Меню
  • $ 77.08
  • 82.71 -0.27
  • BR 75.00

Консервативная революция Сталина и современное противостояние России и Запада

Когда говорят, что «500-летняя эпоха доминирования Запада в мировых делах подошла к концу», важно не упускать из виду, что это доминирование опирается не только да и не столько на военно-политическую и экономическую мощь, сколько на культурно-ценностную, идеологическую гегемонию. Поэтому реальное противостояние гегемонистским претензиям коллективного Запада наряду с политико-экономической должно включать также и ценностную, идейную составляющую. Необходимо озаботиться «импортозамещением» не только в сфере «производства товаров и услуг», но и в сфере культуры, в «производстве» идей.

Эта задача, однако, осознаётся российским обществом далеко не в должной мере. И если в связи с началом СВО о замещении западных производственных технологий можно слышать и тут и там, то не менее насущная необходимость «замещения» западных же технологий масскультуры, по сути, даже не обсуждается, не говоря уже о принятии каких-либо практических мер. Более того, российский масскульт как ни в чём не бывало продолжает здравствовать и остаётся тем, чем он и был (и только может быть), — вторичным, провинциальным вариантом, дешёвой во всех смыслах копией своего образца — масскульта американского. «На манеже — всё те же», точнее всё то же, вне зависимости от персонального состава шоуменов. Исполнители — это в конце концов детали. Главное — шоу должно продолжаться при любой погоде. И оно продолжается: достаточно включить ТВ, чтобы убедиться в этом.

А поскольку сегодня именно масскультура формирует стереотипы поведения «массового человека», всерьёз рассчитывать на сохранение традиционных ценностей, на успех в противостоянии с Западом в таких условиях вряд ли возможно. Чёткое понимание этого, похоже, не сформировалось пока ни у политического класса РФ, ни у российского общества в целом. Это закономерное следствие духовной нищеты и интеллектуального убожества подражательности и сервилизма советской и мало чем отличающейся от неё постсоветской российской официальной философии и так называемых общественных наук. И та, и другие по большому счёту, в принципе, есть (как и российский масскульт) не что иное, как вторичные провинциальные вариации импортированной из «передовых стран» Запада марксистско-либеральной идеологии. По существу, они представляют собой не более чем идеологические конструкты, собираемые на местных отвёрточных производствах из импортных комплектующих и по передовым импортным технологиям. Недавний пример, который о многом говорит, — растерянность и стенания научно-педагогического сообщества по случаю освобождения России от Болонской системы. Показательны и учёные дискуссии об «общественном строе» в современном Китае. Китай — «социалистическая страна с элементами капитализма» или «капиталистическая с элементами социализма», спорят российские обществоведы. И то ли не могут, то ли не хотят понять, что суть дела в том, что Китай не «социалистический» и не «капиталистический», а китайский! Из чего и надо исходить в реальной политике.

В силу господства в местной философии и науке заёмной, импортной идеологии российское общество не может адекватно понимать ни самое себя и свою собственную историю, ни реальное положение дел у своих зарубежных партнёров и в мире в целом. Отсутствие же адекватного самопонимания не может, очевидно, не вести к неадекватному целеполаганию. И как тут не вспомнить «победу мировой революции» и «строительство коммунизма» или «вхождение в мировое сообщество» и «построение рыночной экономики», что предлагалось в качестве целей для России её марксистскими и либеральными «учителями».

Неадекватное целеполагание контрпродуктивно, что называется, по определению и вредит обществу даже в относительно спокойные времена. В переломные же эпохи вроде той, что сегодня переживает Россия, оно вдвойне опасно. История государства Российского, надо сказать, знает немало примеров чёткого, выверенного целеполагания, способствовавшего успешному развитию страны. Это и освоение Новороссии и Крыма при Екатерине Великой. И охранительные, оздоровившие общество и укрепившие государство меры Александра III, автора знаменитой фразы о двух союзниках России — армии и флоте. Но наиболее близкий и поучительный для нас пример — это стратегическое целеполагание Иосифа Сталина, позволившее в достаточно короткие сроки и в сложнейших внутри- и внешнеполитических условиях построить ставшее сверхдержавой советское государство.

Перманентный революционер Троцкий, как известно, обвинял Сталина в том, что тот «предал дело Ленина и идеалы революции». И надо сказать, что для этого обвинения у Троцкого были не только личные, но и вполне объективные основания. Ленин — «вождь Октября», революционер до мозга костей, у которого хорошо получалось разрушать. Каких-либо реальных созидательных достижений за ним не замечено. К 1922 году, когда он отошёл от дел, страна лежала в разрухе. Сталин же — не только революционер, но и созидатель. Именно он, а не Ленин стал фактическим руководителем-строителем, создателем советского государства. Если революционеры Ленин и Троцкий своей стратегической целью считали мировую революцию, а Россию и её народы предполагали использовать в качестве «хвороста» для разжигания «мирового пожара», то Сталин, в явном противоречии с марксистской догматикой, отложил мировую революцию «на потом» и объявил главной целью «построение социализма в одной стране». Это легитимировало сосредоточение усилий «партии и народа» на строительстве и укреплении советского государства, рост мощи и влияния которого теперь и стал означать приближение мировой революции. Дополнительным бонусом стала возможность перенацелить на поддержку СССР также и международное коммунистическое и рабочее движение.

Адекватное, стратегически верное целеполагание, понятное обществу и принимаемое им, обеспечило необходимую идейную, концептуальную основу для принятия государственным руководством целого комплекса мер, направленных на постепенное сворачивание революционных преобразований и возвращение страны к нормальной жизни. Первым делом была свёрнута «сексуальная революция», нормализована семейная жизнь. Отменён один из первых декретов ленинских времён, легализующий гомосексуализм, который, как и в дореволюционной России, стал уголовно наказуемым. Прекратились демонстрации «Долой стыд!». Были запрещены аборты и ограничены разводы.

Огромное внимание на всём протяжении сталинской эпохи уделялось образованию. Уже в тридцатых годах в школы и вузы взамен введённой после победы революции политграмоты (праматерь политологии и социологии в современных университетах) было возвращено преподавание истории. Было принято специальное постановление ЦК ВКП (б) «О педологических извращениях в системе Наркомпроса», запрещающее ещё одну революционную новацию в деле воспитания и обучения подрастающего поколения. В дальнейшем советская школа всё больше и по форме, и по содержанию возвращалась к дореволюционной российской гимназии. Были введены форма, похожая на гимназическую, и даже — огромный шаг назад — раздельное обучение мальчиков и девочек. В преподавании упор делался на русский язык, историю, математику. В старших классах преподавалась логика. Не когда-нибудь, а в декабре 1941 года (!) был воссоздан философский факультет в МГУ. Именно по инициативе Сталина, как известно, был построен (может быть, вместо Дворца Советов, который революционеры планировали построить на месте взорванного храма Христа Спасителя) комплекс зданий МГУ (с безусловно лучшими в мире на то время условиями для студентов), ставший одним из главных символов сталинской эпохи и несносимым памятником самому Сталину.

Именно Сталин лично сделал многое для переориентации советской культуры и искусства, их обращения к традиционным, нереволюционным человеческим ценностям. Благодаря ему были созданы условия для развития знаменитых и сегодня народных промыслов — палеха, хохломы и других. В кино — этом «важнейшем из искусств» — на смену фальшивым, кровожадным «шедеврам» вроде «Броненосца Потёмкина» пришли жизнеутверждающие, возвышающие человека, зовущие его к труду и подвигу фильмы. Известно, как Сталин защищал Шолохова и даже «антисоветчика» Булгакова, расправы над которым добивались украинские «письменники-самостийники» — члены ВКП (б) по неслучайному стечению обстоятельств. Будучи руководителем одного из крупнейших в мире государств, он находил время, чтобы лично прочитывать все произведения, претендующие на Сталинскую премию по литературе. И конечно, огромное социально-политическое и культурное значение имели решения Сталина по «реабилитации» Церкви, возвращению погон и офицерских званий в армии.

Проведение в жизнь комплекса всех этих мер в сочетании с созданием в 30−40-х годах советской элиты, в которой революционеры-разрушители были заменены государственниками-строителями, и было консервативной революцией Сталина. Революцией, нацеленной не на разрушение, а на возрождение, возвращение к нормальности, результатом которой и стало создание советского государства, его идеологии и системы управления, советской школы и советской культуры, советского образа жизни вообще. Успех этой революции был в значительной степени обусловлен решительностью сталинской политики, которая отличалась чёткой формулировкой целей и задач, была чужда всеядности и попустительству.

Сегодня перед российским государством в отстаивании реального суверенитета в противостоянии с Западом стоят сходные по содержанию и масштабам задачи. Россия должна преодолеть разрушительное влияние западной идеологии и масскультуры и выработать чёткое понимание своих национальных ценностей и интересов, на базе которого только и возможно проводить действительно суверенную внутреннюю и внешнюю политику. Надо наконец-то избавиться от остатков ельцинизма — этой неотроцкистской идеологии национального позора и унижения. Необходимо защищать и поддерживать русский язык и российскую национальную культуру, создавать российскую систему образования и формировать российский образ жизни. Это особенно важно сегодня, когда происходит освобождение Донбасса и Новороссии. Люди должны ясно понимать, ради чего их усилия и жертвы!

В этой связи не может не вызывать недоумения восстановление памятников Ленину и революционной топонимики на освобождённой территории. Такая практика пытается реанимировать давно отброшенное жизнью, поэтому может только дезориентировать общество и обречена на провал.

Необходимо отбросить устаревшие стереотипы и во внешней политике. Здесь тоже можно поучиться у Сталина, который без колебаний распустил Коминтерн, когда того потребовали интересы страны. Хватит пустых, бессодержательных разговоров, приличествующих разве что советским пионерам, о «самостоятельной политике большинства стран Азии и Африки». Пора уже перестать умиляться и «победам» латиноамериканских леваков, поддерживать (и оплачивать, что влетает в копеечку) их бессмысленный, истерично-бутафорский «антиамериканизм». Реальными союзниками — стратегическими партнёрами России в реальном, а не имитационном противостоянии доминированию коллективного Запада могут быть, очевидно, только те страны, которые действительно ставят перед собой такую же задачу. Помимо Китая, который консервативен по определению и геополитическая роль которого предопределена его географическим положением, огромной численностью населения и 5-тысячелетней историей, это также современный Иран — единственная на сегодняшний день страна победившей консервативной революции.

Ситуативными союзниками России в защите и возрождении ценностей подлинной человеческой культуры и свободы объективно являются и здоровые антиглобалистски ориентированные силы на самом Западе. И это отнюдь не социалисты. Это прежде всего трамписты — сторонники начавшего консервативную революцию, «спасение Америки», бывшего (а возможно, и будущего) президента США Дональда Трампа. Это «Альтернатива для Германии» и «Национальное объединение» Ле Пен во Франции, партия Сальвини в Италии, консервативные партии в Венгрии и других странах Восточной Европы.

Консервативная антиглобалистская революция в России может стать действительно серьёзным вызовом гегемонии коллективного Запада. Для её начала сегодня есть такие важнейшие предпосылки, как растущее в российском обществе отторжение «прогрессивных либеральных ценностей», чётко проявившаяся после начала СВО принципиальная патриотическая позиция подлинной национальной элиты и, может быть самое важное, неуклонная политическая воля российского национального лидера.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2022/07/09/konservativnaya-revolyuciya-stalina-i-sovremennoe-protivostoyanie-rossii-i-zapada
Опубликовано 9 июля 2022 в 15:04
Все новости
Загрузить ещё
Опрос
Как Вы оцениваете итоги государственного визита Си Цзиньпина в Россию?
Результаты опросов
Одноклассники