ко мнению нескольких западных экспертов, которые пытаются противостоять мейнстриму, но настолько увлекаются, что уже два месяца выдают однообразные прогнозы о «двух неделях» до полного разгрома ВСУ. Робкие голоса проукраинских экспертов, которые начали выражать «некоторые сомнения» в успехе, тоже несущественны. Даже публикация The Washington Post с прогнозом американской разведки о провале контрнаступа сама по себе мало что значит: и это уже было.

Важно, что на этот раз глава МИД Украины Дмитрий Кулеба разразился гневным, пафосным и совершенно беспомощным заявлением о том, что в успех Киева надо верить, потому что в него надо верить:

«Наш успех вознаградит оптимистов и погубит репутацию сомневающихся».

Он напомнил, что, «с точки зрения неназванных чиновников, генералов и аналитиков, Украина в феврале 2022 года должна была прекратить свое существование в течение от трех до десяти дней», а значит (?), ошибаются и сейчас. Дипломат даже тонко пошутил в том смысле, что тогда партнеры ожидали краха Украины, а сейчас всего лишь не верят в быстрое возвращение ее территорий: «со временем скептики становятся оптимистичнее». А заодно он «опустил» ЦИПсО, который приписывает фразу о «трех днях» Кремлю. Эта истерика подтвердила утверждение WP о том, что доклад лег на стол конгрессменов и может иметь последствия.

А тут еще и глава канцелярии генсека НАТО Стиан Йенсен заявил, что Украина может получить членство в НАТО в обмен на уступку части территории в пользу РФ. Оно было тут же дезавуировано руководством блока, но именно так и вбрасываются пробные шары. А после заявления Йенсена шары посыпались градом. Киев пришел в неистовство. И это понятно: будем исходить из того, что там сидят не совсем идиоты и они понимают ущербность формулы Йенсена: сначала переговоры и мир с Россией, а только потом — переговоры с НАТО и всеми его 31 членом о присоединении к организации. Т. е. вступление Незалежной в НАТО банально замурыжат.

Возможно, для того чтобы рассеять опасения Киева, Том Малиновски, бывший глава Human Rights Watch, бывший член Палаты представителей от Демпартии и бывший помощник госсекретаря Джона Керри предложил в Politico умопомрачительный план из трех «этапов». Первый: США предоставляют Киеву все, разве что кроме ядерного оружия, для того, чтобы ВСУ продвинулись как можно дальше. Второй: к июню 2024 года (!) Киев объявит о паузе в контрнаступе и «сместит акценты» на удержание отвоеванного. Третий: саммит НАТО в июле 2024-го предложит Украине… вступить в блок, «гарантируя безопасность всей территории, контролируемой украинским правительством на тот момент», но отказываясь от поддержки ВСУ в ее возможных наступательных операциях.

Как видим, России отводится роль статиста, который с радостью согласится на мир «любой ценой», на переговоры, на российско-украинскую де-факто границу под Пятихатками и т. п. Да-да, Малиновски тему российско-украинского урегулирования прямо не упоминает. Но предположим, что на следующий день после подъема флага Украины у штаб-квартиры НАТО российские войска возьмут Пятихатки. И-и-и???

А российско-украинские переговоры невозможны даже технически. 19 августа в интервью журналу «Международная жизнь» Сергей Лавров напомнил:

«Мы сразу откликнулись на предложение Украины начать переговоры и вели их вплоть до того момента, как украинская сторона по указке Запада не прервала их в апреле 2022 г. А позднее, 30 сентября 2022 г., В. Зеленский своим указом и вовсе запретил переговоры с российским руководством».

Имя того, с кем Зеленский «ни при каких обстоятельствах не сядет за стол переговоров», не раз называлось и им, и депутатами Верховной рады в ходе обсуждения соответствующего закона — президент Российской Федерации Владимир Путин. Этого показалось мало, и спикер Верховной рады Руслан Стефанчук подготовил законопроект, который запрещает какие-либо территориальные уступки при решении конфликтов.

Такими образом, если представить, что переговоры состоялись и привели к какому-то результату, Киев в любой момент может объявить их ничтожными ввиду противоречия украинскому законодательству. А значит, до начала переговоров Киев должен выполнить непременные условия: отменить указ о запрете переговоров. Разумеется, российская сторона имеет право изучить новый указ до последней запятой и предложить свои поправки: никакой «страны-агрессора», никакого языка вражды, никаких лазеек. А также контролировать процесс принятия соответствующего закона Верховной радой. Мы же помним, что «языковый закон» Кивалова — Колесниченко 2012 года (об официальном статусе русского языка в 10 областях, Крыму, Севастополе и Киеве) был отменен путчистами (Верховным судом Украины) «по формальным основаниям», дескать, имелись случаи, когда депутаты голосовали за отсутствующих однопартийцев (а хоть один закон Украины был принят иначе?). Наконец, Владимир Зеленский и Верховная рада должны извиниться перед Владимиром Путиным. Ну а как вы хотели?

Конечно, не может быть никаких переговоров через посредников или «в двух комнатах». Напомним, что зерновая сделка состояла из двух пакетных (!) соглашений: одно между ООН и Украиной, другое между ООН и Россией. И что? После саботажа со стороны Запада обязательств генсека ООН и отказа России продлевать соглашение Зеленский заявил, что Киев к этому второму соглашению отношения не имеет и будет продолжать экспорт в соответствии со «своим». Но там что-то с зерновыми портами случилось.

Да и посредников особо не наблюдается. Ни одна страна, оказывавшая военную помощь Киеву, осуществлявшая против России акты экономической агрессии (так называемые санкции), в целом проводящая в отношении нашей страны недружественную политику, на роль посредника не годится. Но и здесь мы готовы пойти навстречу! Если эти страны примут главный постулат посредничества, признающий равный статус примиряемых сторон. Западу следует только отменить все «санкции», возместить России ущерб, включая утерянную выгоду, а также моральный ущерб по искам российских граждан, в качестве превентивной меры признать преступной саму политику санкций и наказать виновных. Тогда вэлкам!

Это не говоря о том, каким образом можно убедить Россию согласиться на «перемирие», если Запад одновременно предлагает перемирие и принимает стратегию новой холодной войны на десятилетия, с ее прокси-войнами и ползучим расширением своих альянсов. Нет, здесь тоже есть решение! Это выполнение предложений России от декабря 2021 года о неделимой безопасности в Европе, с откатом инфраструктуры НАТО на позиции 1997 года. Ну а с учетом сложившейся ситуации уже не обойтись без денацификации и демилитаризации с эффективным контролем со стороны России границ Украины, ее внутренней политики в сфере СМИ, культуры, образования. Иначе никак.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2023/08/22/chetyre-varianta-kontrnastupleniya-vs-rossii-i-ssha-v-posredniki
Опубликовано 22 августа 2023 в 13:34
Все новости
Загрузить ещё
Опрос
Почему руководство России не отвечает США на удары американскими ракетами?
Результаты опросов