Меню
  • USD 77.25 +0.57
  • EUR 87.62 +0.92
  • BRENT 87.66 +0.31%

Неизбежная война и триумф сионизма против «реформы»: Израиль в фокусе

ВВС Израиля. Иллюстрация: rudy-ogon.livejournal.com

Портал mignews.com опубликовал аналитическую статью публициста Иры Коган под заголовком «Перед новой войной»

Военные и политические круги не скрывают, что Израилю надо готовиться к очередному вооруженному противостоянию. Вопрос лишь в том, откуда ждать беды в первую очередь.

По данным израильской разведки, режиму аятолл осталось около двух лет до обретения атомного оружия. Однако существует и другая опасность: что Тегеран в качестве условия сделки с Западом потребует от мирового сообщества добиться безъядерного статуса Ближнего Востока. Таким образом, стрелки будут переведены на Израиль, которому придется либо отказаться от своего ядерного оружия, что равносильно самоубийству, либо поставить себя вне закона на международном уровне. Такой риск еще больше увеличивает возможность превентивной атаки ЦАХАЛа на иранские стратегические объекты в течение начавшегося года. Легкой и бескровной такая война не будет — недавно Иран провел масштабные учения, которые показали, что генералы КСИР хорошо знают нашу оборонную систему и ее слабые места. Помимо всего прочего, на этих маневрах отрабатывались удары по ядерному реактору в Димоне и по базам и авианосцам США.

Решится ли наше правительство на такой опасный шаг? Не стоит забывать, что Беннет всегда занимал достаточно «ястребиную» позицию. Нападение на Иран, помимо всего прочего, даст ему могучий козырь против Нетаньяху, который много лет подряд кричал об иранской угрозе, но избегал решительных действий.

Тем не менее, эта война наименее вероятна. Конечно, если Тегеран нападет первым, Израиль не замедлит с ответом, но эксперты считают, что в ближайшем будущем это вряд ли произойдет. Крупное столкновение подорвет мощь Исламской республики и отрицательно скажется на планах достижения ядерного статуса и создания «шиитского полумесяца» в регионе. Не случайно КСИР не реагирует на израильские удары. Тегеран копит силы и непременно попытается уничтожить еврейское государство, когда будет уверен в успехе, но в ближайший год это вряд ли случится.

Куда реальнее очередная Ливанская война, спровоцированная Хизбаллой по указанию из Ирана. Поводов для нее может быть более, чем достаточно, поскольку (Хизбалла) постоянно подчеркивает, что готова защищать от посягательств врага свою родину — Ливан. К примеру, шейх Насралла обещает Израилю жестко отреагировать на бурение газовых скважин в спорном участке акватории, которую в Бейруте считают своей. В этом году, возможно, начнутся переговоры по разметке морской границы между Израилем и Ливаном, и любые разногласия по этому поводу могут вызвать атаку Хизбаллы. При этом не исключено применение химического оружия, которое с высокой вероятностью может попасть на юг Ливана из Сирии.

Назначенный недавно главнокомандующий ВВС Израиля Томер Бар обещает, что новая война на Севере будет более быстрой, профессиональной и победной, чем раньше, и обойдется меньшим количеством жертв. Хочется в это верить, хотя до сих пор правила и характер таких войн диктовала Хизбалла, а последнее столкновение в 2006 году выявило огромные просчеты в работе Службы Тыла.

Что касается ХАМАСа, то на этом фронте новая эскалация наиболее вероятна, хотя именно ее наши власти обычно стараются избежать. В этой войне Израиль боится не поражения, а победы. Никто не понимает, что делать с Газой, и ни одно правительство не готово брать ответственность за этот клубок проблем, если ХАМАС потеряет власть. Именно поэтому в последние годы ЦАХАЛ не столько воевал с боевиками Газы, сколько вынужденно отвечал на их атаки и силовыми методами принуждал их к перемирию.

Считается, что ХАМАС еще приходит в себя после операции «Страж стен» и не готов к новому нападению. Но в последнее время группировки в Газе договорились действовать против Израиля согласованно и скоординировано, преодолев прежние противоречия. Все это говорит о том, что будущее столкновение может оказаться серьезнее, чем прежние.

До сих пор ЦАХАЛ отвечает на обстрелы очень сдержанно, и все же Беннет способен начать масштабную южную операцию — опять же, в пику Биби, которого он всегда обвинял в полумерах в отношении Газы. За прошедший год премьер успел убедиться, что арабские и левые партнеры по коалиции поддерживают руководство ПНА, а потому не будут возражать против атак на ХАМАС и Исламский джихад.

Главная опасность состоит в том, что любая искра может поджечь Израиль с двух сторон — с севера и с юга, и возможно, наши враги только этого и ждут. Остается надежда, что наши руководители это понимают и постараются избежать эскалации. Но чаще всего это не зависит от Израиля.

Причиной войны могут стать и чисто внутренние проблемы. Порой только военное положение помогает политикам удержать власть, причем даже независимо от того, чем кончается противостояние. В последние два года обстановку чрезвычайной ситуации создавала «корона», но, когда мир наконец справится с вирусом, и нашему, и другим правительствам придется искать новый способ отвлекать внимание общества от своих неудач. (Автор: Ира Коган)

Газета «Еврейский Мир» опубликовала аналитическую статью израильского политолога д-ра Гая Бехора, в переводе Александра Непомнящего, под заголовком «Храм опустошенный: жизнь и смерть „реформы“ в иудаизме».

Вновь и вновь рассказывают нам в Израиле о «реформистах» и о том «колоссальном влиянии, которым они обладают в Соединенных Штатах». Так ли это в самом деле? И кстати, что там за «реформа»? О чем вообще речь?

Ответ на этот вопрос важен нам как в том, что касается вечной напряженности между «еврейским» и «демократическим», так и для понимания судьбы американского еврейства. Возможно, после прочтения этой статьи вы внезапно увидите, как связаны между собой многие, на первый взгляд совершенно разные, вещи.

***

К середине XIX века затеянные в Европе еще Наполеоном социально-политические реформы наконец-то пробили стену изоляции: евреев стали принимать в окружающем обществе. Они начали покидать свои прежде обособленные, как по доброй воле, так и по принуждению, городки и кварталы. Вот известная иллюстрация того времени, изображающая «Наполеона Великого — освободителя евреев»:
Колоссальный еврейский потенциал, вырвавшись на свободу из местечек и гетто, стал раскрываться в христианском обществе, прежде всего в Германии. Евреи, безусловно, стали чувствовать себя намного свободнее. Вместе с тем начался и массовых переход их в христианство. Прежде всего потому, что огромное количество работ и позиций в обществе было открыто лишь для христиан. Десятки тысяч евреев обратились в христианскую веру, сотни тысяч их потомков полностью ассимилировали.

Вот и потомки Моше Мендельсона, одного из основателей движения еврейского Просвещения (иными словами, интеграции в христианское общество Европы), тоже стали христианами. Его внук, замечательный композитор Феликс Мендельсон, был уже совершенным христианином, пусть и сохранившим смутные воспоминания о еврействе своих предков.

***

Но вернемся обратно — к тем евреям, что стремились к интеграции. С одной стороны, многие из них не желали менять веру, вопреки давлению и несмотря на все искушения, с другой же — испытывали настоящее отвращение к устаревшей в их глазах прежней еврейской жизни, сохранявшейся в Восточной Европе. Жесткие традиции и обычаи этой жизни, казавшиеся им теперь напрочь лишенными легкости и изящества, вызывали у них лишь ненависть и презрение. Отвергали они и сам ее язык — идиш, считая его жаргоном добровольного гетто, этаким воплощением и отражением отсталой, местечковой жизни.

Так возникла и сложилась «Реформа», призванная «продвинуть» иудаизм в эпоху общего с христианами Просвещения.

И вот ее основные принципы:

— Талмуд отменяется, он больше не нужен.

— Синагоги — «дома собраний» — упраздняются. Их сменяют роскошные дворцы (называемые «храмами» — «тэмпелами»), которые, подобно великолепным христианским соборам, должны представить миру иудаизм в новом, привлекательном свете.

— Часть молитв будет теперь произноситься на немецком языке в сопровождении органной или оркестровой музыки. Иврит же как язык молитвы будет оттеснен на задний план.

— Молитвенник будет переписан заново и станет совершенно другим.

Упоминаний о Сионе — Иерусалиме и в целом, о Стране Израиля больше быть не должно. Берлин и другие большие города Европы — вот он, Новый Сион. А потому нет никакой нужды и в заповедях, связанных с Землей Израиля.

Вот, к слову, почему реформисты восприняли сионизм как реальный вызов, как экзистенциальную и теологическую угрозу самому своему существованию.

Второй праздничный день, принятый исключительно для стран рассеяния, теперь тоже отменяется. Вот еще! Земля Израиля не будет диктовать нам, когда и как отдыхать, теперь мы станем диктовать ей…

Устаревшие «затхлые» обычаи прошлого вроде надевания тфилина, трех ежедневных молитв, обрезания, праздника Суккот, законов развода и еще многое другое — отменяются тоже.

В 1885 году в Питтсбурге был установлен критерий для «прогрессивной» религии: «лишь те законы в иудаизме, что касаются морали, являются обязательными, ну и те ритуалы, которые возвышают нашу жизнь».

***

Вскоре часть реформистских раввинов развернула против «старого» иудаизма со всеми его молитвами настоящую тотальную войну. Едва ли не в антисемитском духе они принялись представлять прежний иудаизм как утративший актуальность, а потому обязанный уйти из этого мира. Такой агрессивный и насильственный подход к «устаревшему» иудаизму постепенно распространился и на отношение к самой еврейской стране тоже…

«Реформа» шокировала приверженцев традиционного иудаизма. В ответ они объявили реформистам бойкот, отказываясь вступать с ними в какой-либо контакт. Так реформисты оказались отлучены от народа Израиля: с ними стало нельзя вступать в брак, им не разрешалось входить в синагогу, праздновать бар-мицву и быть похороненными на еврейском кладбище. Короче говоря, наступил разрыв всех отношений.

Так или иначе, но вскоре к «Реформе» присоединилось большинство немецких евреев, полагавших, что теперь уж христиане примут их в свои объятия.

В исламских странах «Реформа» успеха и распространения не получила, а вот в Европе позиции реформистов росли и усиливались, вплоть до тех самых пор, пока национал-социалисты не уничтожили всех — и тех, и других. Различия между евреями были последним, что интересовало поборников арийской чистоты. Более того, они, пожалуй, были даже более враждебны именно к реформистам, нежели к традиционным евреям.

В итоге «Реформа» мигрировала из Европы и прижилась в Соединенных Штатах, где расцвела по новой. Ее успеху на американской земле способствовала все та же самая причина — стремление евреев быть принятыми окружающим их обществом.

И вот мы стали свидетелями повторения в США тех же отвратительных проявлений «Реформы», с которыми уже были знакомы по Европе. Так, например, появилось множество «реформистских» евреев, поддерживающих разрушение и даже ликвидацию государства Израиль. И конечно же, они горой стали за высосанный из пальца КГБ арабский народ Палестины. И теперь вы уже можете ясно понять — почему.

Они ведь сохраняют верность своему вымышленному «иудаизму», отрицающему сионизм и возвращение в Сион. И пусть даже это будет теперь за счет благополучия обычных евреев, которых, к слову, они по-прежнему в основном ненавидят и презирают.

Теперь вы понимаете, почему это так смешно звучит, когда израильские псевдо-СМИ верещат о том, что, мол, «американские евреи отдаляются от Израиля». Полноте! Большинство тех, что якобы теперь «отдаляются», никогда и не были близки и дружественны нам, как раз наоборот — они и раньше нас ненавидели и жаждали нашего падения.

Вот только в реальной жизни случилось два процесса, крайне трагических для «Реформы», или, как теперь принято ее называть, для «прогрессивного иудаизма».

Во-первых, как и в Германии (и в целом в Европе), сближение с окружающим нееврейским обществом в итоге ведет евреев к смешению и в конечном счете к ассимиляции. Поэтому во втором и третьем поколениях ассимилированные реформисты перестают ходить и в «тэмпелы» тоже. Многие из них вообще утрачивают всякую связь с еврейством и иудаизмом.

Количество евреев-реформистов в США в 2013 году оценивалось всего лишь в 750 тысяч человек (согласно опросу института PEW). Этот скудный показатель указывает на то, что реформисты тают, и количество их продолжает стремительно сокращаться.

А в 2019 году «Комитет американских евреев» определил, что количество реформистов в Америке значительно уменьшилось по сравнению с 2013 годом. И тут на них вдобавок еще и обрушилась эпидемия коронавируса.

Не только «Реформа» растаяла на просторах США. Еще раньше промежуточная стадия, так называемый консервативный иудаизм, точно так же потонул в ассимиляции и практически перестал существовать.

Единственной еврейской общиной, продолжающей расти в Соединенных Штатах, остается община ультраортодоксальных евреев — «харедим». Все остальные ассимилируют и растворяются.

А в Америке тем временем поднял голову антисемитизм, обрушившийся на тамошних евреев и справа, и слева и подтолкнувший реформистов к самому краю пропасти. Страна, частью которой они так стремились стать, опять отталкивает их. Что же им делать? Признать, что все это время они ошибались и вводили в заблуждение других?

Ну, и во-вторых, страшной теологической угрозой для «Реформы» стало, конечно же, возвращение евреев в Сион и возрождение государства Израиль.

Ведь если этот путь оказался столь успешен, если Иерусалим опять стал Сионом, процветающим и прекрасным, что все это говорит о тех, кто прежде отказался от него, стер из своих молитв и постарался о нем забыть?

Говорит же это лишь одно — весь их путь был ошибкой, теперь, в тот самый момент, когда стало исполняться и воплощаться пророчество о возвращении евреев в Сион, и вовсе утратившей всякую актуальность.

А тут еще и признание Иерусалима столицей Израиля американцами! Еще один катастрофический теологический удар для реформистов — тех, кто так старался забыть весь этот Иерусалим.

Недаром же реформисты боролись с этим решением не на жизнь, а на смерть. Шутка ли, та самая страна, в которой они так старательно пытались интегрироваться, вдруг признала духовное первенство и центральную роль для евреев Сиона, который они все эти годы, вот уже почти двести лет, так упорно стремились забыть, стирая из своих молитвенников и из своего сознания.

Одним махом сионизм смел важнейший аргумент «Реформы» — стремление уподобиться нееврейскому большинству стран своего проживания. Ведь вот же, оказалось, что евреи могут быть хозяевами своей собственной древней Родины и не уподобляться другим, а быть самими собой. Не адаптироваться к окружающим, а напротив, позволять им, окружающим, приспосабливаться к себе.

В отличие от североамериканских христиан-евангелистов, во многом принимающих основы исходного первоначального иудаизма, а потому в немалой мере как бы приближающихся к нему и его идеям, еврейские реформисты, напротив, отдалились от еврейской традиции. Недаром реформисты крайне враждебно относятся к евангелистам, и, к слову, это взаимно.

***

И вот теперь, когда важнейший реформистский тезис увяз в глубоком, поистине экзистенциальном кризисе, а сторонники тают и исчезают с каждым годом, «Реформа», пытаясь выкарабкаться из трясины своего тяжкого положения, обратила свое внимание на Сион. Тот самый Сион, существование и процветание которого породило противоречие, по сути, сделавшее все эту «Реформу» неактуальной.

Для чего «Реформа» решила вернуть себя в Сион? Чтобы уничтожить его? Добиваться ассимиляции в нееврейском большинстве вместо того, чтобы самим быть большинством?

Отказаться от законов Земли Израиля внутри самой Земли Израиля? Противостоять ивриту в стране, где иврит, став государственным, ожил и превратился в быстро развивающийся и процветающий язык?

Возводить здесь свои «тэмпелы», надеясь добиться одобрения в мире, в то время как еврейское государство, будучи одним из самых богатых и преуспевающих на планете, и без того вызывает зависть и восхищение?

Навязывать себя в качестве религии обновления возрожденному еврейскому народу, вернувшемуся к своей славе и силе и уже ставшему одним из лидеров среди народов мира?

«Реформу» коробит от нашего сельского хозяйства, ведь это — реальная связь с Землей Израиля, от которой она всегда так страстно желала избавиться. Ее трясет и от археологии, увязывающей нас с нашей древней и славной историей. Каждая найденная в этой земле древняя еврейская монета разрывает реформистам сердце.

Жить в Сионе и продолжать делать вид, будто его не существует? Жить оригинальной, яркой, возрожденной еврейской жизнью, но продолжать цепляться за скукожившуюся галутную подмену?

«Реформа» не прижилась в Израиле. Потому что здесь ее галутную надуманность, вычурность и неуместность просто невозможно было скрывать.

Вот потому-то ее немногочисленные представители в Израиле и влились в ряды местных прогрессистов, якобы во имя продвижения моральных императивов — «исправления мира» и прочих туманных утопий, чья бессмысленность и даже вредоносность становится очевидна на фоне реальных угроз, грохочущих и сотрясающих Ближний Восток вокруг нас. Нет, не нужны нам их химеры, и следует твердо объяснить им это.

Сион вернулся к своему сиянию и славе, став даже лучше прежнего. И тех, кто желал стереть его, самих ждет забвение и исчезновение. Была «Реформа», да вся вышла, сметенная новой и прекрасной реальностью. (Автор: Гай Бехор. Источник: Gplanet)

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2022/01/11/neizbezhnaya-voyna-i-triumf-sionizma-protiv-reformy-izrail-v-fokuse
Опубликовано 11 января 2022 в 13:39
Все новости
Загрузить ещё
Опрос
Допускаете ли Вы возможность ядерной войны?
Результаты опросов
Актуальные сюжеты
Январь 2022
272829303112
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31123456
Facebook