Меню
  • $ 70.60 +0.15
  • 76.90 -0.25
  • BR 79.80 -2.83%

Игорь Левитас: Об эвфемизмах и релокантах

Иллюстрация: plov.press

Любите ли вы эвфемизмы, как люблю их я? Как без них обходиться в некоторых социальных сетях, где любое грубое слово служит основанием для бана? И приходится говорить вместо «западные политики» — «женщины с пониженной социальной ответственностью». Красиво? Да, только длинно.

Вот тут недавно попалось мне странное слово — «релокант». Правда, до этого я встречал слово «релокация», но как-то не обращал внимания. Когда-то, хотя, наверное, и сейчас, в английском языке это слово означало просто переезд. Надоело жить в этом доме, городе — собрал вещи, семью и переехал в другой. При этом надо пройти ряд бюрократических процедур по оформлению документов — это и есть суть процесса. Нечто похожее было и у меня, когда я переехал жить из Москвы в Харьков.

В России многие иностранные слова меняют свой смысл. Не совсем, а так, наполовину. У российских молодых людей, чаще всего у программистов-айтишников, — релокация — перемещение бизнеса в другое место, переезд внутри страны или за границу. Кроме того, термин «релокация» применяют к переезду сотрудников и перемещению производства. Явление довольно распространенное в мире. Например, в Израиле в свое время очень многие производства переехали из центра страны на север страны. Потому что на севере арендовать землю под предприятие дешевле и рабочая сила тоже дешевле. Сейчас немецкие производства хотят переехать в США, ибо последние, приняв закон о снижении инфляции, делают производство автомобилей в ЕС убыточным. Ну и главный пример — перевод в свое время многих американских и европейских производств в Юго-Восточную Азию.

Так к чему же в России, а точнее, вокруг России стали много говорить о релокации и какое это имеет отношение к эвфемизму? Самое прямое. Все бежавшие из России (я интеллигентно пишу «бежавшие») стали вдруг называть себя релокантами. Переехавшими. Ведь англоязычное слово звучит куда приятнее для уха, чем «эмигрант», «беженец», «бросивший Родину в трудную минуту». А так — просто релокант. Может быть, он поклонник Иммануила Канта

Собственно говоря, им переезжать легко. Большинству из них, кроме компьютера, ничего не нужно. Они и не умеют ничего, кроме программирования. Возникает, правда, вопрос: зачем небогатым странам — Армении, Грузии, Казахстану — столько программистов? Как там у Высоцкого пелось про зубных врачей в Израиле: «А где на всех зубов найти? Значит — безработица». Вот и получается странная ситуация, которую кому, как не мне, эмигранту с 33-летним стажем, не знать.

Кстати, чтобы ответить на возможные естественные вопросы. Я, еврей, уехал в Израиль, ибо тогда был уверен, что евреи должны жить в Израиле. Это называется репатриация — возвращение на Родину, организованное государственной властью. Хотя позднее я осознал, что был неправ: Родина — это там, где родился, где вырос, где у тебя друзья, где могилы твоих родителей и родных. Не мифических далеких предков, а именно близких родственников — мамы, папы, дедушек и бабушек. А предки мои похоронены в Литве, Латвии, на Украине.

Задавать вопрос этим самым релокантам «Как ты видишь себя дальше?» — бессмысленно. Они видят не дальше кончика собственного носа. Я, не зная языка, пошел работать через две недели после приезда, выучил язык, купил квартиру, нашел более или менее постоянную работу, окончил курсы по совершенно другой специальности. И самое главное — я начал жить проблемами страны обитания. А, как вы знаете, проблем у Израиля было и есть много. Мои оба сына отслужили в армии, женились, родили детей — я уже врос в эту страну. А что собираются делать релоканты? Пока они, конечно, могут отдаленно работать на своих бывших работодателей, но в России подрастает новое поколение и, естественно, через пару лет релокантам уже надо будет искать другую работу. Кто-то из них учит язык? Не смешите меня — в этих странах нет специализированной программы по обучению эмигрантов. Они и не собираются оставаться в этих странах — они пока нужны, но надолго ли? И страны эти им точно не нужны. «Что он Гекубе, что ему Гекуба?» — говорил принц датский Гамлет.

Давайте посмотрим в недалекое будущее. СВО не будет длиться вечно. Кроме того, понятно, что альтернатива победе России одна — Третья мировая война. Но ее, кроме Украины, не хочет никто. Тем паче что она может быть только между ядерными державами. Итак, окончилась СВО — релоканты вернутся? Скорее всего. Не думаю, что их встретят цветами. Во-первых, прибудут конкуренты на рабочие места, а это никогда не вызывает у уже работающих восторга. Во-вторых, любой может спросить: а где ты был эти годы, пока мы тут работали, воевали, не давали нашей Родине погибнуть, — хачапури ел, долму кушал, бешбармак уплетал?

Мужиков, которые вернутся с фронта, не разжалобить рассказами, какая у тебя была ностальгия в другой стране. Или ты думаешь, что вдовы, матери, потерявшие своих детей на фронте, раскроют тебе объятья: «Иди ко мне, сынок!» Что-то мне подсказывает, что салюта в честь вашего возвращения не будет и красную дорожку никто не расстелет. Ты сам выбрал эмигрантскую долю, и нести тебе её до конца жизни.

P. S. И немножко о другом. А вот некоторых из тех, кто тоже считает себя релокантом, надо оставить в эмигрантах. И увеличить число депортацией некоторых задержавшихся в России.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2023/01/25/igor-levitas-ob-evfemizmah-i-relokantah
Опубликовано 25 января 2023 в 09:47
Все новости
Загрузить ещё