Меню
  • $ 71.61 +0.49
  • 76.88 +0.78
  • BR 84.63 +0.90%

Константин Сивков: Руководство России заставили пойти на сговор, поэтому СВО буксует

СВО превратилась в долговременную кампанию из-за нескольких факторов, которые заставили руководство РФ пойти на сговор с Западом. Если бы не было политических решений, то наша армия давно разгромила бы украинские формирования. Об этом в интервью «Бизнес Online» заявил военный эксперт капитан первого ранга Константин Сивков, доктор военных наук, вице-президент Российской академии ракетных и артиллерийских наук.

«Действующий состав группировки является пригодным для решения задач, которые мы поставили перед собой в начале СВО. Для разгрома ВСУ, по моему твердому убеждению, у нас вполне достаточно и войск, и вооружений, и военной техники», — считает Сивков.

По его словам, начатое в феврале наступление было «не кавалерийским наскоком, а нормальной, тщательно продуманной крупномасштабной наступательной операцией фронтового масштаба».

«Шла эта операция, и это видно, строго по плану и весьма успешно, — утверждает Сивков. — В случае если бы мы продолжили ее выполнять, то уже к середине апреля, самое позднее — к началу мая, операция была бы завершена полностью, то есть задачи, поставленные в основание СВО, были бы выполнены. Причина, по которой этого не произошло, находится за пределами военного искусства, а наоборот, пролегает в политической плоскости. Я вам напомню, что все наше успешное продвижение закончилось в тот момент, когда мы сделали „жест доброй воли“, а именно отвели наши войска из Бучи, Гостомеля, из-под Чернобыля, Чернигова, из Сум, даже частично вывели из Харьковской области. Это при том, что Харьков уже на тот момент находился в окружении».

Сивков напоминает, что российские войска успешно наступали и операция могла быть завершена как надо на 100 процентов, но вмешалась политика, которая опиралась на разные причины.

«С одной стороны, это, безусловно, давление Запада, конечно же, речь идет о давлении на руководство страны по экономической линии. Давление оказывали и некоторые олигархи, собственники заводов и предприятий, которые в 1990-е годы приватизировали, а по сути, присвоили себе общенародное достояние во время тогдашней преступной власти. Также давление оказывали и отдельные ученые из Академии наук, требовавшие все прекратить, так как имели выгодные контакты с западным сообществом, они тоже агенты пятой колонны. Ну и, конечно, нельзя забывать и очевидные коммерческие интересы нашей страны, которые тоже сыграли свою роль. Все эти факторы в комплексе, взаимно дополняясь, заставили наше руководство пойти на этот шаг или, говоря прямо, сговор», — резюмирует эксперт, указывая, что «этот сговор произошел в Стамбуле».

В результате Москва согласилась прекратить наступление, к тому времени командующего группировкой генерала армии Александра Дворникова сняли с должности, и все дальнейшие планы действий отменились.

«Раньше военные цели СВО были стратегическими: господство в воздухе, решительный разгром противника на глубину его оперативного построения, крупные тыловые удары, цель которых — уничтожение группировки войск, то есть все по классической военной науке, в том числе чтобы окружить в укрепрайоне под Луганском и Донецком крупные силы противника, перерезать снабжение и разбить по частям. Вместо этого мы перенесли боевые действия на линию фронта и бьем прямо в лоб. В итоге враг остается в укрепрайоне, у него сохраняется возможность снабжения и перегруппировки личного состава, он может подвозить новое оружие и боеприпасы. В итоге враг свободно маневрировал, распоряжался имеющимися силами, что привело к тому, что мы никакие планы выполнить в том объеме, в котором рассчитывали, не смогли», — подчеркивает Сивков.

Фактически это привело к тому, что уже в августе противник смог организовать группу войск, поскольку «ударами по скоплениям живой силы и военными комиссариатами мы тоже не озаботились», нарастить ее до состояния, когда на отдельных участках фронта она превышает наши силы до 10 раз.

«Все это позволило неприятелю провести успешное контрнаступление в конце августа, в том числе даже в местах, которые фактически не были направлением главного удара, а являлись вспомогательными», — поясняет Сивков, подчеркивая, что вспомогательное харьковское направление, где противник сосредоточил значительные силы, «оказалось для нас серьезным уроком».
«Наши силы были вынуждены фактически отойти без сопротивления, — продолжает эксперт. — То есть мы оставили эти территории, не попробовав их защищать в бою. Если бы мы готовились к этому удару, то, соединив усилия пехоты, артиллерии и авиации — а я напомню, в небе у нас полное господство, — мы могли бы легко уничтожить наступающие части противника, но мы этого не сделали. Абсолютно такое же решение мы приняли, когда решили необоснованно оставить Херсон. Причиной для этого стало то, что вдруг указали, что через Харьковскую область и до Одессы проходит аммиакопровод — такие вот дела».

В итоге союзные силы «сдали Харьковскую область, оставили западный берег Днепра, Херсон не по причине военной необходимости».

«После этого мы провели частичную мобилизацию, стали проводить подготовку мобилизованных. Теоретически того, что мы получим, должно будет хватить в случае, если мы перестанем стачивать все в лобовых ударах, сделаем большую наступательную кампанию с полноценной воздушной фазой действий. В этом случае, я думаю, сухопутные действия в течение от 3 до 6 месяцев смогут осуществить решительный разгром вооруженных войск киевского режима и провести освобождение территории, которую сейчас занимают киевские бандеровцы. Но чтобы это произошло, нужно, буквально необходимо политическое решение, которого в конце осени мы так и не увидели. Вообще мы вполне способны не только начать вести активные наступательные боевые действия, но и удержать территорию, которую противник будет вынужден нам уступить», — уверен эксперт.

Константин Сивков также коснулся ударов украинских БПЛА по стратегическому аэродрому в Энгельсе.

«Тут важно понимать, что это не просто удар по какому-либо объекту военной или гражданской инфраструктуры. Этот аэропорт и находящиеся на нем самолеты являются частью ядерного щита России. Согласно имеющимся у нас документам, мы уже можем начать ядерную войну!» — указывает Сивков, напоминая, что в «Основах государственной политики Российской Федерации в области ядерного сдерживания» сказано: «Воздействие противника на критически важные государственные или военные объекты Российской Федерации, вывод из строя которых приведет к срыву ответных действий ядерных сил».

Он уверен, что удар, который нанесли украинские диверсанты, был тестированием решительности российского руководства — «смотрели, как мы будем действовать в ответ на провокацию. И мы дали самый благоприятный для Запада сигнал — сделали вид, что ничего особенного не произошло».

По итогу Украина навязала России подобные удары, продемонстрировала свои возможности, «а мы лишь заявили о недопустимости таких мер, когда террористические акты уже идут по коренной территории России», констатирует эксперт.

«Англичане говорят о возможности нанесения удара украинскими террористами по Москве, предполагают ударить ночью. А дальше что они станут требовать? Смотря какие будут возможности, но то, что они будут наносить удары, в том числе американскими ракетами, — это факт. Американцы, кстати, не возражают», — говорит Сивков.

Идет накачка вооружением Польши, куда должно прибыть примерно 880 штук бронетанковой техники, около 2 тысяч различных бронированных автомобилей, машин пехоты и подобной техники, а к ним порядка 400 тысяч личного состава. Министр обороны Великобритании Бен Уоллес уже заявил, что договорится и сможет поставить дальнобойное оружие киевскому режиму.

«Все это является последствием того, что мы так мягко, так наплевательски отреагировали на то, что наш объект ядерных сил подвергся удару со стороны украинских террористов, — подчеркивает Сивков. — Причины 90 процентов всех трудностей, которые возникают во время проведения СВО, лежат в области политической. И только 10 процентов — это вина или недоработка российских военных, которые сейчас выполняют свой долг. То, что сегодня противник расстреливает Курскую и Белгородскую области, то, что грозится захватить Крым, — это прямое последствие „жеста доброй воли“, который был совершен еще весной на памятной многим встрече в Стамбуле. Если бы наши политики уперлись, дали приказ нашим солдатам, то все могло бы сложиться иначе, но пока то, что мы видим, — это, с одной стороны, интеллект Залужного, а с другой — слабость людей, принимающих решения об отступлении».

Сивков напомнил, что СВО в целом вскрыла огромное количество проблем и трудностей в Российской армии и политической системе. Более того, 21 декабря 2022 года Владимир Путин, выступая на заседании коллегии Министерства обороны, отметил, что ошибки необходимо решать, а не замалчивать, даже если они лежат в эмоциональном спектре.

«Я прошу Министерство обороны внимательно относиться ко всем гражданским инициативам, в том числе учитывать критику и правильно, своевременно реагировать на нее. Понятно, что реакция людей, которые видят проблемы — а проблемы в такой большой, сложной работе, разумеется, всегда появляются, — может быть и эмоциональной. Но нужно, безусловно, слышать тех, кто не замалчивает существующие проблемы, а стремится внести свой вклад в их решение», — подчеркнул президент России.

По мнению Сивкова, России следует срочно перестать подыгрывать «западным партнерам», перестать пытаться договориться с киевским режимом и действовать предельно жестко по отношению к бандеровцам, которые за нашими «жестами доброй воли» видят только политическую слабость и неспособность принять решение.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2023/01/09/konstantin-sivkov-rukovodstvo-rossii-zastavili-poyti-na-sgovor-poetomu-svo-buksuet
Опубликовано 9 января 2023 в 11:16
Все новости
Загрузить ещё
Одноклассники