Меню
  • $ 88.20 +0.51
  • 96.21 +0.76
  • BR 90.06 +0.64%

Почему не был отражен удар из HIMARS по косе Левкина — мнение

Самоходная огневая установка 9А317М ЗРК «Бук-М3» в боевом положении. Иллюстрация: пресс-служба МО РФ

Неделю назад украинские телеграм-каналы опубликовали видео с телевизионного модуля разведывательного БПЛА «Лелека-100» в районе острова Джарылгач (около 60 км от линии фронта). На нём запечатлён эпизод вскрытия полевых позиций одного из наших подразделений в районе косы Левкина и удар пятью 227-мм управляемыми реактивными снарядами M30A1 GMLRS, запущенными РСЗО HIMARS.

Данный факт был встречен шквалом вполне обоснованной критики со стороны многочисленных российских военных обозревателей. Не остался в стороне и член главного совета администрации Запорожской области, а также председатель движения «Мы вместе с Россией» Владимир Рогов, который указал на необходимость «наказания по законам военного времени за халатность командования в ближней тыловой зоне», не вдаваясь в оперативно-тактические нюансы произошедшего. Мы решили более детально углубиться в допущенные оперативно-тактические огрехи, повлекшие столь печальные последствия для личного состава ВС России на косе Левкина

Первая деталь, которая обращает на себя внимание, — это просчёт в ходе выбора локации для проведения боевого слаживания на херсонском операционном направлении. Едва ли не каждый компетентный командир подразделения должен быть осведомлён о тактико-технических параметрах тех или иных огневых средств противника, развёрнутых и оперирующих в зоне ответственности его подразделения. Так, коса Левкина и остров Джарылгач относятся к херсонскому операционному направлению и пребывают в радиусе огневого воздействия кочующих расчётов высокоточных реактивных систем залпового огня M142 HIMARS, M270/B1 MLRS и MARS-II, оснащённых управляемыми реактивными снарядами M31A1 и M30A1 (последние располагают шрапнельной БЧ из 182 тыс. карбидо-вольфрамовых шариков с октогеном в качестве ВВ и скоростью детонации 8,33 км/с; именно они были применены против наших бойцов). Также данное место боевого слаживания находится в зоне поражения перспективных гибридных 227-мм реактивных снарядов с планирующей боевой ступенью GLSDB (обладают дальностью до 160 км) и 300-мм управляемых РС «Ольха-М». Как видим, данный факт не стал предупреждением для регионального командования.

Во-вторых, это абсолютно беспрепятственное проведение оптико-электронной разведки дроном ВСУ «Лелека-100» с маршрутом, пролегающим на удалении порядка 5 км от косы Левкина и острова Джарылгач. Можно обратить внимание на полное отсутствие помехового воздействия на командно-телеметрический канал связи «Лелеки-100» в момент наблюдения за нашими бойцами и выдачи целеуказания расчёту РСЗО HIMARS, осуществлённому из районов Белозёрки или Музыковки (окрестности Херсона). Это указывает на тот факт, что в районе косы Левкина и посёлка Лазурное отсутствовали либо не пребывали в боевом режиме комплексы РЭБ ВС России, функционирующие в частотном диапазоне от 410 до 480 МГц для подавления 40 командно-телеметрических каналов управления, защищаемых методом псевдослучайной перестройки рабочей частоты. Для их подавления необходимо применение автоматизированных комплексов радиоэлектронного противодействия Р-330М1П «Диабазол», способных противодействовать не только модулям командно-телемитрических каналов БПЛА, но и модулям GPS-коррекции.

Примечательно, что в случае пребывания на боевом дежурстве в данном секторе комплекса РЭБ «Диабазол» канал передачи видеоизображения с борта БПЛА «Лелека-100» был бы оперативно запеленгован пассивными модулями «Диабазола» в режиме радиоэлектронной разведки, после чего целеуказание могло быть выдано многоцелевым истребителям Су-30СМ в том случае, если помеховой режим комплекса не справился бы с подавлением «Лелеки-100».

Также примечателен тот факт, что беспечно выполняющий построение российский гарнизон не прикрывается ни замаскированными войсковыми ЗРК «Тор-М2У», ни многоцелевыми истребителями Су-30СМ морской авиации Черноморского флота, которые могли быть подняты с авиабазы Саки и прибыть к Джарылгачу в течение 7—10 минут для выполнения патрулирования косы и прикрытия проходящих боевое слаживание подразделений Российской армии.

И наконец, в третьих, — по неизвестным причинам наряд всего из 5 реактивных снарядов не был перехвачен войсковыми зенитно-ракетными комплексами «Бук-М2/3» и ЗРПК «Панцирь-С1». При этом хорошо известно, что энергетический потенциал радаров и чувствительность приёмных трактов РЛС подсвета 9С36М самоходных огневых установок 9А317М «Бук-М3» обеспечивает обнаружение снарядов системы HIMARS на удалении до 35 км и их перехват на дистанции 19—23 км. Более того, комплексы «Бук-М3» (по 6 целевых каналов на каждую огневую установку) на протяжении года демонстрируют высочайшую эффективность в отражении массированных ракетно-артиллерийских ударов из HIMARS на мариупольском операционном направлении.

Комплексы «Панцирь-С1» перехватывают одновременно до четырех снарядов GMLRS на удалении 7—12 км. Как следствие, для прикрытия косы Левкина и острова Джарылгач было достаточно всего пары развёрнутых под населённым пунктом Лазурное ЗРПК «Панцирь-С1» и одного зенитно-ракетного взвода «Бук-М3» на базе трех самоходных огневых установок 9А317М и радиолокационного обнаружителя «Купол-М3». Будем надеяться, что в обозримом будущем меры по ликвидации брешей в противоракетных заслонах и позиционных районах РЭБ ближнего тыла будут приняты.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2023/08/07/pochemu-ne-byl-otrazhen-udar-iz-himars-po-kose-levkina-mnenie
Опубликовано 7 августа 2023 в 12:47
Все новости
Загрузить ещё
Опрос
Сможет ли Трамп, став президентом, прекратить конфликт на Украине и улучшить отношения США с Россией?
Результаты опросов
Актуальные сюжеты