Меню
  • USD 74.46 -0.14
  • EUR 84.47 +0.30
  • BRENT 71.23 -2.25%

Елизавета Кривцова: Латвийским школам нацменьшинств срочно нужны русские учителя

Елизавета Кривцова. Иллюстрация: lv.sputniknews.ru.

Юрист-правозащитник Елизавета Кривцова заявила порталу «Sputnik Латвия», что даже если бы власти этой страны вновь разрешили запрещенное ими образование на русском языке, восстановить его было бы затруднительно. По словам Кривцовой, проблема заключается в растущей нехватке русских педагогов.

«Русское образование переживает не лучшие времена. Происходит его деградация, ухудшение качества. Хотя это проблема не только русского, но и всего латвийского образования, которая связана, прежде всего, с нехваткой учителей. Без хороших преподавателей невозможна любая концепция — будь то перевод на латышский язык обучения, компетентностный подход или самое современное образование», — подчеркивает Кривцова.

По ее словам, существенный удар по всей системе образования в Латвии нанесла пандемия Covid-19. «Учителя не справляются с количеством новых обязанностей — проверки, тестирование, нужно договориться с родителями, менять организацию обучения с очного на заочное, в этом сезоне еще и половина класса может учиться в школе, вторая — удаленно. Учителя абсолютно всех школ „выгорели“ еще во время первой волны коронавируса, но ситуация продолжает ухудшаться. В школах нацменьшинств эти проблемы выражены еще более ярко, поскольку идет перевод на латышский язык обучения, и учителей, которые готовы учить русских детей на латышском языке, не хватает еще больше. А когда перед учителем-латышом стоит выбор — идти работать в латышскую школу или в русскую, где детей, не до конца понимающих латышский, надо будет учить предмету и языку одновременно, никто не хочет осознанно браться за более сложную работу. Учителя выбирают более простой, рациональный путь — идут в латышскую школу, где получают удовлетворение от работы за те же деньги», — подчеркивает Кривцова.

«Дошло до того, что к онлайн-обучению добавился „учитель по телевизору“. Это когда класс в одной школе садится перед монитором, а педагог, находясь в другой школе, ведет урок на два класса — у себя очно, и у другой школы — удаленно, пытаясь как-то взаимодействовать с учениками на расстоянии. Как итог — мы видим бегство детей в российские дистанционные школы, в семейное образование. Логика родителей понятна: „Эта школа так мало дает, что мы можем все делать сами“. Дети выходят из официальной системы образования. Хотя шансы получить хорошее государственное образование на латышском языке есть, но для очень небольшого числа русских одаренных детей. В этих гимназиях нет дискриминации, внимание уделяется именно таланту ученика. Но на всех их не хватает. А оставаться в сегодняшней школе нацменьшинств — значит смириться с тем, что качество образования будет падать по объективным причинам», — уверена Елизавета Кривцова.

Как она добавляет, перед школами нацменьшинств сейчас стоит задача «восстановить утерянное» — о развитии в ближайшие годы речи не идет. Кривцова не сомневается, что для пользы обучения русских школьников нужно вернуть им возможность учиться на родном языке. «Мы можем использовать естественный ресурс, который у нас есть — семью. Ей легче помогать ученику заниматься на родном языке. Исследования тоже говорят об этом. Можем вернуть в школы часть учителей, которые ушли из-за регулярных языковых инспекций. И можем также рассчитывать на эмиграцию — приезд к нам на постоянное место жительства преподавателей. Прежде всего, из Украины и Беларуси, частично из России — эти люди могли бы пополнить ряды педагогов и тем самым улучшить русское образование», — поясняет Кривцова.

Впрочем, она оговаривается, что сейчас это невозможно — в Латвии от учителей требуется идеальное знание латышского языка.

«Если мы оставим все как есть, будем преподавать в школах нацменьшинств только русский язык, то русская школа станет недееспособной. Если же мы сегодня даже в законе закрепим, что в Латвии есть образование на русском языке, этого будет уже недостаточно — ведь элементарно уже нет русских педагогов, которые смогут реализовать такую программу. Это опять будет пшик. Именно поэтому я считаю, что без иммиграции русских учителей в Латвию, гастарбайтеров или мигрантов, как угодно их назовите, мы не сможем поднять русское образование», — уверена правозащитница.

Она добавляет, что для того, чтобы школы нацменьшинств Латвии снова можно было называть «русскими», нужно внести поправки в слишком большое число документов — палки в колеса будут вставлять на каждом шагу. Поэтому, как говорит Елизавета Кривцова, сейчас она и ее единомышленники большие надежды возлагают на решение Европейского суда по правам человека, рассматривающего коллективный иск, поданный русскими родителями из Латвии. Она оговаривается, что большие шансы на успех имеют детские сады и вузы, а вот с общеобразовательными школами ситуация пока непонятна.

«Вернуть русский язык в школы — самая сложная задача. И пока она решается, будут развиваться альтернативные пути — учитывая то, что среднее образование в Латвии уже необязательное. Домашнее обучение, „удаленка“, комбинации удаленного и дополнительного очного обучения, удаленная программа и кружки по химии, физике, русскому языку или репетиторы по всем предметам — все эти формы благодаря цифровизации возможны. Сейчас в Латвии также популярны российские удаленные частные школы, но это накладно, и позволить себе такое образование могут единицы. И опять же из-за этого происходит большой разрыв, неравенство в образовании», — уверена Кривцова.

О проблеме получения образования на русском языке как части сохранения русской культуры в Латвии, в том числе национальной идентичности, Елизавета Кривцова задумалась, как и многие другие активисты, когда поняла, что ее ребенку скоро идти в школу. Поэтому активисты работают над тем, чтобы переломить ситуацию, но проблем очень много. И основная из них — не удается доказать негативные последствия проведенной «реформы» школ нацменьшинств Латвии.

«Когда представители Венецианской комиссии (консультативный орган по конституционному праву при Совете Европы — EADaily) рассматривали наш вопрос, они сказали, что представители гражданского общества дали одну статистику, государство — другую, и они не могут решить, какая из них правильная. „Давайте доверимся в этом вопросе государству“, — ответили в Совете Европы. Обеспечить мониторинг и научные данные по образованию — это наша задача, но у нас нет ресурсов. А государство только что за 14 или 15 миллионов евро разработало систему мониторинга качества образования. И они не включили критерий родного языка в таблицу, хотя обещали это сделать», — возмущается Елизавета Кривцова.

«Минусом в этой борьбе, как ни печально, являются еще и геополитические реалии. Противостояние России и Запада мы изменить не можем, но оно увеличивает стереотипы и предвзятость к нашему делу. Поэтому мы должны делать больше, чем если бы это было цыганское меньшинство», — сетует Елизавета Кривцова.

Проблема еще в том, что свое решение ЕСПЧ может вынести и через пять лет, а учиться детям нужно уже сейчас. Как уверена Елизавета Кривцова, помочь могла бы и Россия. «В России сейчас главенствует мнение, что за рубежом нужно способствовать изучению русского языка и литературы. Мы считаем, что этого недостаточно. Русское образование сильно не только языком. Есть определенная педагогическая школа, методология, наработки, особенно в точных науках. И русское образование в точных науках является конкурентоспособным в Европе. Мы бы хотели, чтобы оно развивалось. И были бы благодарны, если бы Россия предлагала не только русский язык, историю, но и точные науки. На наш взгляд, они сейчас гораздо ценнее, их стоит экспортировать. И это то, что ищут родители в виде дополнительного образования», -заключает Кривцова.

Напомним, латышская пресса Латвии начала бить тревогу по поводу того, что местная русская молодежь всё чаще выбирает учебу в российских вузах.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2021/11/26/elizaveta-krivcova-latviyskim-shkolam-nacmenshinstv-srochno-nuzhny-russkie-uchitelya
Опубликовано 26 ноября 2021 в 07:48
Все новости
Загрузить ещё
Опрос
Что вы думаете о названии «QR-код»?
Результаты опросов
Актуальные сюжеты
Facebook