Меню
  • USD 72.85
  • EUR 86.38
  • BRENT 73.22

Русская вера, украинские бесы и их зарубежные кукловоды

Иллюстрация: zen.yandex.ru

Конфликт России и Украины из-за принадлежности Крыма, а также продолжающаяся война на Донбассе являются серьёзными вызовами. На этом фоне продолжается информационная война, в которой СМИ всех стран — членов НАТО так или иначе поддерживают Украину. Чтобы понять опасность, исходящую от Украины для духовной сферы Русского мира, необходимо проанализировать роль религии и иностранных религиозных центров в становлении и развитии украинства как политического проекта — антипода России.

Центром украинства, его идеологической базой исторически является Галиция. Выход западенцев из общерусской семьи начался с религиозной сферы. Галицко-волынский князь Даниил Романович ради вооружённой борьбы с монголами в 1253 году принял от папы римского Иннокентия IV королевский титул и обязался принять католицизм в обмен на помощь католических стран Европы. Однако помощи не последовало, сам галицко-волынский князь остался православным. А Галицко-Волынское княжество очень быстро стало подпадать под власть Польши и Рима. Например, уже при православном князе Юрии II Болеславе Тройденовиче (1325−1340 годы) в Галицко-Волынском княжестве ощущалось сильное влияние немецких колонистов-католиков. В итоге Галицко-Волынское княжество прекратило своё существование, причем Галиция и часть Волыни отошли к Польше, а остальная часть к Великому княжеству Литовскому. О судьбе этой части Руси, оказавшейся под польским владычеством при короле Казимире III Великом (1333−1370 годы), точно написал историк М. К. Любавский в «Истории западных славян»:

«Эти земли сделались для Польши базисом при дальнейшем наступлении её на восток, в плодородные русские края. Казимир употребил все старания, чтобы теснее соединить новоприобретённые земли с Польшей. Он выхлопотал у константинопольского патриарха особого митрополита для Галицкой Руси, чтобы уничтожить всякую связь приобретённых земель с остальной Русью, учредил для поляков и немецких колонистов, прибывавших на Русь, католических епископов в Галиче, Перемышле и Холме».

Получивший польскую корону король Венгрии Людовик I Великий отдал Червонную Русь силезскому князю Владиславу Опольскому (1372—1378 годы) для обращения в католицизм русского населения. С этой целью было учреждено католическое архиепископство в Галиче, а в Холме, Перемышле и Владимире-Волынском (де-факто он принадлежал Литве) были образованы католические епископства. Миссионерской деятельностью среди русского населения занимались францисканцы. На какое-то время тысячи галичан под этим давлением перешли в католицизм, но в дальнейшем вернулись в православие.

Радикально ситуация изменится после объединения Польши и Великого княжества Литовского в Речь Посполитую в 1569 году. Проникший в обе страны под предлогом борьбы с протестантизмом, орден иезуитов обратил внимание на западнорусские земли. Чтобы разорвать духовную связь западнорусских земель с Россией и укрепить польское влияние, польский иезуит Петр Скарга предложил ввести унию Православной церкви с Римско-католической. Православным предлагалось сохранить свои обряды и подчиниться духовной и политической власти папы. В ходе Брестской унии 1596 года это было реализовано. В результате ради обеспечения экономических и культурных преимуществ и сохранения своих привилегий западнорусское дворянство ополячилось и окатоличилось. Сопротивление оказывали в основном православные братства. Об их влиянии можно судить хотя бы по тому, что на базе Киевского братства была образована Киево-Могилянская академия, просуществовавшая до 1817 года. Это учебное заведение было оплотом русско-православного влияния. Не случайно современный украинский Национальный университет «Киево-Могилянская академия», в отличие от исторического учебного заведения, является рассадником прозападных свидомых русофобов, поддержавших Евромайдан 2013−2014 годов. Тем самым самостийники на идеологическом уровне насаждают ненависть к России, прикрываясь названием учебного заведения, в своё время боровшегося за русское и православное дело.

Православные малороссы испытывали определённое польско-католическое влияние, но все попытки польской пропаганды обличения еретичности православия в Московской Руси были безуспешны, и малороссы на них не повелись.

Зарождение украинского сепаратизма в XIX веке частично было связано с религией. Парадоксом, преследующим украинских самостийников с тех времён, является отношение их литературного идола — Тараса Шевченко к религии и церквям. Шевченко, несмотря на россказни самостийников, был богохульником, воинствующим атеистом и ненавистником православного и католического духовенства. Что особенно важно, автор «Кобзаря» ненавидел каноническую Православную церковь как институт, связывающий Малороссию с царской властью и Россией. Однако отметим один парадокс: поэму Шевченко «Гайдамаки» подверг уничтожающей критике великий литературный критик Виссарион Белинский именно за её литературное убожество и людоедские пассажи. Вообще Белинскому были свойственны нелицеприятие и объективность, он не подкупался мнимыми красивостями или декларативными заявлениями, не подкреплёнными талантом. Сразу же подчеркнём, что Белинский был атеистом, симпатизировал утопическому социализму и революционной демократии и при этом был противником украинского сепаратизма. Позиции Белинского в отношении творчества Шевченко и его эпигонов близка и позиция самого Николая Васильевича Гоголя, тоже резко критиковавшего как язык, так и идеологию Шевченко (см. Григорий Петрович Данилевский, «Знакомство с Гоголем»). То есть безбожие и литературная убогость Шевченко бьют по украинофилам всех направлений.

Поляки, внёсшие свой вклад в развитие украинства (см. «Украина как инструмент для уничтожения России»), очень серьёзно подходили к духовному единству Малороссии с Россией. В связи с Евромайданом 2013−2014 годов и войной на Донбассе в России вспомнили высказывания ксендза Валериана Калинки (1826−1886 годы), одного из организаторов январского восстания 1863 года:

«Между Польшей и Россией находится размножившийся многомиллионный народ ни польский, ни российский. Он не польский по рождению, потому что говорит на другом языке, не стал им по вере и образованию, потому что скрывался в другой вере и школе, не стал им по истории и культуре, потому что Польша забыла это сделать сильным, непрерывным и мягким действием своей цивилизации… Племена Руси по своей природе были различны, если бы сознание и душа были католическими, то в реальности Россия была бы возвращена в свои природные границы и в них удержана, а на Дону, Днепре и Чёрном море было бы что-то другое… Так как люди бодрствующие проснулись не в польских чувствах и сознании, пусть остаются при них, но пусть это будет душа Запада, а от Востока только форма… Русь — страна и народ, от которых нужно уметь отказаться, чтобы не потерять: пусть будут и в другом обряде католиками, тогда Россией никогда не станут и возвратятся к братству с Польшей. И даже если — предположим худшее — этого не произойдёт, то и в таком случае лучше Русь независимая, чем Русь российская; если Гриць не может быть моим, говорит известная фраза, по крайней мере, пусть будет »ни моим, ни твоим«(выделено мною. — П. М.)».

Как правило, упускают другой очень важный пассаж у Калинки:

«Галицкая Русь играет в этом деле наиболее важную и решающую роль, потому что она одна имеет ещё одно средство спасения душ русинских и сохранения национальной идентичности души русинов — унию».

То есть Калинка трезво оценивал реальное положение вещей, при котором ненависть ко всему русскому можно было привить жившим столетиями под иноверным игом галичанам, никогда не бывшим подданными великих князей московских и русских царей, духовно оторванным от остальной Руси и привычным к холопству и рабской покорности.

Последнее имело значение. Львовское Успенское братство, существовавшее в 1586—1788 годах, в 1708 году стало униатским. В отошедшей к Австрии Галиции поляки сохранили фактическое господство. Даже в семьях будущих галицких русофилов-москвофилов вовсю говорили по-польски. Польский и немецкий были языками, владея которыми галичане могли получать информацию о внешнем мире. Это важно понимать, анализируя высказывание польского идеолога. Валериан Калинка был историком, принадлежавшим к Краковской исторической школе. Эта школа была лояльна австрийцам и династии Габсбургов. В исторической концепции школы не только прославлялась польско-католическая экспансия на западнорусские земли и борьба с Россией, но также указывалось на причины упадка Речи Посполитой. Таковыми считалось отсутствие сильной монархической власти и упадок католицизма и Костёла. Краковская историческая школа была тесно связана с Польской национально-консервативной партией («станчиками»), представлявшей интересы польских землевладельцев. То есть Калинка принадлежал к польским кругам, пытавшимся использовать русинов в борьбе с Россией, что находило полную поддержку у австро-венгерских властей.

В этой связи отметим ещё один важный момент. Галицкое русофильство было возможным из-за того, что униаты оказались не полностью латинизированы и сохранили в богослужении церковнославянский язык, напоминавший об утерянных связях с православной Россией. Это привело к тому, что русофилы стали рассматривать вопрос о сближении униатства с Православной церковью и даже о воссоединении с ней и расторжении унии. Против таких планов единым фронтом выступили Рим, австро-венгерские власти, польский Костёл и польские помещики. Стараниями митрополита Андрея Шептицкого в Униатской церкви были окончательно подавлены русофильские элементы, мечтавшие о расторжении унии с Римом. Заметим, что и поляки, и Рим никогда не скрывали, что униатство является способом покорения малороссов и превращения их в поляков. Отметим, что Андрей Шептицкий во время Первой мировой войны предлагал Германии и Австро-Венгрии для отторжения Малороссии создать самостийную Автокефальную православную церковь. Идея эта была не совсем оригинальна, так как австро-венгры активно обрабатывали население в православной Буковине, где также насаждали термин «украинец». Напомним, что исторически термин «Украина» относился лишь к землям днепровского казачества. По свидетельствам академика А. И. Соболевского и историка А. Л. Погодина, к началу Первой мировой войны большая часть русинского населения Галиции и Буковины поддерживала украинофильство, базирующееся на ненависти ко всему русскому, в том числе культуре и языку, то есть многовековая политика Рима и Костёла дала свои ядовитые результаты.

Даже упразднение Униатской церкви в 1946 году не изменило самосознание населения Галиции. Русские католики и филокатолики, как правило, поддерживают украинских самостийников и их антирусскую политику. Будущий «пастырь» ОУН-УПА (запрещены в РФ) Андрей Шептицкий после Февральской революции был возвращён из ссылки и даже провёл в мае 1917 года в Петрограде Собор российских греко-католиков, на котором было принято решение о создании униатского экзархата в России. Ставший экзархом российских католиков Леонид Фёдоров ещё до Первой мировой войны активно общался с Шептицким. Даже дипломат Александр Михайлович Волконский написал свои произведения, направленные против украинства, до своего перехода в католицизм в 1930 году.

Не удивительно, что Украинская греко-католическая церковь (УГКЦ) после 1991 года начала активную экспансию в другие регионы Украины. Ярким признаком этого можно считать перенос резиденции первоиерарха УГКЦ Любомира Гузара из Львова в Киев в 2005 году, после чего его титул был изменён на верховного архиепископа Киево-Галицкого (раньше он был верховным архиепископом Львовским). Униатские священнослужители и миряне активно поддержали Евромайдан 2013−2014 годов, не случайно униатская Галиция тогда решительно выступала за евроассоциацию, а лидер партии «Свобода» Олег Тягнибок и лидер «Правого сектора» (запрещён в РФ) Дмитрий Ярош являлись униатами. Иногда забывают о том, что, помимо УГКЦ, Евромайдан поддержал Львовский архиепископ-митрополит Римско-католической церкви Мечислав Мокшицкий, который 17 февраля 2014 года заявил следующее:

«Римско-католическая церковь в Украине — как и другие Церкви в Украине — выражает свою поддержку. На Майдане также была поставлена наша молитвенная палатка. Отцы-францисканцы ежедневно отправляют там святую мессу и ведут молитвы… В демонстрациях на Майдане принимают участие и верующие Римско-католической церкви. Их сопровождают священники, чтобы создавать атмосферу солидарности, мира и взаимоуважения. Такая атмосфера взаимной солидарности и уважения преобладает на Майдане. Там мы видим совсем другую Украину».

Более того, следуя духу Второго Ватиканского собора 1962−1965 годов, Мокшицкий в конце 2013 года использовал Майдан для пропаганды экуменизма — идеи о том, что нет истины и ереси и все религии одинаковы и спасительны:

«На Майдане никто не спрашивает, какой ты профессии, вероисповедания. На Майдане царит атмосфера единой Украины. И это достигнуто прежде всего благодаря совместной молитве».

Неужели папа Франциск не ведает о том, что делают украинские католики греческого и латинского обрядов? Более того, стремящийся сделать русских лояльными Украине, всегда существовавшей как антирусский и антиправославный проект, Мокшицкий в 2017 году, в отличие от утончённого папы-иезуита Франциска, сделал выпад в адрес России:

«Украина получила со стороны России печальный опыт: занятие Крыма, дестабилизация границ на востоке страны».

О запугивании населения Крыма и Новороссии боевиками УНА-УНСО (запрещена в РФ), а также их попытках разжигания сепаратизма на Кубани и участии в войне против России на стороне Ичкерии святой отец, конечно же, промолчал. То есть, несмотря на определённые разногласия с УГКЦ, Мокшицкий поддерживает антироссийскую политику постмайданной Украины.

Ещё один важный момент. 10 августа 2018 года верховный архиепископ Киево-Галицкий Святослав Шевчук в американском Стэмфорде, штат Коннектикут, заявил о долгосрочных целях УГКЦ:

«Если вы хотите увидеть, где куётся будущее нашей Церкви и будущее Украины; если рассуждаете, где лучше помочь Церкви в Украине, — думайте о Востоке Украины, Киеве и о наших братьях и сёстрах, которые там».

Это означает, что униаты не только не отказались от экспансии на территории Украинской православной церкви Московского патриархата (УПЦ МП), но и собираются и дальше с ней бороться, поддерживая раскольников, благосклонно относящихся к экуменизму. Симпатии же украинских католиков к вступлению в ЕС и НАТО полностью совпадают с исторически сформировавшейся политикой Святого престола, так как в апостольском послании 12 февраля 1949 года папа Пий XII поддержал НАТО, а в 1950-е годы одобрил создание Европейского экономического сообщества, что было реализовано при активном содействии США (см. «Brexit и последствия: территориальное единство Британии и евро-атлантизм»). А так как ЕС и НАТО после распада Советского Союза и социалистического блока не были распущены, то украинские католики при поддержке Ватикана используются объединённой Европой и Североатлантическим альянсом в борьбе с Россией.

Для стран НАТО желателен подрыв УПЦ МП для разрыва связей Украины с Россией. 100 с лишним лет назад была предпринята такая попытка. Идея создания автокефальной самостийной Церкви поддерживалась ещё Центральной радой. Однако реализовать этот проект, причём кратковременно, удалось уже при советской власти во время «Всеукраинского церковного собора», на котором обновленец-самостийник Василий Липковский создал Украинскую автокефальную православную церковь (УАПЦ) при активной поддержке чекистов (октябрь 1921 года). Липковский и Ко отвергали прежние каноны, выступали за отказ от церковнославянского языка и за украинизацию богослужения, призывали пересмотреть каноны внешнего и морального облика священнослужителя, особенно в семейной жизни. Второй раз самостийное православие получило жизнь в годы Великой Отечественной войны во время немецкой оккупации. Тогда на этом поприще особенно прославился племянник Симона Петлюры, будущий патриарх Украинской православной церкви Киевского патриархата Мстислав Скрыпник, гитлерофил и симпатизант ОУН-УПА, по признанию одного из соратников однажды сказавший:

«Уния? А почему бы и нет? Разве те, кто пошли на унию с Римом, что-либо потеряли? Пусть с чёртом, лишь бы не с Москвой».

Вопреки стереотипам, власти «независимой» Украины с начала 1990-х годов поддерживали раскольников. О необходимости создания поместной Украинской церкви говорил президент Леонид Кравчук, об этом же писал в своей книге «Украина — не Россия» Леонид Кучма. Поэтому Киевский патриархат Филарета Денисенко все эти годы так хорошо себя чувствовал. Были у этого проекта и заграничные покровители в лице США и Константинопольской православной церкви (Фанара), создавшей Православную церковь Украины (ПЦУ) на базе УАПЦ и Киевского патриархата.

Рассмотрим этот факт поподробнее. Вселенский патриарх Варфоломей является гражданином Турции, пользующимся покровительством спецслужб США. На территории США также расположено большинство приходов Вселенского патриархата, там же проживает многочисленная и влиятельная украинская община, бешено ненавидящая Россию. Инициатива по созданию ПЦУ исходила прежде всего от США, чей государственный секретарь Майкл Помпео уделял большое внимание религиозной тематике в рамках борьбы с противниками Америки на мировой арене. Однако если присмотреться повнимательнее, то найдутся и иные бенефициары создания ПЦУ. Одним из таких бенефициаров является государство Ватикан и Римско-католическая церковь, тесно связанная с США и плотно сотрудничающая с Фанаром в последние десятилетия.

Приведём доказательства. Глава УГКЦ Святослав Шевчук не только приветствовал создание ПЦУ, но и заявил 6 января 2019 года о евхаристическом общении с ПЦУ как о возможной перспективе и о процессе «объединения»:

»С православной стороны возглавляет этот процесс Вселенский патриарх, а с католической стороны — римская Апостольская столица. Кстати, после всех намерений дать Православной церкви Украины автокефалию Москва вышла из этого экуменического диалога… Думаю, Украинская церковь должна активно участвовать в этом движении и тогда в Украине мы увидим его реальные плоды. Потому, наверное, мы, украинцы, больше всего нуждаемся во вселенском единении церквей».

Также глава Конференции римско-католических епископов Украины Бронислав Бернацкий не преминул поздравить митрополита Киевского и всея Украины Епифания Думенко с избранием предстоятелем ПЦУ, более того, Бернацкий и Львовский архиепископ-митрополит Мокшицкий присутствовали на интронизации Думенко.

Думенко же заявил о добрых отношениях между ПЦУ и УГКЦ. Таким образом, без одобрения папы Франциска создание Православной церкви Украины было бы невозможным.

Но есть и иные выгодополучатели от создания ПЦУ, помимо США и Ватикана. Создание ПЦУ было выгодно Турции, чьим гражданином является Вселенский патриарх Варфоломей. Вся операция по созданию ПЦУ проходила с негласного одобрения турецкого руководства, и прежде всего президента Реджепа Тайипа Эрдогана. Вот что об этом говорил бывший лидер экстремистского «Меджлиса крымско-татарского народа» (организация запрещена в РФ) Мустафа Джемилёв в интервью Би-би-си в сентябре 2018 года:

«Да, в этом направлении у нас была очень серьёзная работа. Мы системно работали и объясняли Эрдогану, как важно для Украины и крымских татар, чтобы в Украине была независимая поместная православная церковь. Я Эрдогану в таких популярных терминах объяснял: мол, сейчас Мекка для православных — Москва, а после томоса и автокефалии украинской церкви ею станет Стамбул, так что и для вас это имеет политическое значение. Когда мы летали 12 июля в Турцию, при мне прямо с самолёта Порошенко поговорил сначала с Варфоломеем, а затем и с Эрдоганом. Эрдоган твердо сказал, что сделает всё возможное, и он уверен, что у него это получится и у нас будет автокефалия».

Меджлисовцы, представлявшие до 2014 года от силы 15−20% крымских татар, всегда пользовались поддержкой Турции, и их позиция является взглядом Анкары на Украину. В этой связи примечательно, что лидер «Меджлиса» Рефат Чубаров в январе 2019 года написал:

«Следующими такими факторами (после создания ПЦУ. — П. М.) должны стать членство Украины в НАТО и ЕС, преобразование Автономной республики Крым в крымскотатарскую национально-территориальную автономию в составе Украины».

То есть можно констатировать, что меджлисовцы, являющиеся агентами влияния Турции, входящей в НАТО, не скрывали своей поддержки украинских раскольников. В пользу этого говорит тот факт, что население Украины поздравил с получением автокефалии «вышиваный» муфтий-туркофил Духовного управления мусульман Украины «Умма» Саид Исмагилов, имеющий отношение к международной организации «Братья-мусульмане» (запрещена в РФ), связанной с эрдогановской Партией справедливости и развития.

Напомним, что Исмагилов и меджлисовцы поддерживают Турцию и протурецкую умеренную сирийскую оппозицию в борьбе с законным президентом Сирии Башаром Асадом, а также с Россией и Ираном (см. «Сирия в противостоянии с Украиной и Турцией — история конфликта»). Последнее не случайно. С Сирией связана Антиохийская православная церковь, которая, в отличие от Фанара, Александрийской, Элладской и Кипрской православных церквей не признала раскольников из ПЦУ. Ещё один важный момент состоит в том, что сирийцы не смирились с захватом Турцией Антиохии — Антакьи. Таким образом, можно констатировать, что, поддерживая сирийскую оппозицию и постмайданные власти Украины, страны НАТО ведут истребительную войну и с Московским патриархатом, и с исторически дружественной России Антиохийской православной церковью. В пользу этого говорит бешенство украинских мусульман-туркофилов, недовольных борьбой с украинскими раскольниками, «Свидетелями Иеговы» (организация запрещена в РФ) и свидомыми исламистами в ЛДНР, а эти республики де-факто признаёт Сирия.

Не стоит удивляться и особой «благодати» украинских раскольников-самосвятов. Об этом проговорился сам первоиерарх ПЦУ Епифаний Думенко во время разговора с пранкерами Вованом и Лексусом в 2018 году:

«Конечно, я за то, чтобы мы начали реформы в церкви, чтоб мы отходили от русской традиции и церковь была открытой и поводырём украинского народа. Мы должны отходить от русской консервативной традиции. У меня позиция, что мы должны быть с людьми… Сейчас надо работать над этим (одобрением обществом ЛГБТ. — П. М.), чтобы украинское общество это воспринимало. Это долгий путь, и мы будем работать над этим. Конечно, мы будет искать ответы на сложные вопросы».

То есть можно констатировать, что Епифаний намерен идти путём Фанара и Рима, скатившихся в обновленчество. Напомним, что папа Франциск продвигает экуменизм, принятие мигрантов-иноверцев и уничтожает многовековую католическую апологетику частной собственности (см. «Русский мир и Ватикан: борьба на выживание, компромисс невозможен»). В этом деле римский первосвященник и его православные единомышленники пользуются поддержкой левых активистов, которые уже открыто говорят о том, что задачами ЛГБТ-движения и феминисток являются уничтожение семьи, частной собственности и национального государства (см. «ЛГБТ и окончательное решение «русского вопроса»). Целью такой политики является концентрация частной собственности у крупного бизнеса и сокращение численности населения стран, подвергающихся ЛГБТ-атакам. Оба эти положения актуальны для Украины, где властвуют олигархи, связанные со странами ЕС и НАТО.

Отметились в Евромайдане и украинские протестанты, что не удивительно благодаря такому распространённому феномену прошлого, как штундизм, — протестантские секты, имевшие с начала XIX века широкое распространение в Малороссии. Самыми активными во время событий Евромайдана 2013−2014 годов оказались баптисты и пятидесятники. Видные баптистские богословы-преподаватели уже в конце 2013 года завуалированно поддержали Евромайдан, призвав обе стороны к миру и осудив действия украинских силовиков. В целом же украинские протестанты поддержали Евромайдан и связанные с ним изменения, а баптист Александр Турчинов даже стал исполняющим обязанности президента Украины и секретарём Совета национальной безопасности и обороны Украины, он же был одним из организаторов карательной экспедиции на Донбассе, переросшей в войну.

В целом же события 2014 года привели к определённому отчуждению между украинскими и российскими протестантами из-за того, что многие протестанты — граждане России всё же в своеобразной форме осудили порядки постмайданной Украины и поддержали действия руководства России, в частности воссоединение с Крымом, а некоторые даже стали оказывать поддержку населению Донбасса в борьбе с украинскими формированиями. Объяснить это можно не только тем, что украинские протестанты считают себя гражданами Украины, но и тем, что огромная община тех же самых баптистов проживает в США — стране, осуществляющей реальное управление Украиной после 2013 года.

Невозможно понять украинство без анализа деятельности неоязычников. Первым украинским неоязычником был уроженец Полтавы член австро-венгерского Союза освобождения Украины скульптор Михаил Гаврилко. Формально же создателями украинского неоязычества считаются Владимир Шаян и Лев Силенко. Примечательно, что Шаян, также контактировавший с ОУН, какое-то время был членом Коммунистической партии Западной Украины, которая поддерживала советскую украинизацию и бешено ненавидела галицких русофилов, уцелевших после Первой мировой войны. В самом факте участия уроженцев Западной Украины в создании неоязычества нет ничего удивительного, так как у тех же гуцулов сохранились сильные элементы языческой религиозности. Лев Силенко, напротив, был уроженцем Кировоградской области и в начале Великой Отечественной войны сражался в составе Красной армии. Опуская вопрос сотрудничества Силенко с Германией и ОУН, отметим, что Силенко основал и поныне существующую организацию «Рун-вера» в США, крупнейшую организацию украинских неоязычников, чья община была впервые зарегистрирована в Чикаго в 1966 году. После 1991 года «Рун-вера» стала действовать и на Украине. Укажем на один важный факт: с «Рун-верой» была тесно связана семья Екатерины Чумаченко, уроженки США и супруги президента Украины Виктора Ющенко.

В украинском неоязычестве наиболее развита идеология отличия украинцев от всех других народов Европы, базирующаяся на псевдоисторических открытиях о тысячелетиях истории украинцев, являющихся чуть ли не создателями древнейших цивилизаций. Украинские неоязычники выступают против всех течений в христианстве, но по политическим причинам они больше всего ненавидят УПЦ МП. Не случайно для борьбы с русским православием свидомые неоязычники почитают киевского князя-язычника Святослава Игоревича. Именно практическая полезность данной идеологии привела к распространению неоязычества среди формирований украинских национал-радикалов, например неонацистский полк «Азов» полностью состоит из неоязычников.

Напомним, что «Азов» пользуется покровительством министра внутренних дел Арсена Авакова. Всё это выгодно странам НАТО, прикрывающимся словесами о свободе и равенстве. Повешенный по приговору Нюрнбергского трибунала Альфред Розенберг куда откровеннее высказался о целях такой политики:

«Мы должны избегать того, чтобы одна Церковь удовлетворяла религиозные нужды больших районов, и каждая деревня должна быть превращена в независимую секту. Если некоторые деревни в результате захотят практиковать чёрную магию, как это делают негры или индейцы, мы не должны ничего делать, чтобы воспрепятствовать им. Коротко говоря, наша политика на широких просторах должна заключаться в поощрении любой и каждой формы разъединения и раскола».

Всё это применимо к современной Украине, где пропаганда экуменизма и толерантности распространяется лишь на конфессии и народы, связанные со странами ЕС и НАТО. Например, в законопроекте президента Владимира Зеленского «О коренных народах Украины» в категорию коренных народов русские не входят, в отличие от крымских татар, крымчаков и караимов, причём согласно этому законопроекту коренные народы имеют право на самоопределение. Это лишний раз доказывает, что Украина — это территория, управляемая странами ЕС и НАТО и являющаяся исключительно антироссийским и антирусским проектом, готовым отдавать свои земли под контроль иных стран. Например, предшественники Зеленского делали всё для того, чтобы Крым стал крымско-татарским государством, управляемым «Меджлисом» и контролируемым Турцией (см. «Украина под турецким крылом: исторические причины»). Аналогично и с другими территориями.

Всё это находит подтверждение в событиях прошлого. Издававшийся в российской Малороссии журнал «Украинская хата», ориентировавшийся на Галицию и Буковину, в 1912 году очень ясно сформулировал настоящий «Символ веры» украинских самостийников всех конфессий:

«Возрождение Украины — синоним ненависти к своей жене московке, к своим детям кацапчатам, к своим братьям и сёстрам кацапам, к своим отцу и матери кацапам. Любить Украину — значит пожертвовать кацапской роднёй».

Эти людоедские признания прямо противоречат принципу «Возлюби ближнего своего как самого себя» и полностью остаются в силе на современной Украине. Они лишний раз доказывают антихристианскую и изуверскую сущность украинства как идеологии, которая по данному параметру совпадает с религиозными обновленцами, феминистками, ЛГБТ-активистами и «борцами» за права инокультурных и иноверных мигрантов.

Таким образом, католицизм имеет непосредственное отношение к становлению и развитию украинства, зародившегося в отпавшей от православия униатской Галиции, веками жившей под иноземным католическим гнётом. Поэтому экспорт поляками и галичанами идей сепаратизма в саму Малороссию был сопряжён с борьбой против канонического православия.

В настоящее время можно констатировать, что за религиозным переформатированием Украины стоят страны ЕС и НАТО. Создание раскольничьей ПЦУ было результатом совместных усилий Фанара, США, католиков обоих обрядов и Турции. Экуменизм и русофобия являются скрепляющими элементами для униатов, римокатоликов и раскольников, что позволяет им совместно работать над отделением населения Украины от России, а также пропагандировать вступление Украины в ЕС и НАТО.

В совокупности это привело к тому, что все вышеперечисленные конфессии, а также протестанты и неоязычники по-настоящему верят в украинскую самостийность и борьбу с Россией, это и есть их настоящая вера. С учётом современного левого тренда в ЕС и НАТО украинская духовность пропитана мерзейшим обновленчеством, граничащим с вероотступничеством, что пользуется поддержкой властей Украины и их зарубежных кукловодов.

Это позволяет констатировать, что на Украине попрание религиозных канонов идёт параллельно с уничтожением всего русского. Поэтому успешная борьба с украинскими раскольниками невозможна без духовного и политического освобождения Юго-Восточной Украины от украинства.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2021/05/26/russkaya-vera-ukrainskie-besy-i-ih-zarubezhnye-kuklovody
Опубликовано 26 мая 2021 в 14:46
Все новости
Загрузить ещё
Опрос
Как изменятся отношения между Россией и США по итогам встречи Путин — Байден?
Результаты опросов
Актуальные сюжеты
ВКонтакте