Меню
  • $ 90.18 +0.09
  • 97.78 -0.15
  • BR 90.06 +0.64%

Вязкие позиционные бои: какие санкционные риски ждут Россию в новом году

Экономические санкции против России за короткий период времени очистили ее от западноцентричной глобализации. Отечественная экономика справилась с первым шоком. Хотя год и заканчивается спадом, но он не столь катастрофичен, как казалось весной, когда началась канонада санкционных залпов. Чего ждать от санкций в 2023 году?Об этом пишет Иван Тимофеев в журнале «Профиль».

Борьба российской экономики за выживание только началась. Новые санкции против России едва ли имеют прецеденты. Со времен Второй мировой войны их можно считать наиболее масштабным и консолидированным ударом по экономике крупной державы. Санкционное цунами вобрало в себя практически весь известный набор ограничительных мер: блокирующие финансовые санкции, запреты на инвестиции, секторальные ограничения, запреты на экспорт в Россию широкой номенклатуры товаров и услуг, ограничения на российский импорт, запреты на вещание российских СМИ, транспортные и визовые санкции.

Появляются и новые инструменты, такие как ценовой порог на российскую нефть. Формальные санкции дополняются корпоративными бойкотами и массовым исходом западных компаний из России. Страх вторичных санкций и принудительных мер за нарушение санкционного режима приводит к тому, что даже в дружественных странах бизнес проявляет избыточную осторожность в работе с Россией. Задержки или отмены банковских платежей стали повсеместным явлением, равно как и нарушение привычных цепочек поставок и утрата рынков. Уникальность ситуации усиливается скоростью введения ограничений. Если в отношении Ирана или Северной Кореи они накапливались десятилетиями, то против России в таких объемах введены в рекордно короткие сроки. Еще большее удивление вызывает устойчивость отечественной экономики, по крайней мере, в краткосрочном периоде. Инфляция, курс рубля, цены, безработица и иные показатели совершали неприятные движения, но в целом оставались под контролем. В ряде отраслей промышленности — заметный спад. Но он неравномерен и пока не имеет кумулятивного эффекта.

Возникает вопрос: что дальше? Первый и очевидный ответ: санкции будут расширяться. Расхожий тезис об их исчерпанности следует воспринимать с осторожностью. Использования принципиально новых инструментов действительно ожидать вряд ли приходится. Но наращивание санкций в рамках уже имеющихся механизмов будет идти полным ходом. Иными словами, они будут усиливаться не вширь, а вглубь. Наиболее ожидаемый сценарий — пополнение списков заблокированных лиц, а также номенклатуры товаров, запрещенных к экспорту в Россию и импорту из нее.

Впрочем, здесь у инициаторов санкций все же есть пределы активности. Пополнение «черных списков» все новыми российскими политическими и общественными фигурами на экономике никак не скажется. Блокирование стратегических активов в нефтегазовой промышленности и иных сферах сдерживается влиянием таких санкций на глобальную конъюнктуру и рисками для самого Запада в виде инфляции и роста цен. Списки товаров, запрещенных к экспорту, также будут расширяться. Однако наиболее важные промышленные и технологические товары уже запрещены.

Теоретически ограничения можно распространить на условные жвачку и газировку. Но поставщиков в менее технологичных сегментах легко заменить или заместить собственным производством. То же касается и запретов на импорт из России. Западные игроки уже прекратили или ограничили поставки наиболее важных для российского бюджета энергоносителей, продукции черной металлургии и других сырьевых товаров. Можно, конечно, дойти до запрета матрешек и хохломы. Но эффект от них также окажется примерно нулевым. Иными словами, новые пакеты санкций будут поступать в избытке, но серьезно навредить экономике им вряд ли удастся.

Куда опаснее уже введенные санкции. Их эффект будет накапливаться. Россия сумела перебросить значительные объемы своей нефти на азиатские рынки, хотя и продает ее со скидками. Сложнее будет с заменой рынков для нефтепродуктов. В целом переориентация на Азию неизбежна и безальтернативна. Но издержки окажутся выше, а отдача, вполне вероятно, меньше. Падение объемов производства и экспорта нефти, газа, нефтепродуктов, угля, продукции черной металлургии в ближайшие несколько лет может стать неизбежным. В 2022-м снижение объемов удавалось компенсировать высокими ценами. Но что произойдет, если цены упадут?

Другая серьезная проблема — дефицит промышленных и высокотехнологичных товаров и компонентов. Прежде всего речь об электронике. В силу специфики отрасли здесь затруднены как поставки от альтернативных поставщиков в дружественных странах, так и быстрое импортозамещение внутри страны. По мере износа мощностей будет накапливаться и эффект от запрета на экспорт в Россию станков, робототехники, двигателей и широкого набора иной промышленной продукции. Наши предприятия либо ищут поставщиков в дружественных государствах, либо пытаются наладить поставки нужной западной продукции через третьи страны.

И здесь россиян ожидает две ловушки западных регуляторов. Первая — «черные списки». Большое число крупных российских промышленных предприятий и компаний в области высоких технологий внесены в списки заблокированных лиц. Это значит, что финансовые транзакции с ними чреваты вторичными санкциями для контрагентов даже в дружественных странах. Кроме того, эти компании поименованы и в списках экспортного контроля, существующих наряду с общими ограничениями на ввоз товаров и технологий в Россию в целом.

Производители в дружественных странах, работающие, например, на американском оборудовании или с использованием технологий и программного обеспечения из США, будут ограничены в поставках своей продукции российским заказчикам. Вторая ловушка — уголовное преследование за обход санкций и поставки через третьи страны. Западные (особенно американские) профильные ведомства научились раскрывать такие схемы, на протяжении многих лет пресекая попытки Ирана, КНДР и других стран обходить введенные против них санкции. Это, конечно, не значит, что пути обхода искаться не будут. К тому же неизвестно точное соотношение тех, кто был пойман, и тех, кому удается нарушать санкционный режим. Однако совершенно точно следует ожидать того, что меры по запаиванию лазеек и схем обхода западными странами будут усилены многократно.

С учетом риска вторичных санкций и принудительных мер будет формироваться «параллельный контур» сотрудничества с Россией. В Китае, Индии, Турции и других странах начнут появляться промышленные и финансовые кластеры, заточенные исключительно на взаимодействие с РФ. Вторичные санкции их не остановят, поскольку их единственным пунктом назначения будут санкционные юрисдикции. Тем не менее подобный «контур» будет все же маргинальным в сравнении с деятельностью глобальных банков и промышленных компаний.

Изолировать Россию санкции не смогут. А вот увеличить издержки и осложнить ее внешнюю торговлю — вполне. Вопрос в том, насколько долговечна сама западноцентричная глобальная экономика. Если в силу тех или иных политических причин из нее выпадет и Китай, эффективность западных санкций заметно снизится. Впрочем, такой сценарий все же представляется отдаленной перспективой. А в 2023 году на санкционном фронте нас ждут вязкие позиционные бои.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2022/12/28/vyazkie-pozicionnye-boi-kakie-sankcionnye-riski-zhdut-rossiyu-v-novom-godu
Опубликовано 28 декабря 2022 в 18:21
Все новости
Загрузить ещё
ВКонтакте