Меню
  • USD 73.16
  • EUR 86.86
  • BRENT 75.05 -0.21%

В голове Саакашвили лишь новая революция: интервью с Заалом Анджапаридзе

Михаил Саакашвили и Никанор Мелия. Иллюстрация: Dalma News

Не успели в Грузии утихнуть страсти после парламентских выборов 2020 года, как страна оказалась на подступах к новому политическому испытанию — местным выборам 2021 года, от исхода которых во многом будет зависеть судьба ныне правящей «Грузинской мечты». Если она сумеет набрать на этих выборах более 43% голосов избирателей, то сможет спокойно остаться во власти до следующих парламентских выборов, которые должны пройти в 2024 году. В противном случае президент Грузии назначит на 2022 год внеочередные парламентские выборы, на которых за депутатские мандаты будут бороться самые разные политические субъекты.

Как пишет Ирина Хачидзе (Тбилиси) на сайте Dalma News, на политической арене Грузии сейчас активно идет процесс попыток создания так называемой третьей силы, претензии называться которой в последний период заявили сразу несколько партий. О создании своего политического проекта сообщила также покинувшая ряды «Европейской Грузии» Елена Хоштария. Некоторое время назад собственную партию учредил и грузинский бизнесмен Леван Васадзе, которого прозападная оппозиция и общественность однозначно именуют «проводником интересов Кремля» в Грузии. Кроме того, 29 мая учредительную конференцию новой партии под избитым в общем-то (неоднократно употреблявшимся политиками разного толка в различных словосочетаниях) названием «Для Грузии» провел бывший премьер-министр правительства «Грузинской мечты» Георгий Гахария. Учитывая, что и местные выборы, как и предыдущие парламентские, пройдут с низким избирательным барьером, можно предположить, что состав будущих органов местного самоуправления в Грузии после этих выборов будет достаточно пестрым. А это, безусловно, повлияет на эффективность и качество принимаемых местными властями решений и предпринимаемых действий.

О том, с каким политическим раскладом движется Грузия к выборам в органы местного самоуправления 2021 года, с Dalma News беседует независимый грузинский эксперт Заал Анджапаридзе.

Заал Анджапаридзе. Иллюстрация: Dalma News

— Как в целом вы охарактеризуете нынешний расклад сил на политической арене Грузии?

— Сейчас идет перегруппировка политических игроков, и, соответственно, с появлением новых политических партий, новых, вернее хорошо знакомых старых, лидеров, естественно, произойдет перераспределение электората. Однако я все же думаю, что главными политическими силами, которые имеют наибольшие организационные, материальные, людские и финансовые ресурсы, а соответственно, и опыт политической борьбы, останутся оппозиционное «Единое национальное движение» и правящая «Грузинская мечта». Поэтому и львиная доля электората будет распределена между ними. Но с этого сегмента избирателей, конечно же, определенную долю заберут себе партия Георгия Гахарии и, возможно, в какой-то степени партия Левана Васадзе. Думаю, следует присмотреться к тому, в каком направлении пойдет развитие.

В том случае, если новые партии, которые преподносят себя в качестве третьей силы, такие как «Лело», партия Елены Хоштарии или Георгия Вашадзе, найдут пути не то чтобы объединения или слияния, но образования новой коалиции, то есть возможность того, что какая-то часть либерально настроенного электората отойдет и к ним. Но не думаю, что это будет большой сегмент наших избирателей. И основная борьба все же развернется между «Грузинской мечтой» и ЕНД. Если, конечно, эти партии сумеют сохранить тот ресурс, который имеют сейчас. Потому что во внутрипартийной жизни обеих партий протекают достаточно сложные процессы.

Так, из «Грузинской мечты» ушел Бидзина Иванишвили, соответственно, его поддержка, харизма и фактор уже не действует так, как раньше. Хотя, возможно, кто-то еще верит, что он не ушел окончательно. Но его уход положительного влияния на предвыборные позиции «Грузинской мечты» не окажет. Аналогичные процессы протекают и в «Едином национальном движении». Все эти брожения не нравятся избирателям этой партии, которые ставят логический вопрос: какую цель преследовала 6-месячная возня, если партия все же решила войти в парламент.

Конечно, эта уступка заключается в том, что если правящая «Грузинская мечта» не наберет на местных выборах 43%, то в стране состоятся досрочные парламентские выборы, — это безусловное достижение, потому что раньше такого условия не было. Но сегодня трудно предсказать, сумеет ли ЕНД хотя бы повторить тот результат, который эта партия выложила во время парламентских выборов 2020 года. Потому что на этот раз электорату будет из чего выбирать.

 — Что вы скажете о факторе Саакашвили в ЕНД, он по-прежнему силен или ослаб, и как скажется его влияние на будущем этой партии?

— Будущее ЕНД всецело зависит от фактора Михаила Саакашвили, потому что никто из лидеров «Национального движения», включая Никанора Мелию, не может заменить фактор Саакашвили. По многим причинам, потому что за Саакашвили, несмотря на все его ошибки, промахи и преступления, все же тянется шлейф реформатора, автора первой на постсоветском пространстве цветной революции. И на Западе он до сих пор пользуется популярностью.

Саакашвили имеет международные связи, которых не имеет ни один из лидеров ЕНД, он распоряжается финансовыми потоками и держит бразды правления партией в своих руках. И если фактор Саакашвили сойдет на нет, то это будет означать крах «Единого национального движения».

— Как вы думаете, создаст ли оппозиция большое объединение или коалицию перед местными выборами, как это было сделано перед парламентскими выборами 2020 года?

— Насколько я знаю, сейчас идут переговоры о создании объединения между «Лело», партиями Елены Хоштарии и Георгия Вашадзе, а также еще некоторыми мелкими прозападно политически направленными организациями. Думаю, что, в принципе, это вполне возможно, потому что по отдельности ни одна из этих партий достичь на местных выборах весомого результата не сможет. И самое большее, что они возьмут, это будет 2−3% голосов. К тому же последние социологические опросы показали, что рейтинги этих партий на большее и не тянут, а после того, как они стали играть в игры «Единого национального движения», их рейтинги упали еще больше. Так что для таких партий создание коалиции — это реальный сценарий. Думаю, что основные контуры таких объединений мы увидим ближе к выборам.

— А что можете сказать о «Европейской Грузии»?

— «Европейская Грузия» понесла очень серьезные политические, репутационные и людские потери, и ее будущее пока неясно. Пока во главе этой партии находится крайне непопулярная личность — Гига Бокерия, я не вижу особо обнадеживающего будущего для этой партии. К тому же она растеряла весь свой потенциал. Из партии ушли лидеры, которые более или менее держали ее на своих плечах. А те, кто остался, не являются теми лидерами, которые пользовались бы каким-либо политическим весом или поддержкой электората. Так что нынешняя ситуация в «Европейской Грузии» очень мрачная.

— Какие перспективы имеет новоиспеченная партия бывшего премьера Гахарии?

— Я не был бы чрезмерно оптимистичным по поводу будущего команды Гахарии, но не был бы и очень пессимистичным. Дело в том, что персональный состав новой партии — это крепкие середнячки, бывшие губернаторы, бывшие силовики, бывшие дипломаты. Бывшие губернаторы и силовики имеют связи с региональными элитами, а это очень важно, потому что региональные элиты решают очень многое во время выборов. Команда Гахарии выглядит представительно, потому что, за исключением 1−2 бывших чиновников режима Саакашвили, в ней в основном состоят люди с незапятнанной биографией, люди прозападной ориентации. Так что Гахария может смело выставить свою команду перед западной аудиторией, убеждая ее в своей прозападной ориентации. Если быть кратким, то это команда крепких технократов.

— Не является ли партия Гахарии своего рода воплощением предсказания Бидзины Иванишвили о появлении в Грузии новой конструктивной оппозиции? Не является ли он частью этого плана Иванишвили?

— Я бы не стал полностью исключать эту версию. Она имеет право на существование, потому что уж очень сходится она с тем, что говорил Иванишвили, что когда-нибудь у «Грузинской мечты» появится достойная замена и достойная оппозиция. То есть все идет по этому плану. И у многих возникли подозрения, а не является ли партия Гахарии так называемым планом Б. Посмотрим. Гахария, как видите, пытается всячески откреститься от этого имиджа. Во время выступления на учредительной конференции партии он даже не очень сильно, но все же критиковал «Грузинскую мечту». В принципе, претензии, которые он выдвигал своим бывшим соратникам, были достаточно серьезные. Они бьют по репутации «Грузинской мечты». Но возникает вопрос, почему Гахария продолжал оставаться в команде, если видел все это, и почему согласился стать первым номером партийного списка «Грузинской мечты». Так что нестыковок в его выступлении было немало, и они бросались в глаза.

— Как вам видится будущее «Грузинской мечты»?

— Если «Грузинская мечта» доживет свой третий срок, а это случится, если не будет досрочных парламентских выборов, то будущее этой партии мне не кажется все же столь оптимистичным. Дело в том, что эта партия была создана вокруг одного человека — бизнесмена Бидзины Иванишвили. Кроме того, у нее нет никакой идеологии, нет четко сформулированных идейных посылов, ценностных ориентиров, вокруг которых объединяются люди, когда создают партию. Эта партия создавалась, чтобы отстранить от власти Михаила Саакашвили и его партию ЕНД, создавалась под авторитетом и влиянием Бидзины Иванишвили. (Надо сказать, что многие тогда позарились на его финансы, сделали себе состояние, находясь в этой партии.) И я не уверен, что кто-то оставит «Грузинскую мечту» на четвертый срок. Думаю, этого не допустят ни Запад, ни грузинское общество.

В то же время я не думаю, что «Грузинскую мечту» постигнет участь партии Эдуарда Шеварднадзе «Союз граждан Грузии», который испарился, оставив после себя одни воспоминания. Вероятно, «Грузинская мечта» остается на политической карте Грузии в качестве оппозиционной партии средней руки. Хотя возможен и самый плохой сценарий и партия объявит о самороспуске. Этот сценарий тоже нельзя не исключать, так как нынешние лидеры не пользуются особой популярностью в грузинском обществе, а ее поддерживают лишь потому, что не хотят возвращения к власти «Единого национального движения».

— Могут ли местные выборы дать толчок к возвращению к власти партии Саакашвили, о чем он сам неоднократно говорил?

— Не думаю, что это случится. Хотя сам Саакашвили и хорохорится, и говорит о каких-то планах насчет этих выборов, ясно, что в голове у него лишь новая революция. Но сейчас на дворе 2021 год, а не 2003-й, так что ситуация сегодня другая. Я не думаю, что избиратель допустит возвращение к власти ЕНД, хотя свой кусок пирога на этих выборах партия Саакашвили все же возьмет. Очень важное значение будет иметь, кто выиграет выборы мэра Тбилиси. Потому что от исхода этих выборов будет зависеть исход будущих парламентских выборов. Партия, чей кандидат окажется победителем, может смело рассчитывать на успех в парламентских выборах.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2021/06/13/v-golove-saakashvili-lish-novaya-revolyuciya-intervyu-s-zaalom-andzhaparidze
Опубликовано 13 июня 2021 в 09:44
Все новости

01.08.2021

Загрузить ещё
Facebook