Меню
  • USD 74.01
  • EUR 89.87
  • BRENT 68.83

Армяно-российские отношения: от эмоций и мифов к прагматике — СМИ

Владимир Путин и Никол Пашинян. Иллюстрация: news.myseldon.com

Армянские СМИ и соцсети бурно обсуждают голосование в Парламентской ассамблее Совета Европы (ПАСЕ) по включению в повестку обсуждений вопроса об армянских пленных в Азербайджане. В частности, как пишет Айк Халатян на страницах армянского издания VERELQ, кривотолки вызвало голосование российской делегации, несколько депутатов из которой проголосовали против принятия соответствующей резолюции. Пока окончательно не ясно, почему ряд российских депутатов проголосовали против в столь чувствительном для армянского общества вопросе. Но в любом случае это голосование удобный случай проанализировать ситуацию в отношениях двух союзных стран, считает автор материала.

Можно начать с того же ПАСЕ и в целом межпарламентского сотрудничества. В правящем блоке «Мой шаг», представители которого руководят армянскими делегациями в разных структурах и межпарламентской комиссией по сотрудничеству с Федеральным Собранием РФ, мало людей нормально владеющих русским или, тем более, понимающих российские реалии, специфику, способных найти общий язык со своими коллегами из России. Причём эта проблема касается не только законодательной власти, но и исполнительной. Выходцам из западных НКО или лицам, которые до прихода к власти обвиняли Россию в разных смертных грехах (как, например, председатель постоянной комиссии парламента по вопросу обороны и безопасности Андраник Кочарян), чисто ментально трудно найти общий язык со своими российскими коллегами. А без этого не наладить эффективного сотрудничества на разных площадках. Свидетельством чего стали скандалы с голосованием по вопросу возвращения России в ПАСЕ или внесения в повестку вопроса армянских пленных.

К слову, многие в Армении, и в первую очередь действующая власть, пытаются сделать именно Москву главным ответственным за возвращение пленных. Дабы скинуть с себя ответственность за неспособность решить эту проблему и допущенные в этом грубые просчеты даже после войны. Ведь иначе не объяснить никак, почему несколько десятков армянских военнослужащих попадают в плен (а также сдаются села Хцаберд и Хин Тагер) спустя месяц после завершения боевых действий и подписания премьер-министром Николом Пашяняном трёхстороннего заявления. Почему армянская сторона сразу вернула Баку убийц Дильгама Аскерова и Шахбаза Гулиева или тайком возвращает попавших в плен после войны азербайджанских солдат, о чем армянская общественность узнает случайно из публикаций Минобороны РФ. Или почему Пашинян, заявляя о приоритете для армянской стороны вопроса возврата пленных, 11 января на трёхсторонней встрече в Москве подписывает новое соглашение о разблокировании коммуникаций в регионе без какой-либо увязки (или хотя бы упоминания) с этим вопроса возврата пленных.

И тут мы приходим к ключевому моменту в армяно-российских отношениях — интересы двух стран совпадают по очень многим стратегически важным вопросам, но есть и вопросы, по которым они не совпадают и не могут совпасть. Для России, например, важны отношения с Турцией и Азербайджаном, которые являются для Армении враждебными государствами. И Москва не будет отказываться от них даже ради союзной Армении. Как и Ереван не будет идти ради России на разрыв отношений с Западом. В этой связи надо понимать, что учитывая заинтересованность Москвы в усилении своего влияния на Баку, наивно ожидать, что российская сторона будет занимать в вопросе возврата пленных более жёсткую позицию, чем Ереван. И если армянские власти не ставят жестко вопрос, готовы работать по другим вопросам, в частности разблокировке коммуникаций без увязки с возвратом пленных, то Россия тем более готова так работать. Хотя надо отметить, что все возвраты пленных случились благодаря усилиям именно российской стороны.

Однако, именно эти завышенные ожидания от России и вызывают разочарование в армянском обществе. Тем более на фоне того, что союзник Азербайджана Турция приняла самое деятельное участие в недавней войне, сыграв важную роль в победе Баку. Российские эксперты объясняют это тем, что в отличие России, Турции не надо было думать, как её действия отразятся на отношениях с другой стороной конфликта. И что все свои союзные обязательства перед именно Республикой Армения она выполнила: не допустив открытой агрессии против территории Армении, а также оказав большую помощь в вопросе поставок вооружения и боеприпасов.

Примечательно, что зачастую эти завышенные ожидания от России раскручивают в армянском обществе, а затем пытаются сыграть на разочаровании от несбывшихся надежд, обвинить её в предательстве те прозападные СМИ, политики и эксперты, которые до этого делали все, чтобы испортить отношения с Москвой. К примеру, можно вспомнить критику России во время войны со стороны бывшего советника Пашиняна по внешнеполитическим вопросам Арсена Харатяна. Человека, который, по мнению российских СМИ, пролоббировал арест генсека ОДКБ Юрия Хачатурова. А согласно «сливам» азербайджанской стороны, именно он вёл тайные переговоры с Баку от имени Пашиняна в тайне от России и Минской группы ОБСЕ. А сам Пашинян, отрицая факт тайных переговоров, за два дня до войны пригрозил Ильхаму Алиеву: «если мы перейдем на это поле, начнем распространять конфиденциальную информацию, то боюсь, что после этого внутриполитическая ситуация в Азербайджане будет окончательно дестабилизирована». Но ни до войны, ни даже во время войны, так и не опубликовал эту «конфиденциальную информацию», которая грозила «окончательно дестабилизировать» ситуацию в Азербайджане.

Эти же прозападные силы в своей борьбе с российским влиянием в Армении все последние годы активно внушали армянскому обществу, что турецкая угроза преувеличена, что её раскручивает Москва, дабы пугать армян и сохранить под своим контролем Армению. Что «турки уже не те» и Запад в лице США и НАТО не допустят агрессивных шагов Турции против Армении, поэтому армянам не стоит опасаться шагов, которые могут привести к ухудшению отношений с Россией.

К слову, эти же прозападные силы пытаются провести аналогию между результатами войны осенью 2020 года и событиями 1920 года — сотрудничеством большевиков и кемалистской Турции. И звучат обвинения в адрес большевистской России, что они не помогли дашнакам — союзникам враждебной для себя Англии и Антанты. Странный парадокс — виноваты в поражении войне с Турцией и крахе Первой республики не её союзники из стран Антанты, которые ничего не сделали для претворения в жизнь ими же подписанного Севрского договора, а большевистская Россия, которая боролась против той же Антанты и не имела никаких обязательств перед дашнакской Арменией.

Но события 1920 года не стали уроком для армянских властей. Вместо осознания суровых реалий и циничности международных отношений, о возможных болезненных последствиях в случае неправильных геополитических расчетов, Пашинян и его команда жили в каком-то своем выдуманном идеальном мире, а не в таком сложном и конфликтном регионе, как Южный Кавказ. Поэтому всего за два месяца до войны уверено внушали армянскому обществу, что международное сообщество (в их понимании — это Запад) не допустит участия Турции в конфликте. Или заявляли, что Россия должна адаптироваться к сложившейся в Армении после «бархатной революции» ситуации. Проводя «маски-шоу» в российских компаниях или показательно отказавшись в прошлом году от финансово выгодного российского кредита на продление сроков работы Армянской АЭС, не очень скрывая, что это было сделано именно по политическим причинам (притом во время уже начавшейся пандемии и серьёзных экономических проблем в стране, и на фоне попыток получить кредиты у международных финансовых организаций). Особо стоит отметить вопрос с приобретением вакцины от коронавируса, что за последний год стало одним из главных индикаторов геополитических симпатий той или иной страны. Примечательно, что до войны тогда ещё министр здравоохранения Арсен Торосян в своих публичных выступлениях, например на заседании правительства, по странному совпадению упоминал лишь западные вакцины, забывая о российских или даже китайских разработках.

Что касается войны 2020 года, то, как уже отмечалось выше, Москва оказала Еревану большую военно-техническую поддержку, а также не допустила вторжения противника на международно признанную территорию Армении. Но странно обвинять Россию в том, что она прямо не приняла участие в войне в Арцахе на фоне того, что сама Армения, будучи гарантом безопасности Арцаха, не только не признала независимость НКР даже во время войны, но отказалась проводить полноценную мобилизацию и использовать весь свой военный потенциал для защиты Арцаха. И вольно или невольно складывалось впечатление, что Пашинян делал все, чтобы проиграть войну и сдать Азербайджану весь Арцах, чему помешало экстренное вмешательство российской стороны и ввод миротворцев.

Если же прокомментировать геополитические итоги последней войны, то надо признать, что если соглашение от 9 ноября 2020 года стало дипломатическим достижением России, то сама война стала успехом региональной политики Турции. Показавшей всему миру, что в зоне российских интересов с Москвой можно говорить языком силы. И что у стран региона есть выбор лишь между российским или турецким влиянием. И что «путь на Запад» в Южном Кавказе означает путь к Турции (о чем очень наглядно свидетельствует пример стремящейся в ЕС и НАТО Грузии).

Возвращаясь к теме армяно-российских отношений, их перспективам, армянским властям и обществу надо отказаться от эмоций, зачастую мешающих делу, а больше руководствоваться прагматизмом и реал-политик. Армянской стороне надо четко очерчивать свои «красные линии» (безопасность и независимость Арцаха, деоккупация его территории хотя бы в рамках бывшей НКАО, неприкосновенность и безопасность, в том числе экономическая, Сюника и др.), прямо и четко объяснять российским партнёрам свою позицию, а в других вопросах вести гибкую политику, чтобы не стать жертвой геополитической борьбы между глобальными и мощными региональными игроками. Надо понимать, что возможности комплементарной и многовекторной политики сведены сейчас к минимуму, и не только для Армении. В идущем сейчас жёстком геополитическом противостоянии и Россия, и США, требуют от своих союзников и партнёров определяться в приоритетах, каким бы трудным и болезненным этот выбор не был для данных стран.

Однако Пашинян пока не хочет или просто не понимает правил работы с Россией, недопустимости «двойной игры» с Путиным. С одной стороны он поёт дифирамбы России на встрече в Москве с Владимиром Путиным, а через несколько часов на встрече с представителями армянской общины РФ, считая, что никто не записывает её, пытается выставить Россию главной виновницей начала войны в Карабахе. А его депутаты, чтобы оправдаться перед общественностью за распространение ложных слухов о возврате из Баку группы армянских пленных, начинают атаку на командующего российскими миротворцами в Арцахе Рустама Мурадова за его слова о том, что власти Армении вводят собственное население в заблуждение в вопросе возврата пленных. Что опять же, фактически является попыткой депутатов «Моего шага» дискредитировать Россию в глазах армянской общественности. И после этого следует голосование в ПАСЕ по включению в повестку вопроса армянских пленных, во время которой российская делегация не занимает странную позицию — часть депутатов воздерживается от голосования, а часть, в частности некоторые тесно сотрудничающие с Баку депутаты, голосуют против.

А пока на подходе новый повод для возмущения армянской общественности — возможное участие азербайджанской делегации в заседании межправительственного совета Евразийского экономического союза (ЕАЭС) в Казани 29—30 апреля. Армянская сторона, обладающая правом вето в организации, никак не озвучивает свою позицию по этому вопросу. И не исключено, что это молчание будет расценено Россией другими странами ЕАЭС, имеющими хорошие двухсторонние отношения с Азербайджаном, как фактически согласие на участие Баку. А сами армянские власти и Пашинян затем постараются постфактум выставить Россию главной виновницей произошедшего. Притом, что любая нормальная власть, руководствующаяся интересами своей страны и способная сказать «нет» и объяснить причины своего решения Москве (как это делалось ранее по вопросу признания Абхазии и Южной Осетии), будет против участия Баку в ЕАЭС без окончательного решения карабахского вопроса с учётом армянских интересов. Или, хотя бы, попытаться что-то получить взамен участия азербайджанской делегации на этом заседании Межправсовета ЕАЭС, например добиться от Баку освобождения армянских пленных.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2021/04/22/armyano-rossiyskie-otnosheniya-ot-emociy-i-mifov-k-pragmatike-smi
Опубликовано 22 апреля 2021 в 16:00
Южная Осетия
Все новости
Загрузить ещё